Стихи
Тип: Стихи
Раздел: Лирика
Тематика: Без раздела
Автор: Роман Рябинкин
Баллы: 5
Читатели: 330
Внесено на сайт: 15:12 29.03.2010
Действия:

Стихи

Это снилось: на небе, чёрном-чёрном как дикая смоль,
Перламутровой россыпью-трелью разливалась небесная кровь;
Капли-точки чертили пространство, разводились узоры-мосты,
Я не мог бы там долго остаться, не могла бы остаться и ты…
Чьи-то трепетно чистые слёзы красной краской, с акцентом росы,
Умывали холодные звёзды, добавляя в неон бирюзы.
Мы шагали, смотрели на небо, удивлялись, мы были чисты,
Понимая, что там не остаться, а остались бы – были б не мы…
_

Руна рьяно режет рану звонкопениями сна,
Перламутровая прана невесома и легка,
Руна-рана режет рано, утром дух и чист, и бодр,
Круговертью захватило и несёт, несёт, несёт…
Я вдыхаю полной грудью, я живу, когда несу
Перламутровые груды, на руках своих росу.
Мудры мудры, мудры мантры! Ах, моя ты благодать, –
Я – счастливый, ты – несчастна, но счастливой можешь стать.
_

Стоял человек на крыше –
Кричал – а его не слышат.
Сидел человек на небе –
Молчал – вроде был и не был.
Лежал человек навзничь –
Сковал его злой паралич.
Летел человек к звёздам –
Такой вот дурак несерьёзный.
_

На прощанье я заплачу,
Заплачу за всё с лихвой;
У тоски не будет сдачи –
Рассчитаемся потом.
На прощанье я застыну,
Терпкой болью замолчу;
Растопить больную льдину
Знаешь, мне не по плечу.
На прощанье я умоюсь
Чистой соли серебром,
Растворюсь, в листву зароюсь…
И не знаю что потом.
_

Здравствуй, Солнце, тебе не жарко?
Как дела? Что так ярки лучи?
Перепутал тебя по запарке
С мутным светом холодной Луны.
Ты прости, ты же знаешь, я грешен
И решительно болен, хоть вой!
Солнце-Солнце, твой луч бесконечен,
Но конечен мой путь непростой.
Я тебя не обидел? Не дуйся!
Поболтаем? Пригубим вина?
Ты не пьёшь… да я знаю, я в курсе,
Ты же внучка египетских Ра…
Ну, покеда! Пиши, если хочешь,
Расставаться мне трудно с тобой,
Может, летом мы встретимся в Сочи?
Иль весной занесёт в Уренгой…
Светишь всюду, ты – вечное счастье,
Подари и мне лучик тепла!
Скоро кончится злое ненастье…
Вижу-вижу, …а вот и Луна!
_

Лечусь словами, это – лучший способ
Понять других, развлечь себя;
Как Прабхупада, блин, я с вами!
Как Свами Прабхупада я…
Накрыли будни, злыми стали
Слова мои из нервной стали;
Я саблей вырезаю боль,
Мне время выдумало роль.
_

Параллельновытянуты два пути.
Симметричноскованные я и ты.
Пара глаз открытых в этот мир.
Ты – моё уныние, мой кумир.
Запирай на все замки своё «я»,
Не пускай меня к себе никогда;
Будь лишь ощущением, не родись,
Камнем преткновения в эту высь.
Разобью все стены я дробью слов,
Ты – моё спасение, моя кровь:
Брызжешь, фонтанируешь, даришь жизнь,
Ищешь, фантазируешь, точишь мысль…
Параллельновытянуты мы с тобой,
Симметричноскованные мы судьбой.
_

Ночь устала быть одинокой – ночь родила дочь.
Ночь устала быть голо-синей – ночь родила сына.
Дочь ночи выросла и родила сына,
Тот устал быть одиноким как ночь, и родил дочь…
Так размножалось их ночное племя,
Разбрасывало повсюду своё семя;
Семья ночная – тайна большая!
Будь осторожен – они такие:
Закрадутся, не дай Бог, в душу
И обрежут крылья…
Ты их стерегись, будь на чеку всё время:
Ночи, её детей и всего их ночного племени!
_

Сквозит душа сквозь расстоянье ночи,
То не захочет, то захочет
Уйти в безвременье времён;
Я ею всласть обременён…
Синхронизация момента,
Полёт… и жаркое паденье…
Лети, забудь, не вспоминай,
Фонтаны-искры разбросай,
Заполони миры и звуки,
Отведай путь и выпей муки,
Пренебрегай прогнившим злом…
И в космос! В космос!! Напролом!!!
_

