Произведение «Опаленные войной. Глава 11. Егор - война.» (страница 1 из 4)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Автор:
Читатели: 930 +1
Дата:

Опаленные войной. Глава 11. Егор - война.




Опаленные войной. Глава 11. Егор - война

Олег Русаков

ОПАЛЁННЫЕ ВОЙНОЙ.
(ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ МОЕЙ СЕМЬИ)

Русаков Олег Анатольевич
Повесть в очерках.

 
Г. Тверь
2016

ГЛАВА 11. ЕГОР – ВОЙНА. 

        Война, похоже, топталась на месте. После замедления, а потом остановки Московского наступления, казалось не желание к действиям охватила как немцев, так и русских. И войска, и их управление, и даже техника казалось устали от проведенного в окопах кровавого года. Наступление прекратилось. Снег освобождал от себя бесконечные русские дороги и поля, изрытые не плугами, а снарядами и засеянные не зерном, а железом. Снегопады превратились в дожди. А не оттаявшая еще земля в липкую слякоть с обочинами из грязного снега, из которой постоянно необходимо было вытаскивать солдатским плечом застрявшую боевую технику, иногда и обозных лошадок, замученных весенней распутицей. День неумолимо побеждал ночь, кутаясь в, становящиеся все короче и короче, утренние и вечерние зарницы. Окопы наполнились грязью, и одежда не просыхала вплоть до нижнего белья. Весна 1942 года торопила события, которые должны привести к победе над проклятым фашистом. Война завершала свой первый кровавый виток.

 


Историческая справка.



        После успешного отражения немецкого наступления в битве за Москву, советское верховное командование, воодушевленное успехом зимних сражений, сочло возможным начать активные действия на других участках фронта. Военная промышленность, развёрнутая за Уралом непосредственно после эвакуации, непрерывно наращивала производство и поставляла всё больше вооружений во вновь формирующиеся части и соединения красной армии. РККА была пополнена очередным призывом и сумела уделить немало ресурсов для осуществления военной подготовки пополнения, в том числе и формирования младшего офицерского состава, который был практически полностью выбит из рядов отступающих и обороняющихся частей и соединений в 1941 году. Всё это позволило не только пополнить действующие части РККА, но и создать 9 резервных полностью укомплектованных и хорошо вооружённых армий Ставки.

        Стратегический план 1942 года состоял в том, чтобы последовательно осуществить ряд стратегических операций на разных направлениях, заставить противника распылить свои резервы, не дать создать ему сильную группировку для отражения наступления ни в одном из населенных пунктов и стратегических рубежей.   Одной из таких наступательных операций была Харьковская.  Успех наступления под Харьковом позволил бы отсечь группу армий «Юг», прижать её к Азовскому морю и уничтожить, тем самым неизбежно ослабить давление фашистов на черноморском побережье и на Кавказе. Отвлечь часть сил с центрального направления военных действий вермахта, группы армий «Центр». Исключить возможность организации масштабных стратегических операций на Московском и Ленинградском направлениях. 


 

