Заметка «Стихотворения Джеймса Дугласа Моррисона» (страница 1 из 2)
Тип: Заметка
Раздел: О культуре
Автор:
Оценка: 5
Баллы: 4
Читатели: 213 +1
Дата:
Предисловие:
Джимми Моррисон
(8 декабря 1943, Мелборн, Флорида — 3 июля 1971, Париж, похоронен на кладбище Пер-Ляшез)
The Doors
Ссылка

Стихотворения Джеймса Дугласа Моррисона

Пустыня
Перевод © К.С.Фарай, 1998


Открывая сундук
    – Мгновенье внутренней свободы,
    когда разум раскрепощен
    и вселенная – как на ладони,
    и душа – пьяная и помраченная
    может странствовать в поисках
    наставников и друзей.

Кто-то листья...
    Кто-то листья в саду подметает
    собирает их в кипы, в огромные кучи
    и, облокачиваясь на старые грабли,
    сжигает все без остатка.
    Аромат до окрестного леса доходит,
    где прячутся дети и чувствуют
    запах, которому суждено
    стать ностальгией через несколько лет.

Волк ...
    Волк
    живущий в пещере
    пригласил меня выпить
    своей ледяной
    Воды
    Не расплескивать
    и не мыться
    но оставить солнце
    и познать
    знойную сухую пустыню
    и бесчувственных людей
    играющих там.

Сирены
    Полночь –
    преступное превращение в лесу наказаний –
                ужи, свистящие кастаньеты.
    Уведите меня из зала зеркал.
    Ненавистных стекол.
    Вы та самая!
    Или очень похожи
    на ту, кто не мог быть

                  похожей ни на кого.

Голос Змеи...
    Голос Змеи –
          сухое шипение старости и пар
                    меж золотых листьев –
              старинные книги в разрушенных
                      Храмах.
    Страницы ставшие прахом.
    Я не вмешаюсь.
    Я не войду.
    Войдешь, – сказал мне тихо...
    старик появился и
          поплыл в усталом танце
          среди повсюду разбросанных мертвых.
    Нежно они колыхались.

Послушник…
    послушник
    Шрам
    смерть
    Магия
    Тюрьма
    Сад
    Защита
    Принцесса
          Грусти
    Дикий Ангел
    танцующие крылья
          зависти
    Зовут меня
    Завтра
    Кости
    Падение
    Золотой
    Выход

Под водопадом
    вниз
            вниз
                    вниз
                            вниз
                                    вниз
                                            вниз –
                                                сойдя в глубину
                                                        подземелья
    Дети пещер зажигают
    Свои маленькие огни.

Кассандра у колодца
    Помогите! Помогите! Спасите нас!
    Спасите нас!
    Мы гибнем, друг, сделай что-нибудь.
    Ты! Выведи нас отсюда!
    Спаси нас!
    Я гибну...
    Что мы отказались совершить?
    Что мы не сделали, друг, зачем мы
    оказали
                Помощь?
    Это наш конец, друг,
    Я люблю тебя, друг,
    Я люблю тебя, друг,
    Я люблю тебя потому, что ты это – ты.
    Но ты должен спасти нас, друг,
    Ты должен спасти нас; что
    мы сделали?..

Я безмерно…
                      Я безмерно
    обеспокоен
    твоими глазами.
                      Я поражен
    мягкостью
    твоего
    ответа –
    звук стекол
    молниеносно
    вмещает
    и прячет
    то, что твои глаза
    бьются объяснить.

Все человеческое…
    Все человеческое
          уходит
              с ее лица.
    Скоро она исчезнет
          в холодной
                растительной
                        гуще.
    Останься!
    Моя Безумная любовь!

Я не приду никогда...
I
    Я не приду никогда,
    Я никогда не приду.
                В бездну, где
    под винным дождем
    ястреб зерна клюет.
    Весь труд лжив.
    Суета рассыпается
    в тающем брюхе.
    Плавится
                сила
    в улыбке скупой...
    Оставляя лишь камни
    под солнцем.
II
    Теперь ты ушла
                одиноко
    в пустыне бродить
    и я остался один
    в городской тишине,
    где девушка в черном
    подходит к машине,
                  и нехотя
    ищет ключи;
    Теперь когда ты ушла,
    или растаяла, я
    сижу и, слушая транспорта рев,
    зову в эту тихую,
    злобную комнату
    мертвую тень –
                      силуэт
    напоминающий Время.
    Взлет и паденье! Паденье и взлет!
    Словно больной
    электрический сон.
    В унылом краю,
    где каждый
    жаждет любить
    ее плоть.
    Они опустошат ее жизнь
    как сердце актера,
    вопьются ей в душу
    со всех сторон, выплавляя
    для меня ее образ.
    Так мне и надо –
    величайшему из людоедов.
    О усталое будущее,
    дай мне уснуть...
    Пусть продолжится хворь.

Оградить мой...
    Оградить мой священный огонь
    Я хочу. Быть простым, черным и чистым
    В тусклом «ничто».
    Прошу –
    Зеленое море,
    Дымку –
    как для ребенка сладость
    Рождественских снов
    без пробуждения.

Ангел бегущий…
    Ангел бегущий
    В лучах света
    По комнате
    Призрак спереди
    Тень сзади нас
    И каждый раз остановка
    Падение

Появление дьявола…
    Появление дьявола
    у канала в Венеции.
    Пробегая, видел я Сатану
    или Сатира возле себя –
    тень во плоти
    моей внутренней сущности. Бегущей,
    Знающей.

Спичечный коробок…
    Спичечный коробок,
    Неужели ты реальнее меня?
    Я сожгу тебя, и выпущу на волю.
    Рыдания горькими слезами.
    Чрезмерная осторожность –
    Я не забуду.

Пустыня...
    Пустыня
    – алая, ярко голубая
    и болотно зеленая.
    Пустое зеркало.
    Пруд серебристый.
    Вся Вселенная –
    единая плоть.

Это мой лес...
    Это мой лес –
            проволочное море.
    Гоготанье видений –
            мое пламя.
    Деревья – люди,
            изобретатели.
    Племя фермеров
            в воскресный день.
    Боги – директора.
            Фотоаппараты,
    греческие кентавры
            во вспышке:
    спускаются тихо,
            величественно
    ко мне –
              как сказочный клоун
    в гигантский
              глаз солнца.
    Большая опасность – там
            в изгибе бедра.
    Карающий палец –
            хозяин.

Процветание...
    Процветание
                        богоподобных людей
    в приглушенном воздухе
                        покажется
                                        странным
    вошедшему человеку
    определенного роста.
    Но ведь и у нас не останется
                      ничего ценного
    когда Он уйдет.

Страх – это балкон…
    Страх – это балкон, по которому
                  северный ветер скользит.
    Лицо у окна
                  превращается в лист.
    Орел, предчувствуя беды свои,
    Величаво парит в облаках.
    Кролик сияет в ночи.

Дыра в облаках…
    дыра в облаках
    где прячется разум
    Пагоды – храмы
    в невинной надежде ребенка
    зверя в туннеле
    узнаем по свету,
    что он излучает
    Злые слуги
    саваны стелют повсюду

Конец мечты…
    Конец мечты наступает тогда, когда
                      это нужно
    всё есть ложь
    Будда сможет простить меня,
    Будда сможет

Спасибо, О Боже…
    Спасибо, О Боже,
    За слепой белый свет!
    Город встающий из мрака –
    Голова раскалывалась от мигрени,
    из которой рождалось будущее.

Когда я оглядываюсь…
    Когда я оглядываюсь
          на свою жизнь,
          то поражаюсь количеству
                          открыток,
    не получившихся фотографий,
    выцветших календарей –
    Времен, которых я не помню.

Когда б я мог...
    Когда б я мог
            услышать
    щебетанье
                      воробьев
    и осознать, что
            юность и любовь
    ко мне вернулись...
    когда б я мог
            почувствовать,
    что возвращаюсь
                      вновь
    к тем, кого знал
            и к тем, кому я
                        верил,
    я б принял смерть
            безропотно.

Поклонение ящерице
    На улицах львы, снуют
    бездомные псы по жаре.
    Зверь посажен в клетку
    в сердце города.
    Труп его матери
    Гниет в теплой земле.
    Сам же он скрылся.
    Поехал на Юг.
    Пересек границу.
    Оставил путаницу
    И хаос где-то
    У себя за спиной.
    Наутро проснулся в зеленом отеле –
    Странное существо стонало подле него.
    Пот струился по скользкой блестящей коже.
    Все ли в сборе? (3)
    Церемония скоро начнется.
    Проснись!
    Ты не помнишь где это было.
    Прошел ли тот сон?
    Змея – бледная, в золотистых морщинах.
    Мы боялись коснуться ее.
    Простыни – жаркие, влажные тюрьмы.
    Она лежала со мною – старая,
    Нет – была еще юной.
    Ее темно-рыжие волосы.
    Белая мягкая кожа.
    А теперь сбегай к зеркалу в ванную
    И погляди!
    Она приближается.
    Я не могу выдержать медленные столетия
                  ее движений.
    Я, сползая щекой
    По блестящему нежному кафелю,
    Чувствую близость отравленной крови.
    Шипящие змеи
                    дождя...
 
