Бал - маскарад эпох. Повесть-эссе
Тип: Заметка
Раздел: Обо всем
Автор:
Баллы: 4
Читатели: 476 +1
Внесено на сайт:

Бал - маскарад эпох. Повесть-эссе

Начало 20-го века. Особняк князя Львова во Франции
-Фи! - взвизгнула Стаси, - он же еретик!
-Он не еретик, милочка, он - рЭволюционЭр , - пояснила тетка племяннице. Род Боголюбских представлял сегодня викторианскую эпоху, потому никаких фривольностей. Жабо-воротнички до подбородка, плечи и грудь наглухо закрыты бордовым атласом.
-Еретик это Толстой, моя милая Стаси, - в разговору подключился бравй молодой человек в костюме-морском мундире времен Нельсона и Ушакова.
Дамы хоть и разных возрастов, но с одинаковым благоговейным трепетом прошептали -"Колчак !" Да, это был Сам Александр Васильевич.
Роскошь бала поражала, тем белее  удивительно, что род Львовых давно не считался богатым. Особняк, в нормандской провинции Франции, сегодня привлек наиболее титулованных особ и лиц, что числились в фаворе у знати.
Сцена. Полная копия сцены Большого Театра. Как же! Шаляпин. Его приезд обсуждался с таким же рвением как и гонорар певца, пока устроитель бала - князь Львов не присек досужие разговоры замечанием, что национальное достояние не предмет торга.
-Александр Васильевич, голубчик, успокойте нас, - запричитала старшая из Боголюбских, - Вы ведь, гордость русского офицерского корпуса, не допустите революции? Вот и мундир на Вас наиславнейших Нельсона с Ушаковым, что раз и навсегда отучили смутьянов обезглавливать наисвятейших монархов.
-Увы, моя дорогая графиня. Сейчас мы с Вами в центре той страны, где вверх все же был за смутьянами, - напомнил Колчак.
-Кажется, наш любезный князь Львов, слишком поддался свободному и либеральному духу Франции. Слышали, Александр Васильевич, он пригласил  изгоя русского дворянства...? - запричиталя юная Стаси совсем не по-юнному, а как сварливая тетка уже предклимактерического возраста.
-Кропоткина? Будет забавно, я думаю, моя милая Стаси, - но всем видом Колчак давал понять, дальше банальной забавы, он не допустит. Да, эмигрант Кропоткин был под защитой Французкой республики, однако средь русской элиты никаких призывов и  бунтарских лозунгов.
-Что за времена! - старшая Боголюбская оценила браваду морского офицера и встала к тому поближе, как бы подчеркивая, что она под его защитой, - раньше мужланы лезли в знать, чтобы стать гордостью страны. Теперь лучшие российские фамилии идут в мужики. Шубин, Ломоносов, Разумовский. Вот, на кого равняться надо!
-На кого, на кого, тетушка? - Стаси сморщилась, - на Ломоносова!? Не того ли неуча, что привил нам примитивнейший ямб? Сумароков! Вот наш светочь, что был раздавлен неотесанным мужланом с севера. И мы еще будем долго мучаться с корявым, народным фольклером ввиде убогого стихосложения.
-Зря Вы так, Стаси, - заступился за первого русского академика, Колчак, - он преуспел в мозаичном искусстве.
-Ах да! Он ведь был очень дружен с вольнодумцами-итальянцами. Даже у них ученую степень заслужил раньше чем на Родине. Наверное, Бернулли с ним и поделились своими секретами, дабы нас побольнее унизить. Мол, вот вам - потомки Рюриковичей! Мужика просветим, а вас в дураках держать будем.
(Обычно, автор оставляет комментарии снизу. Я вмешаюсь в диалог русской элиты начала прошлого века так... в скобках.
Бернулли. Вы открываете на кухне кран и, само собой, не задумываетесь, что вода в него поступает по гидродинамическим законам, сформулированными великим итальянцем.
Ломоносов. "Открылась бездна звезд полна, звездам числа нет, бездне дна". "Мужлан", что мимоходом, средь опытов по металлургии, физике, астрономии подарит нам эти волшебные строки. Увы! Знать, что тогда, что сейчас, признавала только достижения своего круга. Раньше они были. Скромные, но были. Сейчас...)
-Невольно соглашусь с Вами, милейшая моя Стаси, - Колчак пижонски закурил папиросу, хоть этим несколько подпортил атмосферу маскарада эпох. Во времена Ушакова таких курительных элементов еще не было, - не далее как в прошлом месяце, довелось мне инспектировать наши северные морские рубежи. Опять войной запахло. Да-да, побывал на родине Ломоносова, дабы еще проверить свою теорию о возможности северного морского пути. Захожу на завод в Соломбале. Со славнейших времен Петра Великого завод стоит. Цех. В углу мальчонка. Что-то мастерит за верстаком. "Как зовут спрашиваю?" Тот наглец даже не обернулся. Офицер с ним разговаривает, а тому плевать (простите за вульгарность.) "Толя я, Кузнецов" - буркнул мне этот паршивец и дальше свою жестянку колотит. Пригляделся. Этот дурень смастерил макет лодочки из банок, а к днищу пытается приделать крылья. "Зачем?" - поинтересовался я, - "твою лодку сразу перевернет первая же волна". Тот ответил как плюнул. "Не перевернет, коль разгонится". Я ему и так, и так, и с расчетами по гидродинамике. Нет! Арифметике я не учен, таблицы умножения не знаю, но лодку не перевернет. Поморы, конечно, славные мореходы, но лучше им рыбку и дальше ловить, чем лавры Крылова (великий русский судостроитель) примерять.
(Анатолий Кузнецов. Мой земляк и слава советского флота. Его щуки и буксиры-тральщики вступят в поединок с армадой Деница и не покинут поле боя в отличии от хваленной царицы морей - Англии, что поджав хвост, сдаст торговый караван РQ-17, и, якобы, не увидит идущий через Ла-Манш немецкий линкор Тирпиц. 22 июня 1941 года флот адмирала Кузнецова не потеряет ни одной боевой единицы. О "победах" Колчака сказать в общем то нечего.
Знаю, знаю, знаю, знатоки истории. Колчак с Кузнецовым не могли пересечься даже в гражданскую. Первый драпал через всю Сибирь. От второго драпали интервенты от Котласа до Архангельска.
Простите мою авторскую фантазию. Уж очень мне хотелось противопоставить парнишку-пролетария, который выиграет все, щеголеватому пижону-снобу из офицерской элиты, который не выиграет ничего).
-Смутные времена настают, - кудахтала по-старчески, но еще весьма юная Стаси, - поглядите вокруг! Ни одного персонажа из нашей эпохи. Все спрятались за костюмами стрельцов, преображенских офицеров, вон римские легионеры. Впрочем...
К ним присоединился весма и весма смазливый юноша в костюме самом, что ни на есть, соответствующим духу начала 20 века.
-Запах бензина от Вашей одежды не отбивает даже лучший французкий парфюм, господин Сикорский! - но в упреке Колчака не чувствовалось раздражения. Морской офицер был искренне рад юноше, что подошел к ним в кожаном костюме первых авиаторов. Неизменный шарф полутораметровой длины, Краги, что защищали не только пястье, но и половину руки. И, конечно, герметичные очки на шее.
-Будте снисходительны к юноше, Александр Васильевич, - заступилась за Сикорского Стаси, - тем более нам от смутьянов нужна защита не только с моря, но и с воздуха. Мы вот тут обсуждаем одного приглашенного "князя",  наш бесстрашный Икар.
-Кропоткина что ли? - Сикорскому позволялась фамильярность и, даже, некое хамство в общении. Человек-смертник (в те времена авиаторы жили недолго) невольно восхищал окружающих своим напором и беззастенчивастью, - старика надо с собой взять! Высота быстро очищает мозги от всякой дури.
-Боюсь, все серьезнее, мой друг, - возразил Колчак, - у него уже слишком много последователей.
-И что они могут? Это чернь! Подлый люд! Ни грамоте не обучены, ни, тем более, двигатель завести. Вам даже орудия главного калибра расчехлять не придется, дружище Александр Васильевич, - задорно констатировал Сикорский, - вон... Повадился ко мне в ангар нищий студентишка, родом из подвала. Туполев, кажется, его фамилия. Отирается, отирается вокруг меня, а суть то от него ускользает. Происхождение-с не позволяет аэродинамику понять-с. Терплю из жалости. Чушь несусветную несет. Давай уберем второе крыло у этажерки, сделаем моноплан. А мы и с двумя то едва в воздухе держимся! Тут ведь как надо! На коленях у папулечки-профессора грамоту постягать. Знать с сопливых времен, что есть "аз", а что есть "глагол".
-Вы уж остерегайтесь всяких пиявок из черни, наш пламенный Икар! - старшая Боголюбская уже и не знала в чьей защите из молодых снобов нуждается больше, потому попеременно перемещалась от Сикорского к Колчаку, - ведь и так с судьбой каждый день в русскую рулетку играете. Кстати, буду в отце городов русских, Киеве, обязательно навещу Вашего батюшку. Что-то совсем нервишками замучалась. Переживания, мой друг. Кому держава достанется!
-Ждем-с, моя любезная графиня. Папулечка мой практикует и весьма-весьма будет рад столь благородной пациентке.
(Сикорский врет. Происхождения Андрей Туполев был более знатного чем  он. По матери Туполев - дворянин. Но, уже тогда, Сикорский чувствовал в его лице конкурента на авиационный трон.
Две личности, чье персональное противостояние перерастет в противостояние авиастроения Советского Союза и  США, где первую победу одержит наш конструктор. Его АНТ, с Чкаловым за штурвалом, пересечет Арктику и покорит Америку своим дерзновением)
-Мог бы этот холоп Туполев от меня многому научиться, но опять же-с , смутьян-с. Из института вылетел быстрее моего Рено на взлете за бунт. Теперь вот бедствует, да у меня побирается, - Сикорскому льстило внимание слушательниц, хоть Колчак начал понимать - здесь больше личностное, а не вопрос о знатности и связаным с этим интелектом. В его то противостоянии с сопливым парнишкой помором и так было все понятно. Куда бесграмотному пацану до элиты русского флота. А вот у Сикорского несколько иначе. Грызня талантов.
("Грызня талантов, что перерастет в борьбу гениев. Они даже умрут в один год, Сикорский и Туполев. В год моего рождения-1972. Эти Глыбы авиации закончат эру, рвущую звук, и плюющую на земное притяжение).
-Вы, царь небес, уже, видимо, поодщались с гостями. Крайне любопытно старухе - а откуда это у небогатых Львовых капиталец заимелся? - старшая Боголюбская все успевала. И сплетни собрать в том числе.
-Политика-с, милая и юная графиня. Ей богу, Ваша племянница больше напоминает Вашу сестру, - Сикорский знал о трогательных отношениях Боголюбских с двором Романовых и особенно с вдовствующей императрицей. А деньги на свои авиационные прожекты ему требовались немалые, - борьба-с с коррупцией, оказывается, дело выгодное.
(Любезность Сикорского и психиатрическая консультация его отца сработают. Он получит серьезный грант на свои исследования, создав первый в мире бомбардировщик "Илья Муромец")
-А что же его связывает с этим... Иудой? - уже Стаси включилась, чтобы удовлетворить свое любопытство
-С Кропоткиным? - уточнил Сикорский, - ей богу, не знаю. Свечи зажигания, элероны. Тут я силен. Политика-с... извините, не обременен.
-Я поясню, с Вашего позволеня, - Колчак не исключал своего брака со Стаси, что для карьеры было существенней, чем любезности авиатора, - князь Кропоткин разработал концепцию. Назовем ее "власть снизу" или земство. Князь Львов, как предводитель дворянства, хочет ее опробовать в своей Губернии. Но мне кажется, что в Зимнем ему шепнули. Коль Кропоткин теперь недосягаем, то его надо прилюдно унизить. Желательно перед всем цветом дворянства. А значит будет забавно.
Но "забавно" не будет.
продолжение следует, где, само-собой, наш князь-анархист заставит содрогнуться гостей князя Львова.

Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     10:39 22.11.2015
Неузеаваемоузнаваемый стиль. )) Хорошо.))
Книга автора
Корректор Желаний 
 Автор: Сергей Лысков
Реклама