Произведение «Рита, роман, отрывок» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Читатели: 104 +1
Дата:

Рита, роман, отрывок

    РИТА


          Рита – двоюродная сестра Учителя, примадонна Андижанского драматического театра имени Захриддина Мухаммад Бабура – так называли её жители города - те, которые любили классическую музыку и не пропускали ни одной пьесы или оперы. Рита – дочь Арсения Ивановича и Надежды Петровны, которая доводится Учителю тётей.
Рита родилась двадцать второго августа  1990 года. Ей двадцать шесть лет. Она закончила консерваторию в Ташкенте. Два года обучалась оперному пению в Москве у лучших педагогов. Но главным её учителем была Садальская Ирина Симоновна. Она и обучила всему способную и талантливую ученицу из Узбекистана, чтобы Рита стала настоящей оперной певицей. Рита пела в Андижанском оперном театре уже шесть лет. И с каждым годом она совершенствовала свой талант, своё пение, своё искусство. Рита относилась к своей профессии, если можно так назвать оперное пение, с большой ответственностью. Была всеобщей любимицей. И когда она закончила учёбу, Ирина Симоновна сильно удивилась тому, что Рита, которую приглашали к себе на работу театры Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга (у Ирины Симоновны в театральном мире были большие связи), её любимая и самая талантливая ученица решила вернуться в родной город Андижан и петь в городском театре, малоизвестном в России. Долгие уговоры в доме Ирины Симоновны за чашкой кофе не помогли, как ни старалась педагог рисовать в воображении Риты перспективы, которые ей могут открыть только столичные театры - Рита была непоколебима. И на это была причина…
Однако раз в год на одну из театральных премьер Ирина Симоновна прилетала из Москвы в Андижан. Она слушала пение Риты. Давала советы и, если нужно было, оставалась и на месяц, чтобы позаниматься со своей бывшей ученицей. Словом, Ирина Симоновна следила за карьерой Риты. И, само собой, всегда старалась при случае напомнить Рите: если та решит всё-таки переехать в Москву, она тут же с большим удовольствием найдёт ей работу. Рита пела в своём родном городе, в котором родилась, выросла, окончила музыкальную школу. Она любила свой город, свою публику, поклонников, мать и отца и, разумеется, свою профессию.
И любители опер и пьес, зная о том, что Риту приглашают на работу в известные российские театры, а также в Ташкент – столицу Узбекистана, всё же предпочла петь и жить в родном городе, ещё больше любили и уважали её.
В свои двадцать шесть лет Рита выступала уже и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в Самаре, и в Астане…
Рита попрощалась с певицами, с главным режиссёром и вышла на улицу. Села в машину марки BMW жёлтого цвета с откидной крышей и поехала к брату – двоюродному брату, которого не видела уже три дня. Мать не одобряла её выбор – машину с откидной крышей и говорила, что дочь может простудить горло, уши… Словом, боялась за неё, точнее сказать, за её голос. Но Рита была неумолима, и родители в одном из ташкентских салонов купили машину, на которую Рита указала пальцем, сказав: «Или её, или я буду ездить на троллейбусе!» Деваться было некуда.
Рита отъехала от театра, свернула по кольцевой дороге вправо и поехала по проспекту Алишера Навои. Проехала мимо хокимията (мэрии), Медицинской академии и у здания областного МВД свернула вправо и через десять минут подъехала к коттеджу брата, недалеко от железнодорожного вокзала. Припарковала машину рядом с машиной брата (VOLVO, если вы не успели забыть) и вошла в подъезд.
Брат, двоюродный брат, жил в элитном доме на четыре семьи. Рядом с домом, в котором он проживал, были выстроены ещё три дома-близнеца. Все двухэтажные, с двумя подъездами, и в каждом подъезде проживало по две семьи. Коттеджи охранялись. При подъезде к шлагбауму водитель должен был остановиться и посмотреть в камеру наблюдения. После чего шлагбаум поднимался, и машину пропускали во двор.
В этих домах проживали обеспеченные люди или дети богатых родителей. Брат занимал четыре комнаты на втором этаже. На первом этаже проживал с женой и двумя малолетними детьми руководитель одной из компании по продаже хлопка. Во втором подъезде дома номер два на первом этаже проживала в четырёх комнатах дочь городского мэра – молодая девушка лет двадцати. Это её машина, чёрный FIAT, стояла рядом с машиной Учителя, когда к дому подъехала Рита. На втором этаже коттеджа  номер два проживала судья со своей семьёй.