        Командование вермахта планировало ликвидировать барвенковский плацдарм, начав наступление 18 мая. Однако Красная Армия начала наступать раньше, 12 мая, одновременным ударом по немецким войскам на севере с рубежа Белгород-Волчанск, а на юге — с северной части выступа линии фронта, проходившего в районе Лозовенька и Балаклея. Вначале удача сопутствовала Красной Армии. К 17 мая ей удалось потеснить части 6-й армии немцев и почти вплотную подойти к Харькову. Южнее  Харькова, продвигаясь по обоим берегам реки Северский Донец, советские 6-я (командующий — генерал-лейтенант А. М. Городнянский), 57-я (командующий — генерал-лейтенант К. П. Подлас) и 9-я армии (генерал-майор Ф. М. Харитонов) прорвали немецкую оборону, выйдя к Чугуеву и Мерефе, где завязались упорные бои.
        Пассивность войск правого фланга Юго-Западного фронта позволила немецкому командованию выводить часть сил с этого участка и перебрасывать их на угрожаемое направление. А бездействие всего Южного фронта дало возможность 17-й немецкой армии и всей армейской группе Клейста 13 мая без всяких помех начать перегруппировку войск и подготовку к контрудару на изюм-барвенковском направлении. Несогласованность действий северной и южной группировок красной армии привело к остановке наступательных действий к 16 мая 1942 года и переходу к тяжелым позиционным боям. При этом немцам, ввиду пассивности южной группировки РККА удалось перегруппировать свои войска и подготовить их к контрнаступлению.  Которое и было осуществлено начиная с 18 мая 1942 года.
17 мая 1-я танковая армия вермахта Клейста нанесла удар в тыл наступающим частям Красной Армии. Частям Клейста уже в первый день наступления удалось прорвать оборону 9-й армии Южного фронта и к 23 мая отрезать советским войскам пути отхода на восток. С. К. Тимошенко доложил о произошедшем в Москву, прося подкреплений.   Только что вступивший в должность начальника Генерального штаба Василевский предложил отвести войска с барвенковского выступа, однако Сталин разрешения на отступление не дал.
        Уже к 18 мая ситуация резко ухудшилась. Начальник Генштаба А. М. Василевский ещё раз предложил прекратить наступление и вывести 6-ю, 9-ю, 57-ю армии и армейскую группу генерала Л. В. Бобкина с барвенковского выступа. Однако С. К. Тимошенко и Н. С. Хрущёв доложили, что угроза со стороны южной группировки  Вермахта преувеличена, и И. В. Сталин вновь отказался дать приказ на отвод войск. В результате к 23 мая значительная часть войск ударной группировки Красной Армии оказалась в окружении в треугольнике Мерефа-Лозовая-Балаклея.
        С 25 мая начались отчаянные попытки попавших в окружение частей Красной Армии вырваться из кольца. Командующий 1-й горно-стрелковой немецкой дивизией генерал Г.Ланц вспоминал о чудовищных атаках большими массами пехоты. К 26 мая окруженные части Красной Армии оказались заперты на небольшом пространстве площадью примерно 15 кв. км. в районе Барвенково. Попытки прорвать окружение с востока блокировались упорной обороной немцев при активной поддержке авиации. 28 мая последовал приказ маршала С. К. Тимошенко о прекращении наступательной операции, но усилия по выходу из окружения попавших в него частей Красной Армии продолжались вплоть до 31 мая.
        Остатки частей 6-й и 57-й армий, при поддержке сводной танковой группы генерал-майора Кузьмина, состоявшей из остатков 5-й гвардейской, 7-й, 37-й, 38-й и 43-й танковых бригад, а также остатков 21-го и 23-го танковых корпусов, с огромными потерями сумели прорваться к своим в районе села Лозовенька.
        Несмотря на все усилия наших войск, вырваться из «барвенковской западни» удалось не более десятой части окружённых. Советские потери составили 270 тыс. человек, из них 171 тыс. — безвозвратно, 99 тыс. пропали без вести. В окружении погибли или пропали без вести: заместитель командующего Юго-Западным фронтом генерал-лейтенант Ф. Я. Костенко, командующий 6-й армией генерал-лейтенант А. М.  Городнянский, командующий 57-й армией генерал-лейтенант К. П. Подлас, командующий армейской группой генерал-майор Л. В. Бобкин и ряд генералов, командовавших попавшими в окружение дивизиями.
        В результате поражения крупных сил Красной Армии под Харьковом, оборона советских войск в полосе Южного и Юго-Западного фронтов оказалась кардинально ослабленной. Пользуясь этим, немецкое командование начинает успешно развивать заранее намеченное наступление по двум стратегическим направлениям — на Кавказ, с прицелом на Баку, и на Волгу – в последствии на Сталинград.
28 июня 4-я танковая армия вермахта под командованием Германа Гота прорвала фронт между Курском и Харьковом и устремилась к Дону. 7 июля немцы заняли правобережье города Воронеж. 4-я танковая армия вермахта повернула на юг и стремительно двинулась на Ростов между Донцом и Доном, громя по дороге отступающие части Юго-Западного фронта. Только пленными РККА потеряла на данном участке более 200 тыс. человек.


ЕГОР - ВОЙНА - продолжение.

        В мае 1942 года часть, в которую направляется Егор после «искупления», стояла в обороне сидя в окопах уже давно и крепко в них обосновавшись. Бои шли позиционные и ленивые с большим нежеланием к активной войне как с одной, так и с другой стороны. Изредка где-то вдалеке прорывалась не долгая канонада, затихая потом надолго. За целый день в основном надо было не высовываться из окопа и где-то добывать еду, которая, как правило, задерживалась или терялась на подходах к передовой, а иногда ее просто было мало. Спать можно было и ночью, и днем, только не на глазах офицеров и, если ты не находился в дозоре или на политинформации.   Окопная жизнь, по-своему развращала солдат, убивала дисциплину, ослабляла страх солдат перед противником, до которого всего двести - триста метров, скидывая с солдатских ног тяжелые сапоги и несвежие портянки. Время от времени шальной снаряд или шальная пуля отправляла свою жертву либо в госпиталь, либо в могилу, но обыденность смерти на передовой никого не смущала. Жизнь в окопе по-прежнему продолжалась, и самое большое неудобство была вода после дождей, от которой не скрыться, и не высохнуть. Неделя шла за неделей... 


        Уже неделю на юге непрерывно гремела далекая канонада. Злобная тяжелая канонада говорила о тяжелых боях кипящих километрах в пятидесяти от их позиций. И как было странно, что канонада гремела южнее и восточнее, в тылу гремела. Было понятно, что там горела земля. Иногда над их позициями пролетали то наши, то немецкие самолеты. Пролетали высоко, либо заходя на атаку, либо возвращаясь. Во всем ощущалось томительное ожидание приближающихся боев. На дальних подступах иногда были видны перемещения немецкой техники и пехоты. Трудно было понять, то ли войска уходили с позиций, то ли наоборот занимали позиции на их участке обороны. Немцы непрерывно производили некие перегруппировки своих войск. Егор понимал, что все эти звуки и перемещения взорвут весеннюю тишину совсем скоро.

 

        Широков с детства не был пугливым мальчиком. Драться не любил, но спуску, если что не давал. И это было не страх, не упрямство или глупость, это был характер молодого человека. Он был добрым, не сильно общительным, слабо умеющим выражать сваи эмоции. У Егора до армии не было серьезных отношений с девушками, поэтому его никто не ждал кроме семьи. Зато семья большая дружная. Три сестры и два брата. Старше его была только Евдокия. Отец скончался когда он был на службе и съездить на похороны он не смог, слишком напряженная ситуация была тогда на восточных границах страны из-за япошек. Он не знал сейчас о семье ничего, не любил писать письма, последнее письмо из дома получил еще весной 1941 года, будучи в Забайкалье на службе, а так как дембель был не за горами, не стал отвечать на это письмо в глубокой уверенности, что через три месяца всех увидит и так. Прошло уже больше года. Он даже не знал – под немцем его деревня или нет, кто воюет, кто не воюет


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама