Родниковая вода
Тип: Стихотворение
Раздел: Лирика
Тематика: Мистическая лирика
Сборник: Сказочное
Автор:
Баллы: 16
Читатели: 385
Внесено на сайт:
Действия:

Родниковая вода

"Испей родниковой воды из ковша,
Такой ты не встретишь нигде", -
Она говорила со мной, чуть дыша,
Слегка прижимаясь ко мне.

И эта вода впрямь была хороша,
Всегда придавала мне сил,
Когда уходил я в луга не спеша,
Где сено до ночи косил.

Однажды ушёл я туда на заре,
А ветер принёс нам беду.
Не сразу заметил я дым на горе.
Всё дальше пошло, как в бреду.

Как яркий костёр, разгоралось село.
Кочевников целая рать
В далёкой степи снова село в седло,
Чтоб грабить здесь и убивать.

И я прибежал - ни копья, ни меча,
А рядом кружил великан.
Чуть сзади, на пегом коне, хохоча,
Сидел ханский сын Курулькан.

Я видел, убили невесту мою,
Родительский дом был сожжён.
Меня одного привязали к коню,
И в степь потащили, в полон.

Зачем, для чего, я им нужен живой,
Понять я в то время не мог.
Но вскоре я стал целоваться с травой,
Валясь от усталости с ног.

Кочевники нехотя сбавили темп,
Дорога трудна и долга.
Широкой тогда показалась мне степь,
Но там легко встретить врага.

Заметив вдали, как идёт караван,
Решили устроить грабёж.
Да только ошибся в тот раз Курулькан -
Их встретили стрелы, как дождь.

И шкуру спасая, он скрылся вдали,
Меня же забрали купцы.
Ведь где-то у моря у них корабли,
А там нужны были гребцы.

Попасть на галеры - не лучший исход,
Но я для них - просто товар.
Торговцы был мне неизвестный народ,
Я раньше таких не встречал.

У них было много таких-же как я,
Невольников с разных земель.
Кормили нас плохо в течении дня,
Но к морю дошли без потерь.

Сидел на скамейке, прикованный к ней,
Работал в галере веслом.
Горела спина от ударов плетей,
И стал забываться свой дом.

Однажды пошёл у нас слух от кормы,
И ужас тот памятен мне.
Была это смерть от бубонной чумы,
И паника на корабле.

Чуме свою дань заплатили сполна -
Гребец ли ты, воин, купец.
По всем, как косой, пробежалась она,
И был одинаков конец.

А я вспоминал свой разрушенный дом,
И воду ту, из родника.
Когда, наконец, я очнулся с трудом,
Оковы теряет рука.

Я так исхудал, я был голоден, слаб,
Но я был свободен теперь.
На палубе понял - я больше не раб,
А просто израненный зверь.

И кроме меня ведь не выжил никто,
Там трупы, вороны и смрад.
Оружие, золото было, вино,
Приличный нашёл я наряд.

Добраться на берег хватило мне сил,
Но было идти тяжело.
Коня у кого-нибудь я бы купил,
Но мне не попалось село.

Еды было мало, но всё же окреп
Я даже на скудных харчах.
Ах, как же давно я не ел ржаной хлеб,
И кваса нигде не встречал.

Но раз от чумы умереть не дано,
То голод не сгубит меня,
Ведь где-то вдали, за густой пеленой,
Увидел я отблеск огня.

Добраться туда удалось через день.
И в город за серой стеной
Вошёл я спокойно, без лишних проблем,
Всего за один золотой.

Чужие здесь люди, чужая страна,
Ничто не удержит меня.
Но мысль в голове поселилась одна,
Когда покупал я коня.

Мне вспомнился вновь наш холодный родник,
И девушка с русой косой.
Как сеяли лён, и отец не старик,
И я бегу в поле босой.

А тот, кто разрушил мой солнечный мир,
Возможно, живёт и сейчас.
Я всё это время тем только и жил -
Ему отомстить за всех нас.

Теперь я свободен и вооружен,
Так просто меня не возьмёшь.
И в ход я пущу, если будет резон,
И силу, и деньги, и ложь.

Немало проехал по миру я вёрст,
По лесу, в степи и в горах.
Нашёл средь туманов, метелей и гроз
Места, где кочует мой враг.

Весной отыскать Курулькана в степи
Пытаться я даже не стал,
Но место нашёл где зимуют они,
Сгоняя овечьи стада.

За лето срубил небольшую избу,
Река где идёт в поворот.
Из леса, что рос на крутом берегу,
Был виден единственный брод.

Они так давно перешли на грабёж,
Что сено косить не с руки.
Всё лето идут за обозом обоз,
Сходясь у спокойной реки.

На них нападать я не думал один,
Кругом недовольных полно.
Где деньги, где слово я употребил,
Чтоб действовать всем заодно.

Когда наконец-то встал лёд на реке,
Двенадцать племён собрались.
Горящие стрелы летели во тьме,
Пронзая морозную высь.

Я помнил, что был трусоват Курулькан,
И ждал возле брода его.
Легко на него я накинул аркан,
Ведь он здесь не ждал никого.

Да вот оказалось, что он не один,
Бежал, бросив ставку свою.
Закутанный в шубу, лежал его сын,
Два года, не больше даю.

Увёл я обоих в свой спрятанный дом
По хрупкому первому льду,
На берег крутой мы поднялись с трудом.
"Не бойся, я не побегу.

Я знаю, что ты мной захвачен был в плен
Давно, много вёсен назад.
Тебя убивать я не стал в этот день,
Чтоб после исполнить обряд.

Волховка одна нагадала отцу,
Что тот, кто погубит наш род,
С оружием утром не выйдет к крыльцу,
А самый последний придёт.

Нельзя тебя было убить просто так,
Лишь в жертву богам принести.
Шаман в этом деле у нас был мастак,
И сразу бы вышиб мозги.

Тебе почему-то потом повезло,
Казалось, пропал навсегда.
Само проведенье сюда привело,
Слепая старуха судьба."

С речного обрыва он прыгает вниз,
Стянул его шею аркан.
Он, мёртвый уже, на верёвке повис.
Погиб грозный некогда хан.

Казалось бы - вот, отомстил я ему.
Но радости нет никакой.
Печально и всё. И никак не пойму,
Что стало той ночью со мной.

Тут в шубу укутал я сына его,
Да печку в избе затопил.
Вокруг не осталось уже никого -
Холодный неласковый мир.

Тогда и решил изменить я судьбу,
Навязчивый рок обмануть.
Я новое имя придумал ему,
Весной мы отправились в путь.

Наш конь шёл вперёд по цветущей степи,
Щипал молодую траву.
Мальчишка учил незнакомый язык,
А я привязался к нему.

И вот показались родные места,
Об этом я долго мечтал.
"А это, смотри, ключевая вода.
Не бойся, испей, Светлозар!"

2012

Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     15:09 31.03.2012 (1)
Игорь! То, что только к шестой строфе читатель выясняет, что загадочная "она", которая предлагала утолить жажду в первом четверостишии, есть невеста лирического героя - Вас не смущает? Не слишком ли долго?
И ещё - порядок "впрямь была" ритмически лучше, чем "бЫла впрямь".
     16:19 31.03.2012 (1)
Думаю не долго - всего лишь 6 строфа.  
В сочетании "была впрямь", главное слово - впрямь, поэтому оно и ударное.
Спасибо!  
     16:35 31.03.2012 (1)
Логическим ударением, по-моему, имеет смысл пренебречь ради соблюдения требований ритма. И потом - кто его знает, куда он, загадочный читатель, поставит эту "главность"? Мне, например, больше ЭТА нравится...
     16:49 31.03.2012 (1)
Ну каждый читатель вправе на своё мнение. Как, в-общем, и автор тоже :)
     16:56 31.03.2012 (1)
Что ж, воля Ваша! Ещё мне думается, что, исходя из плавной, былинной стилистики Вашего текста глагол "попей" в последней строфе интереснее было бы заменить на "испей". Всё-таки, "попей" - уж оченно просторечно.
     17:15 31.03.2012 (1)
Согласен, что "испей" красиво, но там прямая речь, и "попей" мне кажется вполне естественным словом разговорной речи как сейчас, так и раньше. А насчёт былинности - как бы мне не хотелось обратного, написано всё-таки современным языком... Мне нравятся ваше восприятие текста, критика она завсегда полезна.
     17:23 31.03.2012 (1)
Игорь, да не противьтесь Вы! Экий Вы, право! Не надур же я советую! И не познаниями там всякими хочу блеснуть. Улучшит это Ваш текст, а не ухудшит.
     17:37 31.03.2012 (1)
Да если б я согласился сразу, диалога бы не было. А тут вон сколько вы огрехов заметили, на которые я не обратил внимания. Исправлять потом буду, в том числе и Ваши советы учту  
Насчёт "испей" задумался, где исправить - в первой или последней строфе :)
     17:47 31.03.2012 (1)
Ну вот видите, Вы сами и второй огрех отметили (о котором я тактично молчал) - длинновато повествование-то! Я к концу уж и забыл, что этот же глагол был и в начале. Но вот советовать авторам резать по живому, "усекновение главы" и четвертование текста делать - тут уж я не смею! Это каждому его собственное чутьё подсказывает.
     17:52 31.03.2012
Люблю я крупные формы, ну хоть что со мной делайте  
Книга автора
"Великие враки" 
 Автор: ТАМ
Реклама