Рита поздоровалась с охранником, с вахтёром и спросила:
- Брат дома? Машина во дворе, а он сам?
- Сегодня ещё никуда не выходил, - ответил вахтёр.
- Он один? – задала вопрос Рита.
- Пока да… - улыбнулся вахтёр.
- Пока?.. - усмехнулась Рита в ответ на улыбку охранника.
Они поняли друг друга.
- Спасибо за информацию.
Рита поднялась на второй этаж и, подойдя к двери, остановилась. Она вздохнула и тихо открыла дверь. Сестра знала: брат никогда не закрывает входную дверь, и Рита, опасаясь застать брата врасплох с одной из его подружек, всё же постучала и спросила:
- Братец! Ты дома?
- Рита, проходи! Входи смелее! Ты с репетиции?
- Как будто да!
- Почему, «как будто да»? Как прошла репетиция?
- «Отлично, Рита! Все свободны», - так сказал главный.
- Иначе говоря, всё хорошо. Снимай косынку. Ты на машине или на такси? Глупый вопрос. Если ты в косынке, значит…
- На машине.
- Решила прокатиться по городу, чтобы твои поклонники сказали: «Наша примадонна едет!» Такой машины, как у тебя, в городе больше ни у кого нет.
- У тебя не хуже, - снимая косынку, заметила сестра.
- Чем обязан?
- Соскучилась. Решила навестить. Посмотреть, чем ты здесь занимаешься.
- Здесь? Это мой дом!
- Опять покупаешь акции или продаёшь? Что за страсть такая?! Я слышала, что ты много проиграл… Сколько можно?!
- Вернёмся к началу, сестричка. Я тоже, как и твоя мать, не одобряю того, что ты ездишь с открытым верхом в своём кабриолете - ты можешь простудиться. Потеряешь голос. Подумай о своих поклонниках.
- В машине с кондиционером я простыну быстрее. Я его и не включаю. Вот в твоей машине плюс семнадцать, как в феврале. Простынешь. Заболеешь. Подумай о своих студентах, - парировала полушутя сестра. - Софи мне сказала, что лекция прошла на «ура»! Поздравляю!
- Софи? Не знал, что вы знакомы. Она учится на последнем курсе. Пишет неплохие стихи, но…
- Но? – подняла брови сестра.
- Откровенности в них не хватает. Правды. Боится идти до конца. Открыть свою душу, чтобы читатель понял, какая она. Что хочет поведать миру… Сколько раз говорил ей. Но она… Воспитание. Воспитание многим мешает в творческом процессе.
- Муж Софи работает у нас художником. Пишет декорации к пьесам, операм. Он мне сказал, с её слов…
- Ну и как он? Маляр? Художник?
- Профессионал! Рисует на заказ портреты.
- Портреты! Значит, художник. Смотри, биржа пошла вниз… В чём дело? Инвесторы уходят. Пора «сливаться»…
- И хочется тебе вот так сидеть часами и смотреть на экран? Сколько лет играешь, братец, а выиграть не можешь. Ты плохой игрок, если всё время проигрываешь. Сколько раз тебя выкупала моя мама…
- Из лап бандитов? Так ты называешь моих кредиторов? Не иначе?
- Мне всё равно! Ты же не в банке берёшь деньги, а у мамы. Кстати, она хочет видеть тебя. Приезжай вечером, - обняв брата за талию, сказала Рита.
- Рита! Прекрати! Убери руки! Что ты в самом деле?
- Помнишь, как мы с тобой в детстве купались в вашей ванной голенькими? Я специально не закрывала дверь в ванную комнату, ждала тебя. Мы барахтались, погружались в воду, кто дольше продержится под водой. Ты всегда проигрывал. Тёр мочалкой мне спину… Не стеснялся. Насколько я помню, и со своей мамой купался в ванной… Почему же ты сейчас стыдишься меня? Я тебя люблю! А ты мои чувства к тебе не замечаешь. Или делаешь вид…
- Я таких чувств не понимаю. Мы брат и сестра, - вставая из-за стола, немного смутившись от слов сестры, пояснил брат. – Мало у тебя поклонников, Рита? Никак не можешь выбрать? Камиль – чем не жених? А ваш тенор, как его там?..
- Камиля я не люблю! У тенора двое детей… Кай, я люблю тебя, но у тебя вместо сердца…
- Кусочек льда! Или как там? Кусок! Я это уже слышал, Рита! Ты заставляешь меня говорить с тобой в таком тоне… а я этого не хочу.
Рита села на диван и сразу погрустнела.
- Рита! Умоляю! Я тоже тебя люблю. Но только как брат. Мы не можем быть вместе…
- Я могу принять душ? – спросила сестра.
- О чём ты спрашиваешь? Мой дом – твой дом.
Рита пошла принимать душ, а брат уселся за компьютер, на экране которого проходили торги онлайн на московской товарно-сырьевой бирже ММВБ. Учитель то покупал акции, то продавал, он так увлёкся покупками и продажами, что забыл о сестре.
- Надо «сливаться», пока не поздно. Биржа просела на три процента. В чём дело? Нужно послушать новости. Что скажут там? Возможно, что-то случилось? – разговаривал он с компьютером, нажав курсором на строку «продаю».
Продав акции, он закрыл ладонями лицо и отчаянно произнес:
- Проиграл пятнадцать тысяч российских рублей. Что происходит?
Голос, который он услышал, напугал его:
- Снова проиграл? Дать тебе денег, Кай?
- Рита! Как же ты напугала меня!
- Ты так увлёкся этим… что забыл обо мне. Неужели тебе дороже эти цифры, чем я?
Кай повернулся и, увидев Риту, сидевшую на диване почти голой, тут же отвернулся.
- Набрось на себя полотенце, Рита! Или халат, - возмутился он.
- Жарко. Я приняла горячий душ. Остыну и уеду.
Брат пошёл в ванную комнату, взял халат и протянул его сестре:
- Надень!
Рита надела лёгкий хлопковый халатик и утвердительно сказала:
- Тебе не хватает любви, Кай! Все твои девицы… Словом, это не любовь! Ты одинок, братец!
- Мне всегда казалось, что с девицами у меня полный порядок. А это значит, что я не одинок.
Рита встала с дивана, прошлась по комнате и, усевшись в кресло, заплакала, закрыв лицо ладонями. Спустя пару минут она тихо произнесла:
- Посмотри на меня, Кай. Перед тобой сидит любовь. У неё заплаканные глаза, в сердце боль, а в душе пустота. Разве так должна выглядеть любовь, братец?
- Думаешь, я не знаю, что такое любовь? Любовь – это полное доверие, жертвенность, ответственность за свои поступки, умение прощать и признавать ошибки и, в итоге, - жить ради любви… Вот что такое любовь!
- Кай, мы не на лекции. Ты произнёс свой монолог без слёз и душевного тепла. А это значит, что ты не испытывал ещё их в своей жизни. Ты не любил! И больше, чем на страсть, твои слова не тянут. Это всего лишь текст. Дай вспомнить… Кажется, из твоего третьего романа, да? Так ведь?
Кай покачал головой:
- Так-то оно так! И всё же…
- Я уже обсохла и поеду домой. Не знаю, что на меня нашло. Хотела увидеть тебя, услышать твой голос…
- Вот и правильно. Одобряю. Только езжай не с открытой крышей.
- Кай, зачем тебе шарики? Рождество?.. – спросила с улыбкой Рита. – На улице-то лето.
- Просто лежат здесь. А что?
- Смотри! – Рита подошла к серванту, отодвинула стекло, взяла два шарика, протянула синий брату и сказала:
- Надуй шарик! С какого раза ты его надуешь?
Кай поднял плечи, взял из рук сестры шарик и стал его надувать. Рита стала считать…
- Двенадцать раз! – рассмеялась она. - Как ребёнок! Смотри и учись.
Она поднесла шарик к губам и стала его надувать. После пятого раза он лопнул. Кай широко открыл глаза и произнёс:
- Вот это у тебя лёгкие, сестричка! Пять раз и…
- Кай, занимайся спортом. Ходи в бассейн. Не просиживай за компьютером жизнь. Я три раза в неделю плаваю в закрытом


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама