Родионов (страница 1)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор: Магдалина Гросс
Расширенная оценка: 8.8
Баллы: 31
Читатели: 70
Внесено на сайт: 20:15 24.10.2017
Действия:

Родионов

Родионов был худощавым и нескладным. Такими бывают все  мальчишки, когда находятся в переходном возрасте. Родионову было тринадцать. Речь его была тихая, невнятная;  учителя, особенно словесники,  обычно сравнивают речь таких учеников с «кашей» или что-то в этом роде.  
В классе он ничем не выделялся. Сидел за своей четвертой партой и никому не мешал: ни одноклассникам, ни учителям. И ему никто никогда не мешал: если ребята, кто побойчее да посильнее, начинали задирать его, он улыбался какой-то непонятной улыбкой – то ли слишком наивной и детской, то ли беззащитной. Словив щелчок по носу или дружеский тумак по затылку, Родионов обычно тёр ладонью место, явившееся объектом внимания его одноклассников, но никогда не давал сдачи и не огрызался. Посмотришь со стороны – прямо кисель какой-то, а не человек!
Невозможно было понять, о чём он думает, да и думает ли вообще этот белобрысый незаметный паренёк, которого солнышко при рождении легонько поцеловало прямо в переносицу, оставив на ней с десяток крохотных веснушек. Лицо его, обычно спокойное, если не сказать – равнодушное ко всему происходящему – крайне редко оживлялось эмоциями. Когда на перемене в компании одноклассников ему случалось услышать какую-нибудь смешную историю или анекдот, он не смеялся, а только улыбался, причём улыбка эта была сродни удивлению. Будто Родионов и сам удивлялся тому, что умеет растянуть рот  в улыбке.  
С девчонками он не общался. И если некоторые мальчишки его возраста уже в открытую чинно прогуливались с одноклассницами по школьным коридорам (а ещё все тихонечко шептались, что рослый и красивый Свиридов тайком поцеловал Лильку Кравчук прямо за зданием школы), Родионов был далёк от всего этого. Девчонки тоже не обращали на него никакого внимания, так что счёт здесь был однозначно «ноль-ноль» ни в чью пользу.

Таню прислали в эту школу на окраине города на практику. Вот уже десять дней как она, доехав до конечной остановки, выходила и шла через небольшой парк в школу, где ещё не совсем умело, но горя большим желанием, пыталась научить вверенных ей подопечных правильно произносить английские слова и переводить несложные тексты из учебника.
Вечерами, сидя на табуретке в тесной кухоньке, она старательно, пытаясь не пропустить ничего из того, чем её долгое время вооружали на кафедрах педагогики и психологии,  писала развёрнутые планы уроков, чтобы утром вести по ним занятия.
Планы - планами, но все задумки студентки четвёртого курса Симоновой  Татьяны Васильевны исполнялись не всегда. Ученики, не особо воспринимая её за «настоящую» учительницу, то и дело норовили увести тему урока куда-нибудь в отдалённое место, где английский язык совершенно не требовался. И Таня, иногда поддавшись общему настрою класса, вдруг забывала о том, что ей надо вести урок и совершенно неожиданно для себя заводила с учениками далёкие от учебного процесса разговоры.  
В большинстве случаев ей, конечно, удавалось не отвлечься от спланированного накануне занятия, и тогда она вызывала к доске и Лильку, которая выучив длиннющее английское стихотворение, победоносно шла за парту с «пятёркой»,  и Свиридова, который что-то пытался рассказать о Лондоне, правда, «рассказом» это можно было назвать с большим трудом, и Родионова, который вообще был в больших неладах с неправильными глаголами. А уж когда дело доходило до спряжения в простом настоящем времени… тут он, что называется «плавал» вовсю.   Таня со вздохом ставила Родионову «тройку» и почти умоляющим голосом спрашивала: «Ведь ты же выучишь в следующий раз, правда?» Родионов изображал на лице подобие улыбки, и пожимал плечами, теребя пуговицу на школьном пиджаке. И пока он возвращался к своей парте, Таня успевала понять, что в следующий раз ничегошеньки  не изменится.
… А потом её практика как-то совсем неожиданно закончилась. Пришли осенние каникулы, и ребятню распустили по домам. Тане же каникул не полагалось, но она, соскучившись по учёбе, с головой окунулась в череду лекций и семинаров. И только иногда, заваривая себе чай в той самой кухне, где она кажется, так недавно готовилась к урокам, Таня  мысленным взором окидывала свою педагогическую практику – те самые школьные дни, в котором незримо присутствовал весь её класс: и  бойкий красавец Свиридов, и тихий и незаметный Родионов, и Лилька, которая упершись руками в бока, хвасталась перед девчонками: «Я выйду замуж только за генерала!»

