Лицо друга
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Миниатюра
Автор:
Читатели: 27
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Вот и сейчас посмотрел, и ахнул: чистый Серёга, мой одноклассник!

Лицо друга

Ах, этот Интернет! Новость: учёные воссоздали лицо Иисуса Христа! Но это для 2019 года! А этот портрет на основе изысканий и научных методологий я видел давно. Это лицо восточного раба. И пусть мне простит Господь, но художники, воссоздававшие его лицо, не любили Его. Потому что голая наука ничто по сравнению с самой жизнью.

Вот и сейчас посмотрел, и ахнул: чистый Серёга, мой одноклассник! Та же слегка жирноватая кожа, припухлые щёки, невыразительный нос перса.

Это имя и фамилия Серёги русские, а сам он чистый восточный человек!
В 1948 году Ашхабад, столицу Туркменистана полностью стёрлo землетрясение. И сделано очень коварно – сначала город подбросило, а затем - толчок по горизонтали. Там не только глиняные кибитки рассыпались в пыль, но и более современные для того времени здания не устояли. Железнодорожники рассказывали, что собралось на совещание всё руководство и среднее звено железной магистрали. Почти никто не выжил…

В это время на станции Ашхабад стоял грузовой поезд, который кондуктором сопровождал Сергей Александров. Русский человек, заброшенный в Среднюю Азию судьбой. После бессонной ночи в тамбуре с фонарём и флажком, он возвращался из конторы с путевым листом обратно, домой. А здесь как тряхнет! Проходил мимо жилого дома из-под развалин которого услышал плач ребёнка.  Привёз в Чарджоу, назвали с супругой, как и Сергея, ставшего ему отцом.

В наш класс Серёга пришёл из соседней железнодорожной школы-интерната. Мы его полюбили за весёлый, неунывающий характер и многочисленные способности. Он играл на баяне и пел, аккомпанируя самому себе. Особенно запомнилась из «Сиреневого тумана» - «Постой, паровоз, не стучите колёса…». Он её всегда пел захмелевшим от дешёвого туркменского вина приёмным родителям.

Серёга стал работать лаборантом в школе, хоть как-то помогая себе одеться. Не забывал и про родителей, покупая после получки колбасы, масла, яиц.

Он не любил драк и разборок. Он всегда мирил и его слушали. Он, бывало, вытирал слёзы, рассказывая товарищам о своём житье-бытье. Но не жаловался.

В последнем классе я уехал в Россию, жил под Куйбышевым, а оттуда поступил в Балашовское военное училище лётчиков. Высшее. Списался с Серёгой и после года моей учёбы он приехал и поступил. И стал классным лётчиком! Служил в Афганистане, но в чём-то проштрафился и не дотянул до полковника. Впрочем, чаще это звание давали уже спустившемся с небес штабным лётчикам. Или героям! Он им и был, проклиная войну и гибель людей.

Уже на пенсии мы сидели у него в Чехове и пели песни после какой-то настойки, которую с содроганием мы выпили дружно!

К этому времени Сергей Сергеевич уже был адептом какого-то святого старца.
- Мне нравится его философия добра и счастья…

И вот портрет Иисуса. В его глаза добавить бы огоньки доброго участия и любви к людям! Как у Серёги! И его ласки, которая была дана неизвестными туркменскими родителями, не погашенная приёмными родителями, которые, по сути, были так же добры, приютив грудного сироту на своей груди. И ещё была наша школьная искренняя любовь к этому хорошему человеку. Я не кощунствую, я знаю, Иисус в душе и сердце каждого из нас!
Послесловие:
Я знаю, Иисус в душе и сердце каждого из нас!

Оценка произведения:
Разное:
Реклама