Покушение на Президента с учетом метаистории. (ГЛАВА 2) (страница 1 из 6)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Читатели: 417
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Аннотация:
Каковы глубинные причины наших нынешних и предстоящих бед? Зачем на самом деле Путин, развязав братоубийственную войну между братскими народами, навязав России изматывающее противостояние с Западом, делает теперь все, чтобы не только отбросить нашу Родину в «разруху 90-х», но и «аля распад СССР»? Кто уже вскоре – совсем, в прочем, ненадолго – придет ему на смену и почему произойдет это лишь, наверняка, в результате государственного (тайного или явного) переворота, сопровождаемого разгулом преступности и массовыми протестами? Неужто и в правду, слова «интервенция» и «сепаратизм», вместе с характеризующими фразами о «русском бунте», вновь вернутся в обиход наших бедных сограждан, но теперь уже применительно к самой России?    
Неужели прав был преподобный Серафим Вырицкий, предсказавший полвека назад, что наступит еще для России благословенная пора, но прежде «наступит и время, когда станут раздирать Россию на части… Запад будет всячески способствовать разрушению России и отдаст до времени ее восточную часть Китаю. Дальний Восток будут прибирать к рукам японцы, а Сибирь – китайцы… Когда же Китай пожелает пойти дальше, Запад воспротивится и не позволит…» Тогда, как предсказывал преподобный: «Многие страны ополчатся на Россию, но она выстоит, утратив большую часть своих земель. Это война, о которой повествует Священное Писание и говорят пророки, станет причиной объединения человечества…»  
Так отчего же все это? Почему? А главное – кто стоит теперь (как, в прочем, стоял и ранее) за всякого рода «путиными»; начиная с нашего собственного и заканчивая «вождями» «Исламского государства» или, скажем, теми, кто ошеломит вскоре мир миллиардным окриком «СибирьНаш»? Каков его общий темный масштабный замысел и какова конечная губительная цель?...

Покушение на Президента с учетом метаистории. (ГЛАВА 2)

В  ПОДГОТОВКЕ  «ЗОЛОТОГО  ВЕКА  ЧЕЛОВЕЧЕСТВА»
(Измененная версия)



Глава 2
«ПОД ТЕМНЫМ ПОТУСТОРОННИМ ВОЗДЕЙСТВИЕМ»
(За 22 часа до покушения)


1
«А может у меня сотрясение? В легкой форме. – вяло улыбнувшись, подумал Петр, когда, неожиданно возникшая боль, столь же внезапно исчезла.
«Вот что меня всегда удивляло, – мелькнуло следом. – Так это внезапно видоизменяющиеся умонастроения «человеческого большинства». Вот впрямь как у меня с головной болью. Одно, порою даже совершенно нежданно, сменяет другое. Сегодня это самое «большинство» массово боготворит, а завтра столь же массово ненавидит.
Правда, понятия «сегодня» и «завтра» для человеческих множеств весьма относительны. Чаще всего проходят месяцы, а то и год-два для смены «народной любви» на «всенародный гнев». К примеру, Лжедмитрий. Еще при жизни Годунова народ торжественно – «хлеб-соль» – встречает невесть откуда взявшегося царя-самозванца. Радуется и ликует; начиная с границ и заканчивая столицей. Но проходит без малого год и истерзанное тело «любимого правителя» столь же массово поругается той же самой толпой на той же самой «Красной площади». Сжигается, забивается в пушку и выстреливается туда откуда пришел.  
Или совершенно обратный пример. Упавший «ниже некуда» рейтинг Путина взлетает вдруг к зиме 2014 поразительно вверх. Причем, буквально за какой-то «месяц» и еще даже до Олимпиады и «КрымНаш». Хотя, опять же, никаких внешних – ни социальных, ни экономических, ни политических – причин и успехов для «народного обожания» еще нет. Точно бы вновь, невесть откуда подувший незримый ветер, надув вдруг «паруса» человеческих сознаний, незримо направил «большинство» в нужную этому «кому-то» сторону. Точно бы готовя уже «массы» к чему-то. Теперь-то уже «к чему» – понятно. А тогда – на рубеже 2014 – и еще в самом начале трагического разворота российской истории…  
Другое дело, что в сравнении с «месяцем» Путина или «почти годом» Лжедмитрия, или «парой лет» Горбачева и Ельцина; также сполна познавших «пируэты» от «народной любви» до «всенародной ненависти», перемены в умонастроении это самого большинства всего в несколько дней – это, скорее, настоящий «умственно-временной шок». Но именно такие исторические примеры больше всего и поражают.
Правда, их немного, но они есть. И, безусловно, самый показательный и самый поразительный из них – и по сию пору до конца даже не понятый и не осмысленный – это история торжественной встречи, а затем и столь же «массового» распятия Христа.
Да и в правду. Долгожданный Мессия въезжает в торжественно-праздничный Иерусалим и ликующее большинство, радостно встречая, даже стелет перед Ним свои одежды. «Осанна!» «Благословен!» «Аллилуйя!» «Вербно-пальмовое воскресение». И тут – бац! Проходит всего-то четыре дня и это же самое большинство кровожадно требует: «Распни! Распни!» Даже Понтий Пилат, вместе царем Иродом, прежде безжалостно обезглавившим Иоанна Крестителя, недоумевают: «Ничего достойным смерти не нахожу!».
Так в чем же, казалось бы, причина столь невероятного «кульбита» в головах тогдашнего «народного большинства»?
Ведь, скажем, одно дело быть в числе 85 процентов «всецело поддерживающих», а совсем другое – постелить в знак любви новую куртку под президентский кортеж. Одно дело произнести: «Я за «КрымНаш», а нечто другое – не через четыре дня, а лишь через год-полтора, потеряв достаток или работу, «распинать автора» последними словами.
Здесь же – между торжественной встречей и «всеобщим» распятием Христа – прошло даже меньше недели. Как объяснить это? Как совместить «любимую куртку» под «обожаемый мерседес» и кнут, из бельевой веревки, лишь утром ее сушившей?
И ведь таких примеров внезапного «массового психоза» в истории человечества не мало. Пусть и не «в дни». Пусть «в недели» или в «пару месяцев». Тот же «КрымНаш». Или «Аншлюс Германии с Австрией». Или столь же трагичный феномен как «Русский бунт – бессмысленный беспощадный».  
Петр тяжело вздохнул.
«Почему же общество, почему наука, почему философия, религия, наконец, не пытаются «исчерпывающе» понять и объяснить – и этот – с «внезапным» распятием Спасителя, и все прочие – столь же странные «явления» в поведении «масс»? Ведь не что-нибудь, а именно неожиданные перемены в умонастроении толпы, внезапно меняющих пальмовые ветви на топоры, способны вскоре вновь привести Россию к этому самому «бессмысленному и беспощадному». Почему же ничто кроме метаистории не пытается распознать истинные причины, стоящие за всем этим? Ладно, если умонастроения масс не будут «внезапно», а главное – «трагически изменчивыми», а если будут?
Ведь, как известно из истории с распятием Христа, даже предупрежденные апостолы – не кто-нибудь, а даже апостолы! – оказались совершенно не готовыми к предстоящим трагическим событиям Голгофы. Хотя еще за несколько дней до всеобщего умопомрачительного – точно бы даже внезапно перевернутого с ног на голову – совершенно даже кровожадного требования толпы: «Распни! Распни!», поведал им Христос трагически – и поту- и посюсторонне – предстоящее: «Уже немного Мне быть с вами, потому что идет уже дьявол, что общего со мной не имеет ничего». Предупредив и их самих тогда же: «Даже наступает такое время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу»...  
В раздумье Петр всмотрелся в стену напротив, точно бы все объясняющие слова Спасителя могли чудесным образом проступить на серых, безучастно-холодных стенах камеры.
«А вот когда в последний раз, – внезапно подумал он. – В нашей собственной российской истории, был случай, когда всего за три-четыре дня какие-то могучие потусторонние существа столь же подчиняя, столь же кардинально «видоизменяли сознание» большинства? Да, хоть бы тот же вождь демонических сил – дьявол? Или менее могучие, но, относительно человека, опять же крайне исполинские темные существа? К примеру, «Властители царств»; как именует порок Даниил эту категорию исполинских демонических существ, потусторонне стоящих за всяким великодержавным человеческим государством; потусторонне его направляя и посюсторонне выстраивая.  
И тут Петра осенило:  
«ГКЧП! Точно! Как раз и просуществовавший-то три дня с 19 по 21 августа 1991 года. Ведь именно в лице «ГКЧП», сместившего нерешительного Горбачева, погибающий уже прежний «Властитель царства» пытался удержать ускользающую власть, а с нею и последнее – еще остававшееся после распада соцлагеря – гибнущее свое «детище»: СССР.
Безусловно, для современников прозвучит странно, но именно в августе 91 перечеркнулась история Советского Союза. Именно в те дни начала Россия новую главу своей «великодержавно-имперской истории»; голосуя «за СССР» на всякого рода референдумах до августа и уже «без оного» – после. Поскольку, именно в период с 19 по 21 августа оказалась Россия «вырванной» из лап прежнего дряхлеющего уже «Властителя царства», стоявшего прежде как за СССР, так и всем соцлагерем; теперь же беспощадно побежденного новоявленным демоническим претендентом. Окончательно оказавшись тем самым в воле этого очередного потустороннего «Властителя царства»; как теперь уже выяснилось – и для самой России и в поту- и в посюсторонней ее истории – самого идейно бездарного и – как окажется вскоре – самого «скоротечного» из всех прежних потусторонних строителей российских великодержавных государств.    
Петр тут же вспомнил, как у вице-президента СССР Янаева, возглавлявшего ГКЧП, тряслись сильной нервной дрожью на пресс-конференции руки.    
«Да уж! Оказаться в эпицентре потусторонней борьбы двух исполинских и беспощадных существ, схлестнувшихся тогда не на жизнь, а на смерть – тут не то, что руки – язык отнимется. Не позавидуешь! Уж, если сами апостолы в роковую для Спасителя ночь при Его аресте и лживом суде (столь же демонически-парализующе и все опрокидывающе организованном), испуганно, «оставив Его, бежали», то что уж о нас говорить – простых смертных.  
Да, кстати! – вспомнил Петр. – Надо бы найти признание Ельцина – где-то, помню, лежит распечатка – о том, что осознавал он, неоднократно явственно чувствуя, что направляет его, оберегая, какая-то исполинская потусторонняя сила. Найти и сопоставить с подобным же – тоже давно уже опубликованном – признанием Гитлера. – Петр вдруг усмехнулся. – А может и Путин «под конец» тоже проговорится о собственных потусторонних «ощущениях»? Ведь, что говорил пророк Даниил о потусторонних «Властителях царств»? Находятся «при царях»! В прочем, вряд ли проговорится. У этого за спиной не партийная подготовка, как у «ЕБН» или Гитлера. В «органах» все же учат скрывать свою подноготную».  
Все еще думая о ГКЧП и о воздействии потусторонних гигантов на тех или иных людей, волей судеб оказавшихся у «рычагов власти», Петр добавил:
«В прочем, в российской истории это уже второй подобный случай. И опять же – именно в августе, но уже 1917 года. Когда, стремясь спасти погибающую царскую Россию от прихода к власти большевиков, генерал Корнилов организовал свой собственный ГКЧП против столь же «крайне нерешительного» главы государства Керенского; получивший в истории название – «Корниловский мятеж».
Особенно показательны – чуть ли не один в один со смыслом выступления нынешнего ГКЧП – слова верховного главнокомандующего:
«Русские люди! Великая родина наша умирает. Близок час её кончины. Вынужденный выступить открыто – я, генерал Корнилов, заявляю, что Временное правительство, под давлением большевистского большинства советов, действует в полном согласии с планами германского генерального штаба и… потрясает страну внутри… Я, генерал Корнилов, – сын казака-крестьянина, заявляю всем и каждому, что мне лично ничего не надо, кроме сохранения Великой России, и клянусь довести народ – путём победы над врагом – до Учредительного Собрания, на котором он сам решит свои судьбы, и выберет уклад новой государственной жизни…»
Сделав паузу, Петр печально вздохнул.
«Да и последствия последующих «провальных» дней «обоих ГКЧП» – и прежде всего, опять же, вследствие исполинских потусторонних воздействий – во многом схоже сказались на судьбах участников «путчей»; в августе 1917 покончил собой – после разговора с главой государства Керенским – генерал Крымов, приведший уже войска к Петрограду, а в августе 1991 – министр МВД СССР Пуго и советник президента СССР маршал Ахромеев. Последний же оставил показательную предсмертную записку: «Не могу жить, когда гибнет мое Отечество и уничтожается все, что я всегда считал смыслом в моей жизни. Возраст и прошедшая моя жизнь дают мне право уйти из жизни. Я боролся до конца…»
«В прочем, – подумал Петр. – Разве пример «крайней взволнованности» участников пресс-конференции ГКЧП или те же самоубийства участников путчей, как и многие иные примеры «из жизни», не свидетельствуют, что поразительны воздействия демонических существ не только на «массы» и «человеческие множества», но и на единичных людей? В том числе и на самых простых. К примеру, темное воздействие на царя Давида, возбуждаемого, согласно Библии, сатаной. Или на царя Саула, столь же


Оценка произведения:
Разное:
Реклама