Встреча (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Баллы: 1
Читатели: 1072 +1
Внесено на сайт:
Действия:

Встреча

Кнопка звонка была сорвана и болталась на проводе, поэтому молодой человек постучал в дверь. К его удивлению, она тут же подалась.                                                                                                          
    Он заглянул вовнутрь:                                                                            
    - Есть кто живой?                                                                                      
    Молчание.                                                                                                
    Подойдя к кровати, посетитель тронул за плечо лежавшую на ней пожилую женщину. Та вздрогнула и открыла глаза:                                  
    - Явились? А я, кажется, задремала…                                                      
    - Ты что же, бабуля, дверь открытой оставила? – с укоризной заметил молодой человек. – Так ведь могут все из квартиры вынести…                                                                                                          
    - Да что у меня брать? – всматриваясь в незнакомца, промолвила женщина.                                                                                                            
    - Не скажи, - молодой человек ухмыльнулся, - сейчас у всех глаза завидущие, руки загребущие, - он оглянулся: - даже вон на    старенький комод -  и то позарятся… Ну, давай уколимся, а то у меня времени в обрез…                                                                                
    Он достал из саквояжа шприц и, наполнив его лекарством, пустил вверх контрольную струю.                                                                          
    - Как у Вас ловко получается, - похвалила его пациентка. – Поди-ка немало пенсионеров перекололи.                                                          
    - Не особо, - признался молодой человек, - просто я с детства этим занимаюсь: сначала больного отца лечил, после знакомые стали просить… Ну и пошло-поехало.                                                            
    Он засучил рукав бабушкиного халата и кусочком ваты, предварительно смоченном в пузырьке со спиртом, принялся натирать ей руку. Сначала быстро и уверенно, затем все медленнее… Наконец, остановился.                                                              
    - Что-нибудь не так? – спросила больная.                                                
    - Какая интересная у тебя, бабуля, родинка, - задумчиво проговорил посетитель.                                                                                  
    - Похожа на звездочку, правда? – пристально вглядевшись в молодого человека, заметила старушка.                                                        
    Тот вздрогнул, в свою очередь всмотрелся в глаза своей пациентки и… шприц выпал из его руки:                                                  
    - Антонина Сергеевна?                                                                              
    - Видать, плохи мои дела, если даже один из любимых учеников меня не узнал… Сколько же лет прошло? Что-то около двадцати? С того дня, когда вы втроем ввалились ко мне сюда с огромным букетом… Что молчишь, Витенька?                                                            
    - Да, было дело, - тот как бы очнулся от забытья. – Вы тогда чуть не расплакались, - он попытался улыбнуться.                                                
    - Я буквально опешила. Думала, все на выпускном, шампанское пьют. А вы его оттуда, оказывается, 'свистнули', и ко мне!                        
    - Это Людка нас тогда с Игорьком зажгла! Мол, у всех праздник, а 'литераторша' лежит больная, одна-одинешенька… А когда мы на Ваше житье-бытье глянули: бардак, грязь, все разболтано, развинчено…                                                                                                  
    - Ну и, как говорится, засучили рукава, - договорила она за него. – Вы были молодцы, все в Божий вид привели… Часы-то помнишь?          
    - Эти? – Виктор кивнул на стену. – Неужели до сих пор ходят?            
    - Починили с Игорем на совесть, спасибо…  Затем, помнится, я позвонила в поликлинику по поводу того, что долго не идет медсестра. А когда оказалось, что она заболела, а заменить ее некем, ты смело взял из аптечки шприц и сделал мне укол. Прямо возле этой родинки. Тогда же и заметил, что она похожа на звездочку.            
    Виктор кивнул.                                                                                          
    - А какие прекрасные розы вы поставили на стол! – продолжила учительница.                                                                                                    
    - Что розы. Какой Людка нам пирог испекла! До сих пор помню.      
    - Ах, да! С вареньем и яблоками.                                                              
    - И хрустящей корочкой!                                                                            
    - Где  только у меня муку нашла?                                                            
    - А не забыли, как Вас с шампанского развезло? – усмехнулся Виктор.                                                                                                              
    - Вспомнить стыдно, - Антонина Сергеевна зажмурилась. – Как сейчас принято говорить, 'крыша' у меня тогда 'поехала'. Причем, капитально.              
    - Зато мы о Вас узнали такое, о чем на трезвую голову Вы бы нам никогда  не поведали. И как вы с мамой в голодном сорок седьмом собирали по помойкам картофельные очистки; и что у Вас погиб на границе муж, и Вы чуть руки на себя не наложили…                                
    - Ужас, - она завертела головой. – Но и у вас в тот день язык развязался – будь здоров! Например, кто бы мог подумать, что Игорек в пятом классе плакал над умирающей Марусей из 'Детей подземелья' Короленко… Ах, какие он трогательные сочинения писал! О дружбе, преданности. Талантлив был, что и говорить. Я тогда одно из его 'творений' в 'Комсомолку' отправила, и его там опубликовали.                                                                                                
