Кто к нам с мечом…
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Приключение
Автор:
Баллы: 52
Читатели: 351
Внесено на сайт:
Действия:
«Ирокезы»

Предисловие:
Из цикла "Байки лабуха"

Кто к нам с мечом…

   
                                                                                                                                                       Тиана Каракада́                          
   
    Нас «обстреляли» сразу.
    Едва мы вошли в гаштет, как группка молодых немцев в безрукавках с шипами и в радужных ирокезах окинула нас, приехавших из СССР музыкантов, презрительным, злым взором.

    Их четверо и нас четверо.

    Мы тоже в долгу не остались: проходя мимо, «постреляли» их, чтоб не дёргались. Силы примерно равны: у нас Вася – как бы «майор», чтобы не сказать больше. Мужик под два метра, здоровый, красавец, замечен в честных боях. У них – «штурмбанфюрер», самый главный, самый мощный, самый злой, с тяжёлым взглядом, на пальцах перстни со страшными головами, на голых предплечьях татуировки – готические кресты. У нас: и я, и Филин ростом с Васю, у Филина кулаки – кувалды, у меня – натренированные пальцы клавишника – хватка железная, у них – два «фельдфебеля» с толстыми цепями на шее, на джинсах. Один плотный, как кабан, другой тёмно-рыжий, с бицепсами. У нас: Саня – самый молодой, у них – «шютце»*, зелёный парнишка. Те продолжают буравить нас взглядом, смотрят с ненавистью, развязно, как гестапо на военнопленных. А у Васи отец – ветеран войны, два ордена Красного Знамени, один орден Славы, медали…. Вася вырос на его рассказах. Тут, в Берлине, вместе с семью тысячами наших солдат захоронен Васин дед, который до сорок четвёртого партизанил в отряде Дмитрия Медведева, брал Рейхстаг. Мы только сегодня утром склоняли головы в Трептов-парке, а Вася, суровый мужик, сдерживал слёзы. Если бы не наши отцы-деды, – да что там говорить! – топтал бы по сей день фашист Европу, и ещё вопрос, пили бы эти задиристые петухи здесь свой шнапс или их генофонд сгинул бы вместе с предками от рук нацистов.

    Вася пошёл заказывать пиво.
    Барменша – ярко-розовая чёлка, полголовы побрита, чёрные тени вокруг глаз – глянула на него презрительно. Гур-гур – любезничает со «штурмбанфюрером», на Васю – ноль внимания, фунт презрения, отвернулась.

    Тут заходит Матильда, наша переводчица и гид, милая женщина в расцвете. Она из советских немцев, уже давно живущих в Германии. На улице жара, и Матильда зашла охладиться светленьким на веранде гаштета. «Отсюда чудесный вид на Шпрее – левый приток Хафеля, в бассейне Эльбы. Длина – около четырёхсот километров. Река берёт начало в Лужицких горах. Мосты: Обербаумбрюкке, Мольтке, Вайдендаммер брюкке…»

     Вася её тормознул – потом выучим, завтра сдадим зачёт, только переведи, о чём говорят эти ирокезы! Матильда упирается – найн! Вася к ней вплотную – изливает на неё всё своё обаяние. Матильда, слабая женщина, после короткой перепалки уступает. Шепчет Васе на ухо: говорят, мол, непристойности, про тебя, про вас, про меня и про весь Советский Союз. Вася, как истинный мужчина, от таких слов наливается свинцом, он проверяет патроны в револьвере и не закатилась ли гранатка за подкладку. Тем временем «штурмбанфюрер» берёт в каждую ручищу по четыре бокала и несёт пиво соплеменникам, на ходу он задевает Васю (Васю!) шипованным плечом, проливает на него пивную пену и нагло в лицо смеётся, типа, русиш швайн!

    «Саня разворачивает боевое знамя, я вставляю ленту в пулемёт, у Филина в руке коктейль Молотова» Мы  готовы. Но Вася спокойно (только нам виден внутри него клокочущий вулкан) подходит к наглецам, тычет пальцем сначала в вожака стаи, потом в того, с бицепсами и на кабанистого:

    – Ты! Ты! И ты! Пошли со мной! А ты, гитлерюгенд, – небрежно махнул на подскочившего «щютце», – здесь сиди!

    Матильда переводит.

    Вася ведёт немцев к перилам веранды, берёт стул и резко, через головы гансов зашвыривает его далеко в реку! Стул, как снаряд, пролетает над хохолками «немецкой армии» Петушки даже пригнуться не успели. Они в шоке:

    – ООООО!
    – О, ма-йн гот!

    Вытянутой рукой наш полководец показывает главному ирокезу на тонущий стул:

    – Видишь, фриц? Ещё одно кривое слово и ты вслед за табуреткой летишь в Шпрею!

    Матильда переводит. Вид у неё воинственный. Наша немка! Из русских!
    А Вася продолжает толчками выпускать из кратера пар и лаву на ирокезные головы:

    – Мой дед здесь… в Трептов-парке… за вас… за нас… Фашистскую гадину, нацистов…
    Матильда, «Родина-мать зовёт», переводит.

    Немецкие гребешки поникли.

    – Отец воевал, дед погиб…Чтоб вы, суки, жили... чтобы мир везде!

    Матильда напрягается, глаза округляются, её извилины лихорадочно ищут аналоги русским матам, находят что-то отдалённо похожее. Тогда она делает для усиления эффекта страшное лицо, переводит и обращается к Васе, мол, всё, успокойся, они поняли, и кивает на барменшу. А та уже куда-то звонит, доносит. Вася Матильду не слышит, ябеду не видит. Положил широкую длань на металлическое  плечо «штурмбанфюрера»:

    – Ты, крестоносец, стой тут, а твои «фельдфебели», верные псы, пусть быстро мне сюда, – показывает на наш столик, – тащат магарыч! А если они не принесут…, – широкий взмах рукой, указующий перст на середину Шпрее, – нырнёшь за стулом!
    Матильда, глянув на Васю с укором, с трудом втолковывает немцам непонятное им слово «магарыч». Те, наконец: «А! Я, я, яволь, яволь***!» И двухлитровая бутылка «Мартини» украсила наш стол.
 
    – Битте, бите, – закивали нам ирокезы.
    Полная капитуляция!
    Но Вася – железной воли человек! – спасибо им не сказал, к нам за стол не пригласил, а только махнул небрежно – убирайтесь, гансы, восвояси, пока я не разозлился.

    И только те сели на место, как в гаштет зашли полицейские.
    Запахло международным скандалом.
    Вася набычился. «Живыми не сдадимся, – подумали мы одновременно с ним, – за нами Москва!»
    Но полицейские направились не к нам, а всё к той же компании. Начали с предводителя.

    – Аусвайс****! Найн? Арбайтен*****? Нет? Учишься? Нет? Ах, так?! Битте в армию, хер гражданин!
    Так под белы рученьки тех ребят и увели прямо на их немецкий плац. И осталось после них на столе лишь тёмное пиво.

    Кто к нам с мечом…
    Такими примерно словами успокаивала немка Матильда расстроенную барменшу Ангелу.




_____________________
Шютце* – стрелок
Гитлерю́генд** (нем. Hitler-Jugend) – молодёжная организация НСДАП, охватывала немецкую молодёжь в возрасте от 10 до 18 лет.  Организация  внесла свой вклад в эскалацию насилия на улицах немецких городов. Членами союза были только юноши. Запрещена в 1945 году.
Яволь*** – нем. Jawohl –  так точно, слушаюсь, есть!
Аусвайс****   документ, удостоверяющий личность.
Арбайтен ***** – нем. Arbeiten – здесь: работаешь

Послесловие:
Фото из интернета.

Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     21:20 26.07.2016 (1)
1
похоже на правду. Молодец, Тиана
     21:58 26.07.2016 (1)
1
Истинная правда. Даже имена главных героев не изменила.)))) Я столько раз слышала от ребят эту историю! В конце концов решила написать рассказ.))) Спасибо, Ольга!!!
     14:09 27.07.2016 (1)
1
вооот, читателя не проведёшь, молодчинка!
     15:36 27.07.2016
     13:57 25.07.2016 (1)
1
Замечательно со всех сторон. Всё правильно, только ненависть у таких воспитывается с детства. Там никогда не забудут о поражении и всегда готовы к реваншу. Хотя всегда получали отпор. И боятся только силы. И вот это печально. А нашим тоже приходиться помнить и быть готовыми в любое время дня и ночи.
     19:46 25.07.2016 (1)
Важно и нам с детства воспитывать, но не ненависть, а любовь к Родине. Спасибо, Елена!
     20:16 25.07.2016
Безусловно!
     00:46 25.07.2016 (1)
партизанил в отряде Дмитрия Медведева

???
     08:58 25.07.2016
1

Медведев Дмитрий Николаевич - командир партизанского разведывательно-диверсионного отряда "Победители", Герой Советского Союза.
     21:24 20.07.2016 (1)
1
Вот это- по нашему! Браво!
     21:38 20.07.2016 (1)
Спасибо большое, Клава!  
     21:41 20.07.2016 (1)
1
Русская мощь, как на ладони!
     22:03 20.07.2016 (1)
Немного растеряли мы эту мощь, но это временно.
     22:12 20.07.2016
1
Все вернется!
     10:52 20.07.2016 (1)
Тиана, когда я училась в школе у нас шеф- повар был связан с про фашистской организацией и они устроили погром школы, правда когда там не было учеников.
     13:20 20.07.2016
Хорошо, что всё так закончилось!  
     16:07 16.07.2016 (1)
1
Молодец, Тиана! Рассказ наполненный патриотизмом!
     19:29 16.07.2016
Мы подзабыли это слово, всё меньше прои на эту тему...  Спасибо, Светлана!
     23:46 13.07.2016 (1)
2
Нечего лезть!!! Пусть знают наших!!! Отличный рассказ! Очень актуально, особенно сегодня!!! Спасибо, Тиана  
     14:05 14.07.2016
Спасибо, Рыбак!
Приходится - увы!- время от времени давать им по носу, никак не запомнят своё место. (Это я не о народе, среди немцев у меня есть много друзей)
     11:41 14.07.2016 (1)
Тианочка!
Кто не умеет уважить гостя, тот не любит свой дом)
     12:06 14.07.2016 (1)
Это правильно.
Молодые, глупые... Хотя наши ребята тоже были очень молодыми.)))
     12:32 14.07.2016 (1)
Да, Тиана. И не только это.
В конце рассказа, полиция обвиняет "ирокезов"
в уклонении от исполнения воинской обязанности.
Это одно из доказательств нелюбви к Родине, к дому)
     13:58 14.07.2016
Да, сама Судьба вмешалась. Вначале Вася как пример бесстрашия и патриотизма, затем полиция не куда-нибудь, а в армию их забирает.
Спасибо, Авивочка за понимание!
     01:56 14.07.2016 (1)
2
Так было  и  так  будет, а  сейчас  просто  временное  отступление  передислокация  сил.
     11:21 14.07.2016
1
Да, я тоже верю в это, Валентин Иванович!
     00:25 14.07.2016
Совершенно не рассказ, а дискриминация всех и всего. Только юнцы, юнцовый сленг и больше - всё.

Мне что проку? Я их, юнцов этих, и не упомню. Петушочки из пластмасски.
Книга автора
Пожар Латинского проспекта 
 Автор: Андрей Жеребнев
Реклама