Сбоник стихов "ФИЛОВСКИЕ ИСТИНЫ"
Тип: Стихи
Раздел: Лирика
Тематика: Без раздела
Автор: Александр Шнайдер
Баллы: 4
Читатели: 782
Внесено на сайт: 10:02 18.07.2009
Действия:

Сбоник стихов "ФИЛОВСКИЕ ИСТИНЫ"

ПРОПИСНЫЕ ИСТИНЫ

Один глоток как не тяни
На долго все-таки не хватит.
Одна свеча как не темни
За два часа себя истратит.
Секунда - это же пустяк
Минутой никогда не станет.
В колодец, если он иссяк
Вода уж больше не заглянет.
Однажды сказанная ложь
Доверья к вам не преумножит.
И там где на аркане вошь
Там денег просто быть не может.
Одна мечта как не мечтай
Счастливым сделает едва-ли.
И идол как не почитай
Живей не кажется с годами.
Добром оправданный обман
Горькую правду не заменит.
Разбитый вдребезги стакан
Никто и никогда не склеит.
В боях потерянную честь
Интригами не завоюешь.
Как не звучит прекрасно лесть
За ней ты яд змеиный чуешь.
Прощаясь в руки взяв пальто,
За стол садиться вновь нелепо…
Сомненье вызывает то
Во что другие верят слепо.



     СТОЯЛ И НИЧЕГО …

Стоял и ничего не делал,
И сделал лучшее что мог.
В накинутом халате белом
И в глянце хромовых сапог.
Он замер в неудобной позе,
Как будто умер на ходу.
Из глаз сквозившая угроза
Воспринималась наяву.
Он был до сорока, не старше,
И неестественно седым,
Полжизни проведя на марше,
Он не казался молодым.
Познавший взлеты и падения,
Всегда держался на ногах.
Не отличавшийся терпением,
Служил на совесть не за страх.
И вот, запас всех слов истратив,
Сплетя из них несложный слог,
Стоял в накинутом халате
И делал все, что только мог.



     Пешкина свобода

У Пешки есть своя карьера,
Честолюбивая, не в меру,
Мечтает стать Ферзем на поле,
И, обретя в хожденье волю,
Быть независимой и гордой,
Великодушной, благородной.
Но главная мечта - свобода,
Которой не имела сроду.
Не дать достигнуть этой цели
На поле многие хотели.
Коль есть враги, так есть друзья.
Их с поля сбрасывать нельзя.
И под прикрытьем этой рати,
Которая погибла, кстати,
Она за шагом шаг шагала,
И, наконец, в Ферзи попала.
Но так обманчив был успех,
Сильнее всех, свободней всех!
Но это все мираж в пустыне.
И ходит Пешка-Ферзь отныне,
Чтобы напасть иль защититься,
И ей опять свобода сниться.
Законы поля таковы:
Вас срубят, иль рубите вы.
Ну а свободу в чистом виде,
Пока еще никто не видел.



   Скрипка, Тромбон и Тромбонист

Влюбился в скрипку Тромбонист,
Не правда ли причуда?
Был знаменитый он артист,
Тромбон его был чудо!
Такие звуки извлекал
Артист из инструмента,
Ликуя, зритель привставал,
В преддверии момента.
А он, купаясь в славе той,
Мечтал о стройной Скрипке,
Как прикасается рукой
С блаженственной улыбкой,
Как трепетно ее смычком
И ощущая нежность
Он в единении таком
Вступает в неизбежность:
Цветы, овации, восторг
В сто крат сильней, чем ныне.
И для него она как бог,
Как нежная святыня.
И он все бросил, Скрипку взял,
И Скрипка зазвучала,
Но всеж не так как он мечтал,
Чего-то не хватало.
А он все гнался за мечтой,
Мечта все уплывала.
И в день обычный, никакой
Мечта его сломала.
Упал, душа его в разнос,
Тромбон был рядом, благо,
И он дышал, как дышит пес,
Поняв, что рядом влага,
Тянулся из последних сил,
Достать Тромбон пытался.
Тромбон измены не простил,
Где был там и остался.