..............................................................
    Прежде я любил играть,
    В свои мысли проникать.
    Ту игру ты можешь смело
    Сумасшествием назвать.
    Если хочешь поиграть,
    Закрой глаза, не вздумай спать,
    и все на свете позабудь,
    иную постигая суть.
    Ведь у игры той правил нет.
    Закрой глаза, забудь себя.
    И вместе мы найдем ответ –
    С тобою рядом буду я.
    Играть несложно эту роль.
    Проникни внутрь, минуя боль,
    В края где не идут дожди...
    Дождь падает на городские крыши,
    Над головами нашими звенит
    И в лабиринты ручейков стекает,
    Где неземные голоса мы слышим
    Незримых обитателей холмов,
    Где злобные рептилии кишат
    В сухих пещерах и сырых низинах.
    (Каждый дом напоминает гниль.
                  Автомобиль как крепость неприступен –
                              и гонит утро прочь.
    Все спят, ковры беззвучны, зеркала
                  пусты, слепая пыль
                                под ложами
    Законных брачных пар, чьи дочери,
                    измазанные семенем, лежат
                                  уткнувшись в мертвые
                                            соски.)
    Стой!
    Произошло убийство.
                            (сирена)
    (Помалкивай и не гляди вокруг.
    Перчатки с веером не выпускай из рук.
    Мы уезжаем, друг –
    Пускаемся в бега.
    Я увезу тебя отсюда навсегда.)
    Чтобы землю не топтать,
    Чтоб на солнце не смотреть.
    Знаешь, нам с тобой
    Надо бежать, бежать, бежать –
    Нам надо бежать.
    Дом на вершине холма.
    Притаилась луна.
    Ветер безумный стонет,
    Среди деревьев тонет.
    И нечего больше ждать –
    Нам
    Надо бежать.
    В особняке на вершине холма
    В богатых палатах комфортно и скучно.
    Здесь красные стулья и медные ручки –
    ничего не узнаешь пока не войдешь.
    Труп президента в машине гниет.
    Работает двигатель наш на клею.
    Пойдем же скорее, дорога зовет
    На Восток, представляться Царю.
    У озера ночью бродяги снуют.
    Дочь пастора нашего любит змею,
    Что живет у дороги в глубоком колодце –
    Девочка, мы почти дома.
    Солнце Солнце Солнце
    Жарко Жарко Жарко
    Скоро Скоро Скоро
    Луна – Луна – Луна
    Я тебя достану
    Скоро
    Скоро
    Скоро
          (Вопль)
    Пусть праздничный колокол бьет!
    Пусть змея нам поет!
    Пусть сбудется все!
                (Колокола)
    Светомаскировка
    Ночь Пустыня
    Голос Огня
    «Мы идем вдоль рек и скоростных шоссе,
    Мы идем из лесов, минуя водопады,
    Мы идем через Карсон и Спрингфилд,
    Мы идем из Финикса с лаврами.
    И назову тебе Царства поименно.
    И расскажу тебе все, что ты знаешь –
    Внимая пригоршне безмолвья –
    Взбираясь в юдоли теней».
                Звуки Огня
    (свистки, трещотки, кастаньеты)
    «Я – Царь Ящер!
    Я


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     21:05 16.06.2023 (1)
Джимми Моррисон - абсолютная рок-икона, но зачем же вываливать на читателя столько его стихов? Вполне достаточно было и одного линка на его тексты - кто заинтересуется - почитает. А так - перегруз.
Вы явно обожаете "Двери". А я вот - не особо. Если уж торчать от хиппизма, то тут, пожалуй, Роберт Плант лучше всех. В "Лестнице" он - ОБРАЗЕЦ хиппи. Помню, сто раз перекопированные фотки Зеппов были самыми мАнкими для нашего поколения. Потом шли хлопцы из Black Sabbath. Потом - "Тёмно-лиловые". Но никогда не видел, чтобы кто-то из НОРМАЛЬНЫХ пацанов вешал "Самоцветы" над кроватью.
     22:42 16.06.2023
Ничего: много - не мало, пусть читают.
Жаль, не в оригинале, а я не знаю так язык.
Я был на его могиле в апреле 2012, кинул сигарету.
Я не поклонник конкретно Дорс, хотя есть вещи, просто на лит-сайте пусть прочтут стихи - может быть, кто-то задумается над своим уровнем.
Да и сам не читал, читаю.
Книга автора
Жизнь и удивительные приключения Арчибальда Керра, английского дипломата 
 Автор: Виктор Владимирович Королев
Реклама