    - А сколько мы вспоминали о наших походах, кострах. Не забыли, как Люда взяла гитару и вот за этим столом запела 'Учительница первая моя'?                                                                            
    - И вы дружно подхватили…                                                                  
    - Петь она была мастерица. По-моему даже в конкурсе от нашей школы участвовала…                                                                                      
    - На серебро потянула, - подтвердила Антонина Сергеевна. – А как мы прощались, со слезами на глазах!.. Не думала, не гадала, что увижу одного из вас только через двадцать лет. И при каких обстоятельствах, Боже мой!        
    - Вы о чем?                                                                                                  
    Она несколько раз порывалась что-то сказать; однако, видимо, боялась решиться… Наконец, отвернувшись к стене, промолвила:          
    - Думаешь, люди не догадываются, какие ваша 'благотворительная' организация старикам уколы делает? Вера Семеновна из шестого дома, Алексей Владимирович из пятнадцатого 'б'.Продолжить?.. Никто из них давлением особо не страдал, и вдруг у всех – инсульт! -  Она вздохнула, подавляя волнение. – Сколько несчастных попалось вам на крючок! Мол, обеспечим продуктами и лекарствами, только завещайте нам свои квартиры… - Она посмотрела ему в глаза.                                                  
    Виктор сидел бледный как мел.                                                                
    Некоторое время оба молчали.                                                                
    - Откуда это скотство вокруг? – не выдержала учительница. –Что с людьми стряслось?                                                                                      
    - А ничего особенного, - он вскочил и заходил из угла в угол. – Хоть сейчас-то, Антонина Сергеевна, прекратите лукавить! Никогда не забуду, как на уроках Вы нам о комсомольцах – героях войны и труда рассказывали, а что по вечерам молодые обкомовцы, собираясь на своих шикарных дачах, лопали икру ложками и, извините, с голыми бабами в бассейне купались, - об этом ни гу-гу! Да все вранье шло именно от вас, интеллигентов! Теперь, представьте, и нам  захотелось пожить по-человечески…                      
    - Убивая людей! -  Ее затрясло от негодования.                                    
    - Ох, какое слово страшное, - Виктор скривил губы в усмешке. – Скажем, 'усыпляя'; и, заметьте, не просто людей, а бесконечно и безнадежно страдающих. Как раз напротив: оставляя одинокому старику жизнь, мы обрекаем его на невыносимые муки от голода, болезней и прочего. – Он остановился. – Видал я одного такого – вернее, то, что от него осталось: высохшая мумия! Соседи хватились, когда на лестничной площадке уже понесло тухлятиной…                                                                                                
    - 'Благодетели', значит. Беззащитных – в ящик, а на полученные от продажи их квартир денежки разъезжаете по Канарам, пьете виски и шляетесь, пардон, по проституткам – как те комсомольские вожаки, коих ты так ненавидишь. Да вы же враги России! - Она приподняла голову.                                                                                          
    - Кому?! – Виктор метнулся к ней. – Этим, что вопят на митингах 'Долой 'кровососов'?! Антонина Сергеевна, Вы наивный человек! Они же не о справедливости пекутся, а злобой исходят, что кусок общего пирога достался не им! – Он опять заходил по комнате взад-вперед. – Я знаю женщину, торгующую на рынке шмотками, которая чуть ли не ежедневно кроет 'новых русских' матом, - мол, нахапали по самую макушку… Так вот: как-то гляжу, у одного из покупателей возле нее кошелек выпал из кармана пиджака, когда он оттуда стал носовой платок доставать. Смотрю, та продавщица молчит… А едва мужчина пошел дальше, она его пропажу хвать – и в кучу своего тряпья! Сюжет, да?.. Да все люди по своему нутру – хапуги! Просто не у каждого оказалась возможность взять!.. Нет, Антонина Сергеевна, сейчас у меня на многое глаза открылись. Кстати, заметьте: эти демонстранты с забастовщиками требуют вовсе не воплощения в жизнь идеи Достоевского, а дешевой водки с колбасой!.. У меня дома кот: если ему вовремя не дать сосиски, он начнет орать как резаный! Однако никому же не придет в голову назвать его 'борцом за социальную справедливость'. Ибо иной цели, кроме как набить собственное брюхо, у него не может быть в принципе! То же самое и у этих 'крикунов', только с другой декорацией… Правда, не подумайте, что я их в чем-то обвиняю – это было бы верхом кощунства! Грабанут меня – буду сопротивляться до посинения; однако никогда ни на кого не обижусь! Поскольку прекрасно понимаю, что после ваших 'заоблачных' идей люди просто изголодались по обычному земному счастью.                                                                                                            
    - Животному!                                                                                              
    - А что низкого, например, в удовольствии от вкусной еды или в плотских утехах? Не человек себя таким сотворил, а потому его вины в этом нет. Да и если бы дело касалось десятков или даже сотен людей, я бы еще подумал. Однако 'скотами', как Вы нас назвали, в одночасье стали практически все! Оглянитесь вокруг: только ленивые сейчас не бросились за деньгами и радостями жизни! Причем, многие – перегрызая друг другу глотки! Следовательно, дело не в навязанной нашему народу, как утверждают иные, чуждой потребительской морали, а исключительно в универсальной, совершенно одинаковой для всех живых существ природе, которая в русском человеке наконец-то взяла свое… Кстати, Люда поет вовсе не на сцене филармонии, а в ночном баре, поскольку там, по ее словам, платят солидные гонорары. А Ваш талантливый Игорек строчит заметки отнюдь не в 'Комсомолке', а для известного эротического журнала. Я как-то из любопытства прочел одно из его нынешних 'творений', где он смакует подробности интимного характера, - волосы дыбом встали!.. А ведь они оба – тоже Ваши ученики! – Виктор опустился на стул и посмотрел в окно. – Не надо ничего выдумывать. Дарвин доказал: человек – хоть и высокоинтеллектуальная, но горилла! И останется таковой


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Страшная граница 2000, вторая часть 
 Автор: Петр Туркестан
Реклама