   

    Скульптурная композиция

Он думал, что умел ваять,
Из глины, камня, даже воска,
Он мог работать и не спать,
При этом, не теряя лоска.
Его работы нарасхват,
Скульптуры были нынче в моде,
И даже несколько наград
Пылились в ящике, в комоде.
И он решил, что час настал,
Его идея посетила.
Он композицию ваял,
В которой сразу трое было.
Влюбленные шли в неглиже,
На поводке вели собаку.
Казался простеньким сюжет,
Но продаваться будет в драку.
И он творил, и он лепил
Самозабвенно, в отрешенье.
Он просто ненормальным был.
Не замечая истощенье.
Он на одном дыханье жил,
Останови, умрет мгновенно,
Но неудачи рок кружил,
Все ниже, ниже постепенно.
Но он пока в ударе был,
Влюбленные легко ваялись,
Черед собаки наступил,
Черты собаки не давались.
Казалось бы, совсем чуть-чуть,
И композиция готова,
Но ускользала жизни суть,
И он лепил собаку снова.
И с каждым разом результат
Был ниже всяких ожиданий,
И неуверенности яд
Съедал энергию стараний.
Он сдался, бросил все, ушел,
Туда, где свежий воздух, ветер,
И было так нехорошо,
Как никому на белом свете.
Он был как будто в забытьи,
А время, в параллельном мире,
И все хвалебные статьи
Остались где-то там, в квартире.
Он шел, искал, не находил
Ответы на свои вопросы,
А рядом чей-то пес бродил,
Бездомный видно, не расчесан.
Он взял его к себе домой,
И накормил, и даже вымыл,
Он с псиной был самим собой,
Не зная даже его имя.
Он встал, почувствовав вину,
Легко, естественно и просто
Слепил, притом всего одну
Собачку маленького роста.
Пес получился, как живой,
Еще мгновенье и залает,
Смешной лохматой головой
Он в знак приветствия кивает.
И щурятся его глаза
Сквозь ниспадающие брови.
Погладить хочется, нельзя,
Укусит вдруг, а вдруг до крови?
Казалось, что хотел, слепил,
И скульптор был собой доволен,
Собачий образ главным был.
А люди, приложенье, что ли.
И даже это неглиже
Уже никак не возбуждало,
И мысль, поймав на вираже,
Он сделал то, что не хватало.
И в результате этот пес
Один стоял на лобном месте,
И смысловой поток он нес,
Пожалуй, больше, чем все вместе.



     Движение(из серии Выбор)

Внизу стоящий, смотрит вверх,
И хочет в небе раствориться.
Там, наверху его успех,
И он желает быть, как птица.
А кто-то наверху стоит,
И смотрит вниз, глотая зависть,
Внизу совсем другая жизнь,
Хочешь, один, а хочешь, в стае.
А кто-то есть посередине,
Не знает вниз иль вверх хотеть,
Он думает, что дышат в спину,
Так прыгать, или же лететь?
И каждый что-то выбирает,
Иль до сих пор еще стоит.
Кто ползает, а кто летает,
И этим очень дорожит.
Но многие еще в движении,
Иначе говоря, нигде,
Ведут локальные сражения
На суше, в небе, на воде.
И там успех попеременный,
Кто на коне, кто под конем.
Не скучно все же во вселенной.
А где же я? Скажу потом.



     Хрусталь (фантазия)

Дубовый стол, четыре стула,
В узорах скатерть, а на ней,
Стоит сервиз, весьма понуро,
Обычный, с виду без затей.
Он служит для еды исправно.
Удобен, в обращенье прост,
Не для обедов элитарных,
До них он видно не дорос.
И вот однажды, вдруг, внезапно
Пришли незвано на обед…
А для сервизов импозантных
Нет времени и места нет.
В последний миг, идея чья-то,
На стол доставили хрусталь,
От солнца пламенем объятый,
Хрусталь воспламенил эмаль.
И засверкал сервиз привычный,
Изящную подставив грань,
Красивый, яркий, эстетичный,
Похожий на святой Грааль.
С тех пор хрусталь и тот сервиз
На стол дубовый ставят вместе.
Такой простой судьбы каприз,
Конец счастливый этой песни.


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Реклама