***
- Татьяна Васильевна! – прозвучало за её спиной. Таня оглянулась. К ней неспешной походкой, везя перед собой светло-коричневую коляску, подходила молодая женщина.
Таня невольно прищурилась и в тот же миг узнала в этой располневшей, но отнюдь не потерявшей своей былой красоты, даме… Лильку.  Лильку Кравчук!
- Лилечка, - начала Таня несколько смущённо,  - а я вот  случайно оказалась в этих местах…
Но Лилька,  видимо обрадовавшись Тане, словно старой знакомой, перебила её:
- А я думаю, - быстро заговорила она, - Вы это или не Вы. Сначала сомневалась, а как только  Вы в профиль повернулись, я уж признала Вас окончательно.
Они пошли по парковой дорожке, медленно, наступая на пожелтевшие листья, которые лёгкий ветерок гонял по старому потрескавшемуся асфальту. Лилька рассказала о том, как она вышла замуж, и совсем не за генерала, а за Мишу, который учился в той же школе, но был на два года старше. Теперь он  заканчивал заочно строительный техникум и работал на стройке очень важного здания, предназначавшегося для филиала одного из московских банков. Работы много, Лилька в последнее время его и не видит, но зато уж когда сдадут объект – тогда можно будет расслабиться.  И,  может быть, они даже съездят в Турцию на недельку, потому что  всей бригаде, которая работала даже по ночам, обещали очень хорошо заплатить. Только бы мама согласилась посидеть с Антошкой…
Они дошли до конца аллеи и повернули обратно. Ветер всё также играл с желто-бурыми листьями в догонялки, а Таня удалилась воспоминаниями в то время, когда она, студентка из педагогического института, каждый день ходила этими тропками-дорожками в школу, а вечером возвращалась домой опять этим же парком, и на душе у неё было какое-то горько-сладостное чувство, когда понимаешь, что годы уже не вернуть, но память всё рисует и рисует картины твоей молодости, словно не хочет отпускать тебя из тех времён. И она шла рядом с Лилькой – вроде бы той самой, но в то же время уже совсем другой  Лилькой, которую уж наверно надо было бы  называть по имени-отчеству – слушая её рассказ и покачивая головой в такт её словам.
- А помните Валерку Родионова из нашего класса? – внезапно спросила Лилька.
- Родионова? – Таня на мгновение задумалась. И вдруг, словно по отданной памятью команде, в голове её возник образ нескладного худого светловолосого мальчика, который улыбался наивно-детской улыбкой и не особо интересовался английским языком.
- Погиб он,  – каким-то неопределённым голосом промолвила Лилька, так же неопределённо глядя на ручку коляски. - В «горячих точках» три раза был, и ничего – Бог миловал, а вот тут, в мирном городе в мирное время… Она остановилась, и Таня остановилась тоже, пытаясь осмыслить сказанное Лилькой, и хотя до неё пока ещё  и не дошёл окончательно смысл слова «погиб» относящийся к Родионову, она внутренне удивлялась, как можно говорить о подобных вещах просто и буднично. И пусть в голосе Лильки проскальзывали нотки то ли жалости, то ли сожаления, Таня чувствовала, что для неё  - это только новость, которую можно рассказать другим, и не более.
Лилька снова снялась с места и покатила перед собой коляску красивого кофейного цвета, и Таня машинально пошла вслед за ней,  а Лилька, словно переварив в памяти стершиеся события, рассказала Тане, что в девятом классе Родионов неожиданно для всех записался в секцию рукопашного боя. Месяца три или четыре об этом никто не знал, а когда мальчишки прослышали о таком, казалось бы, совсем невероятном  для Родионова поступке, они стали посмеиваться и попробовали было, как всегда, дружески надавать ему щелчков и тумаков. Вот только и щелчки, и тумаки моментально канули в прошлое, когда на ближайшем уроке физкультуры Родионов показал в так называемом «учебном бою» то, чему научился в своей секции. Смешки сменились немым переглядыванием одноклассников, стоявших шеренгой в спортзале, а затем и вовсе переросли в уважение, которое, если сказать честно, ещё долго граничило с удивлением и перешёптыванием.
Затем Родионов учился в каком-то то ли ПТУ, то ли техникуме – Лилька уж этого и не помнит, конечно, - откуда его и забрали  в армию, и в округе поговаривали, что попал он  в десантные войска.  
- А из армии он пришёл, - постепенно выводила Танины мысли на свет Лилька, - его было не узнать. Он когда по улице шёл, сразу была видна выправка и стать.
И симпатичный он такой сделался, что она, Лилька, непременно бы влюбилась в него, если бы в то время уже не встречалась с Мишей, с которым закрутила страстный роман.
А правильную  цепочку дальнейших событий Лилька не могла воспроизвести в своей голове,  потому что Родионов выпал из поля зрения (да честно говоря, она, уже окончательно увлечённая Мишей, особо и не стремилась думать о нём). Знали все только, что он завербовался куда-то на Северный Кавказ, где и побывал, как уже сказала Лилька, целых три раза.
Антошка в коляске проснулся и стал выказывать явное недовольство тому, что его обходят вниманием. Затем он деликатно закряхтел, надеясь видимо, на то, что взрослые заметят,  наконец, что сон его уже кончился.  Лильке пришлось остановиться и вытащить его из коляски.
«Маленький ты мой, - ласково заговорила Лилька, - кушать захотел, заинька? Сейчас пойдём домой, мамка тебя покормит…»
Таня стояла около них, потом словно спохватилась:
- Лиля, давай я помогу тебе. Ты неси Антошку, а я повезу коляску.
Так они и пошли, впереди Лилька с малышом, которому она беспрестанно щебетала что-то ласковое, а сзади Таня с коляской, которая легко катилась вперёд, словно пыталась догнать своего маленького хозяина.
Перед подъездом они остановились.
- Дядь Вить, - обратилась Лилька к проходившему мимо сутуловатому мужчине с усталым лицом, - помоги коляску до квартиры дотащить.
Мужик обхватил коляску с двух сторон и, приподняв её словно пёрышко, не говоря ни слова, затащил на ступеньки, а затем открыл дверь подъезда и исчез в нём.
- Пойдём мы, Татьяна Васильевна, - обернулась Лилька, - Антошка голодный, мы ведь до встречи с Вами целый час гуляли, да в парке ещё сколько ходили.
- Да-да, конечно, - заторопилась Таня, - мне ведь тоже пора. Может, как-нибудь ещё увидимся, Лилечка. Она произнесла эти слова, надеясь в душе, что Лиля может, постоит ещё минутку и расскажет про Родионова, но Лиля кивнула ей в ответ, и скрылась за подъездной дверью, как минуту назад за ней  скрылся дядя Витя с коляской.
Так разговор и закончился многоточием.



***
…Дома Таня нашла старый альбом с чёрно-белыми фотографиями.
Она так и не узнала, что произошло в тот серый октябрьский вечер, когда возвращаясь вечером с работы, Родионов, переходя через рельсы железной дороги, увидел вдали яркий свет локомотива. Но  это было ещё не всё. На освещаемом мощной лампой участке Родионов увидел тёмный силуэт человека, который шёл по рельсам, засунув руки в карманы. Шёл быстро и деловито.  И всё бы это было ничего, если бы локомотив, двигающийся где-то сзади, не подползал бы к нему страшной, сметающей всё на своём пути, силой. Моментально оценив обстановку, Родионов со всех ног бросился к этому человеку. Пока он бежал, он перекрутил в своей голове тысячу вариантов, задаваясь вопросом,  почему этот тёмный человек не уходит с рельсов – ведь локомотив гудел так, что можно было оглохнуть. Приблизившись так, что от незнакомца его отделяло уже не более десяти-пятнадцати метров, Родионов сообразил, в чём дело. По рельсам быстрой походкой шёл паренёк с наушниками. И этот парень, находясь в плену  музыкальных звуков, ничего не видел и не слышал ни в каком смысле слова: ни в прямом, ни в переносном.   Локомотив был уже рядом, он не переставая гудел и свистел, и будь он человеком, он, вероятно бы осип и охрип от издаваемых собою звуков. Родионов сильными руками  схватил парня почти поперёк туловища и сбросил с рельсов куда-то вбок, где темнели низкорослые кусты каких-то растений, вечно сопровождающих бесконечные железнодорожные пути. Он и сам бы успел отпрыгнуть буквально в последнюю секунду, если бы не поскользнулся перед железной машиной на старых деревянных   шпалах…
… Нет, ничего этого Тане уже было не суждено узнать.   Вечером, прихлебывая чай из старомодной белой с золотистой каёмкой чашки, она медленно пролистала свой альбом и остановилась там, где было несколько снимков, оставшихся с её первой школьной практики.  С одного из них, улыбаясь виновато и наивно,  на неё смотрел невысокий худощавый паренёк со светлыми волосами, который, вероятно, впоследствии так  и не выучил, как спрягаются английские глаголы в простом настоящем времени...


2011 год


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Алексей Осидак      21:23 07.03.2018 (1)
Очень понравилось! И с наступающим праздником Вас! 
Магдалина Гросс      21:30 07.03.2018
Спасибо! Это был первый рассказ, после статей в газеты. С него, в общем- то всё и началось.
Данута Рексць      11:45 28.02.2018 (1)
Целый пласт жизни...с интересом прочла!Успехов!!!:)
Магдалина Гросс      11:54 28.02.2018
Спасибо Вам за внимание! В общем-то, это был первый рассказ, написанный более-менее "профессиональной" рукой. (Естественно, это не первоначальный вариант. Тут немного профессиональный редактор поработал и дал мне рекомендации на будущее. Где и что стоит писать, а где - нет. ) Рассказ списала с себя и герои - ребятишки, которых я учила после 5 курса института. Ещё раз спасибо за внимание.
Леонид Лялин      19:09 24.12.2017 (1)
Хорошо, интересно и образно написано. Спасибо, Магдалина.  Прочитал с удовольствием.    
Магдалина Гросс      20:43 24.12.2017 (1)
1
Спасибо Вам большое за внимание! Я всегда рада, если читателям нравятся мои рассказы.
Леонид Лялин      21:08 24.12.2017
Ляман Багирова      20:20 16.12.2017 (1)
Магдалина, мне настолько понравилось, что я по ошибке от чувств нажала на не "очень понравилось", а на просто "понравилось". Простите мне это. Вы -автор, Магдалина, настоящий, тонкий, глубокий, умеющий чувствовать душу персонажа. Спасибо Вам з это произведение.
Простите за невольную ошибку.
Это в избранное.
Магдалина Гросс      13:02 24.12.2017 (1)
1
Спасибо за оценку, Ляман! Мне кажется, что на этом сайте очень много действительно талантливых авторов, которые реально пишут лучше тех людей, чьи книги иногда попадаются в книжных магазинах и библиотеках. И хоть Вы пишете, что у меня есть умение прочувствовать душу персонажа, я бы у таких людей поучилась бы. Честно Вам скажу: свои рассказы никогда не считала чем-то выдающимся, ну так, на "четвёрочку" я бы их оценила - не больше. Но раз Вам, как читателю нравится, большое Вам спасибо! (А насчёт неправильно нажатой кнопки даже не вспоминайте! )
Ляман Багирова      18:10 24.12.2017
1
Магдалина, дорогая, испортился мой домашний комп, завтра отнесу в починку, потом напишу подробнее. Пишу сейчас от соседки.

Как исправится, напишу. 

Всегда с неизменным добром,
Ляман

Маргарита Винтер      02:59 24.12.2017 (1)
1
Магдалина, огромное спасибо, очень понравился Ваш рассказ, читала с огромным удовольствием!)

С теплом, Маргарита.)
Магдалина Гросс      13:05 24.12.2017
1
И Вам так же спасибо за то, что нашли время прочитать и оценить. Ведь тот, кто пишет - пишет не для себя (равно как и художник создаёт картины не для того, чтобы увешать ими собственное жилище). Я очень рада, что Вам понравилось.
Татьяна Лаин      19:26 15.12.2017 (1)
1
Расстроилась..Жаль парня. Душа чистая. Спасибо вам за прекрасный рассказ
Магдалина Гросс      19:57 15.12.2017 (1)
1
И Вам спасибо за оценку и комментарии. А этот рассказ из всех написанных был самым первым.
Татьяна Лаин      12:02 16.12.2017
Иван Алехин      16:13 15.12.2017 (1)
Разные люди, разные судьбы...
Магдалина Гросс      16:15 15.12.2017
Да... иногда смотришь на человека - и кажется, что он ни на что не способен. Проходит время - и всё меняется местами... Спасибо за оценку!
Андрей Воронкевич      15:40 15.12.2017 (1)
Рад приветствовать Вас на сайте именно как прозаика! Стихи каждый грамотный может сочинить, а вот прозу - не каждый! Структурно-то проза посложнее поэзии будет. К сожалению, проза на "Фабуле" не слишком в чести. Читают её мало и неохотно.
Магдалина Гросс      15:52 15.12.2017
Здравствуйте, Андрей. Спасибо за то, что заглянули на мою страничку, и за оценку рассказа тоже, конечно, большое спасибо! Мои первые статьи были в газету (конкурсные, а так же как внештатника). Потом был большой перерыв. Я очень рада, что мой рассказ Вам понравился (кстати, он довольно старый, т.к. написан в 2011 году). Сюда попала с сайта "Неизвестный гений". Тот сайт неплохой, но на нем больше выставляют то, что выполнено руками: рисунки, вышивку, фото и т.п. Вот проза, как Вы выразились, на том сайте точно "не в чести". Один человек прочёл мой рассказ и посоветовал зарегистрироваться здесь. Вы знаете, он оказался прав. Тут много интересных людей. Кстати, и прозаических произведений я здесь нашла тоже немало. С уважением, Магдалина Гросс
Виктор Яго      20:58 09.11.2017 (1)
Да, люди очень меняются со временем. И школьники, и студенты лет через 10-15 предстают уже с другими характерами и другим отношением к жизни. А парня жаль. 
Магдалина Гросс      21:43 09.11.2017 (1)
Спасибо за прочтение! Случай взят из моей жизни, изменить что-либо не представилось возможным.
Виктор Яго      22:24 09.11.2017
Чтобы уйти от воспоминаний прошлого, посмотрите "Аварийную посадку".
Книга автора
Совсем не женская история 
 Автор: Магдалина Гросс
Публикация
Издательство «Онтопринт»