Седой старик, старик-туман зовет в свой лабиринт;
Седой хитрец, старик-обман к себе меня манит;
Мне любопытно – что же там, за тщетой этой дня,
За миллиардом белых рам и хари-Кришн тебя;
Я – за стеклом, ты – за стеклом, а между нами – путь,
Седой хитрец, старик-обман на нас наводит жуть…
Мы были только что близки, теперь мы – лишь мираж…
Седые блики, огоньки, кураж, кураж, кураж…
_

Голодный, злой, немного пьяный смотрю в окно:
Луна желтеет рьяно, ржаво, высоко.
Мне легче, мне совсем легко – она всему виной,
Она – спаситель золотой во мне и надо мной…
Спасибо за покой.
_

Смахнув прилипший к листьям ветер,
Невольника невольно я освободил;
Порвав невидимые сети, я жизнь кому-то подарил;
Свою же жизнь, ее не жалко, ее не трудно потерять…
Осколки светят пылко, жарко и в душу странника хотят
Попасть, упасть, войти, проникнуть, забраться и исчезнуть там,
Стать Буддами или Христами, строками вещих телеграмм…
Аккорды бьют щадящим звуком,
Ни ноты фальши, ни души…
Пожар спалил, сничтожил звуки,
Уж ветра нет…и мы одни.
_

Хотел уйти и слушать звуки, хотел молчать над тишиной,
Но был «научен» я «наукой», «очеловечен» был толпой.
Сказали: «Ты не с нами, а значит, верно, против нас»,
Я их послушал, но оставил один лишь шанс, так, про запас…
Минуло время, шли секунды, за ними – люди и слова,
Обезображенные судьбы и безобразные «ура»;
Я шел и шел, потом взял камень, разбил окно и прыгнул вниз…
Я был и не был, все оставил…
Я – смерть?..
Я – шанс, который вечно жизнь.
_

Бессильный взмах крыла – и вновь паденье,
Отчаянный рывок, крик, знак, момент,
Бездумный взгляд, бездонный вздох, сопротивленье –
Устал, нет сил смотреть на это пламя…

Немые языки целуют крылья,
Их каждый поцелуй – ток, страх и боль;
Бездумный взгляд, но вот есть путь – освобожденье –
Лететь туда, где будет это небо…

Холодная вода скатилась с неба,
Ее обнял огонь – миг страсти, пар;
Безумно вниз и вечно вверх – прикосновенье –
Любовь огня о моментальность капель…
_

Он, к сожаленью, – ОСЕНЬ и, к сожаленью, все его шаги – осенни и наги;
Пришел с охапкой листьев, открыл пошире окна облакам, лежит и ждет пока…
За стуком сердца, чуть слышна, скрипнет ночь, ворвется тишина,
Неярким светом, все одна, сквозь темноту проносится душа…
Он, к сожаленью, болен. «Диагноз – недостаточность весны», – сказали все врачи;
Уже немного зимний, поддавшись инеем, лежит и ждет когда растает лед…
Зачем бегут люди, когда вокруг ОСЕНЬ?
Когда вокруг ОСЕНЬ?
За чем бегут люди?
За стуком сердца…
_

Я плакал на берегу,
Я плакал от силы и веры,
Сгорал в этом райском аду,
Реке свою тайну доверил;
На грани потери себя,
У самых прекрасных истоков
Я видел начало конца,
Нависшее лезвие Рока;
Река рассказала мне все,
Река не дала мне надежды,
И ночь пеленала меня
В свои покрывала-одежды;
Я чувствовал это лишь раз,
Река рассказала мне правду,
С рекою мы с глазу на глаз
Решили, что значит так надо;
Она отпустила меня,
И я, онемевший, распятый,
Глотал эти слезы огня,
Плевался слезами заката.
Это было со мною когда-то…
_

Дышу дождем
Протяжно, мерно,
И в каждой капле – целая Вселенная,
Вдыхаю свежесть
И трезвею миг от мига,
Меж каждой каплей – вогнутая лига;
Дождь – это повод,
Следствие – река,
На небе – море, океаны-облака…
Смотрю на небо
И трезвею миг от мига,
Дышу дождем
И между нами – лига.
_

Я хотел бы увидеть ЕГО в час, когда чего-то ждешь,
Я хотел бы увидеть ЛИЦО среди множества наглых рож,
Я сказал бы ЕМУ: «Привет!», а в ответ ОНО мне: «Привет…»,
«Не подскажешь, который час?», «Извини, я не знаю, нет…»,
«Ну и ладно», - отвечу я, «Я хотел лишь начать разговор,
все равно мне, который час, наплевать мне на этот вздор…
Как зовут-то ТЕБЯ, скажи…», «Я не знаю», - ответит ОНО,
«Можно я буду звать ТЕБЯ другом?», «Если хочешь, мне все равно…»
Я хотел бы увидеть ЕГО в час, когда чего-то ждешь,
Я хотел бы увидеть ЛИЦО среди множества наглых рож…
_

Миг белоснежной пустоты боится вечности огня;
Горячий блеск зари растопит и меня,
Я в одиночестве стеку по снежным крышам января,
Слезами по утру твоими стану я…
Когда рассеется туман, и мы увидим все как есть,
Я обниму тебя и попрошу прочесть
Свои стихи о пустоте и одиночестве зимы,
И о немой весне, где вновь проснемся мы…

Твой последний взгляд почти растаял,
Твой последний взгляд из пустоты,
Твой последний взгляд напоминает замерзшие цветы…
_

Серебром соткана чистота,
Чище ее не сыщешь,
Тишиной и росой полна,
Забавляется, лесом рыщет;
Вдох и выдох, и снова вдох,
В вечность выдох: летят мгновенья…
Веселится как скоморох,
Освежает как дуновенье…
Все закружится, закипит,
Забушует волной ненастной,
Будто счастье к нам прилетит
Свежерадостна, свежестрастна…
она…
не помню ее имени…
_

Странствие странностей подобно странствию облаков –
Музыка высокая и долетает до потолков,
Иссиня белая, бледными крыльями машет,
Белою сажею стены и окна мажет;
Вот так и я стою у дверей пространственных:
Улыбаюсь, машу руками в прострации,
Записываю в память-ленту звуки дивные
То динамичные, то статичные, а то и просто игривые;
И грива вздымается у лошади-музыки,
На каждой волосинке по отдельному звуку!
Ни при чем здесь фортепиано или скрипка,
Музыка и без них ползет по сознанию липко,
Скатывается каплями меда в трехлитровую банку
И на нее слетаются гении отовсюду как на приманку,
Записывают ее карандашами в нотные тетради
И бесконечно потом этому рады!
Музыка высокая!!!
_

А я ныряю в океан, глотаю воду,
Я привыкаю пить свой новый кислород,
Я понимаю, что понадобятся годы,
Но я уверен, что меня там кто-то ждёт.

Так я ныряю в океан, тонуть всё проще;
А сколько образов хранит в себе вода!
Они становятся реальнее и чётче
На миг застынут – и уходят в никуда…

Воспоминания нахлынут вдруг волною,
Волна уйдет, и обнажатся берега,
И на песке, как бы обмануты водою,
Глотаем незнакомый воздух ты и я…

Всегда оставайся водою –
То живая слеза, в которой спасенье;
Всегда оставайся водою –
То тот океан, на который надежда;
Всегда оставайся водою –
Ты снова утонешь, но и снова воскреснешь;
Всегда оставайся водою…
Всегда оставайся водою…
_

День ото дня – пакостный дождь…
Мне всё сложней, прячусь под зонтом
Истинных слов, пачканных фраз…
Прорван барьер…
Иду не в пример, оправдаю свободу…
Утро. Рассвет краски смешал...
Луч на лице чертит узоры…
Истинных слов быть не должно…
Снилось во сне…
В пример не иду, не оправдан свободой…
А сердце разбилось вдребезги,
Я не замечу, к ночи утихнет…
Ветер распустит волосы, алым закатом море укрылось…
Тону…
_

Лодка застыла на небе – я снова в сомнении,
Вороны видят меня и уносятся вскачь;
Здравствуй же, милая, здравствуй, моя незабвенная!
Я ухожу, чтобы завтра вернуться опять!

Стрелы нацелены ввысь, кучер ждёт приказания,
Конь вороной бьёт по камням копытами всласть;
Мы улетаем туда, где исполнят желания,
Там, где луч солнца затмение будет рождать.

Тени, бескрылые птицы, парят без движения,
Солнце наполнило чёрным их светлые образы;
Я объясняю такое недоразумение
Шансом, что где-то есть тот, кто постигнет Вселенную.
_

Художник проводит кистью по белому полотну,
Чужие наводят мысли на собственную игру,
Всплывают иные судьбы, рождается глубина,
Рука касается кистью снежного тела холста.

Обретшему воплощенье нет дела уже до творца –
Иные рождаются судьбы и времени глубина…
Но стушует чужие игры, остатки былого сна,
Художник касается кистью девственного полотна.
_

И бушевала диким пламенем тоска,
И заливала эту кожу липким потом;
Слова тогда пришли на помощь мне едва ль…
Я выл забытым зверем и вторили мне голоса.

Твой голос я услышал много лет назад,
Потом забыл и, потеряв надежду вспомнить,
Я повергал себя то в рай, то снова в ад –
Так и остался б зверем, когда б ни встретились глаза…

Твой голос из тысяч других голосов,
Минуя коварные двери, стремясь лабиринтами слухов и слов,
Отыщет забытого зверя, заставит опомниться зверя…
_

Пойдём бродить со мной под полною луной,
Волшебной, золотой, идём бродить со мной!
Чем дальше мы зайдём, тем больше мы поймём,
Чем больше мы поймём, тем проще заживём под небом!

Под полною луной, холодною и злой,
Мы станем чуть добрей, теплей и веселей!
И этот парадокс – прогулка между звёзд
И лампочек в окне – так непонятен мне, но всё же…

Ты совершил со мной прогулку под луной,
Под страшною луной, коварною, седой;
И всё, что ты узнал, ты спрячь, не отдавай
До следующей тьмы, где снова будем мы и там, где
В небе светят звёзды, на земле – огни;
В этом микро-макро заблудились мы.
Звёзды светят в небе, лампочка – в окне,
Этот странный синтез плавит сердце мне.
_

Он был последним из умеющих мечтать,
Потом он ушёл, и остались они;
Они – это полудрузья или полувраги,
Но только не те, о ком будут после писать.

Я снова один. Я снова смотрю за окно.
За этим окном пролетают седые года.
Закрою глаза – в который уж раз этот сон,
Где всё тихо и мирно, и не вянут цветы никогда…

Странно и больно, увы, скоро завянут цветы…

Прошу Тебя, не много и не мало,
Чтоб те цветы, что создал Ты,
Остались жить и повода не дали
Нам думать про тот миг, когда завянем мы!
_

Последний романтик следил за рассветом последнего дня сентября;
Последний романтик безумного лета пришёл этим утром не зря;
Последний романтик лежит в полудрёме, укрытый листвой-желтизной;
Последний романтик последнего лета, такой вот последний герой…

Неясною тенью с рассветного неба упал бездыханный орёл;
Его безупречную сильную душу последний романтик обрёл;
Счастливый и пьяный дымит сигаретой, а сзади пестреют крыла –
Последний романтик огромного неба, несущего образ орла.
_

И как понять мне эту тайну – глубину твоих глаз?
Не мог найти ответа раньше, не могу и сейчас;
Мы словно разные птицы, мы две разных души,
Когда-то были очень близко, а теперь далеки;
И это ранит моё сердце, заставляет страдать,
И я пытаюсь что-то сделать, что-то предпринять,
И в этом есть свой ад, и в этом есть свой рай –
Ты молча пьёшь на кухне чай, а я твою печаль…
И как понять мне эту тайну, как её понять?
Какими белыми стихами чувства описать?
Ты – птица в небе за окном, я – птица в клетке любви,
Нас разделяют только стёкла, только лишь они;
Осколки ранят моё сердце, заставляют страдать,
И я пытаюсь что-то сделать, научится летать,
И я смотрю в кривые стёкла, зеркала твоих глаз,
И в искажённом их мерцанье вижу только нас:
Ты молча пьёшь свой чай, я молча пью твою печаль,
Мы – разные люди, и что с нами будет, ты подожди, не отвечай!
Я пью твою печаль, ты молча пьёшь остывший чай:
Остывшие люди, и что с нами будет, знает лишь мудрый месяц май…
_

Прейдёт весна, прейдёт, ты верь,
Зайдёт в сердца, откроет дверь
И настежь окна все забудут о зиме;
Прейдёт весна, растает снег,
Поверь наивно, человек:
Всё будет как в кино: и грустно, и смешно!
Прейдёт весна, по блеску глаз
Из тысячи узнает нас
И станет всё светлей, нежней и зеленей!
Прейдёт весна, поверь тогда,
Когда в душе царит зима:
Растает как февраль холодная печаль!
В объятьях этой весны я таю, я таю,
Мне снятся дивные сны, где я средь звёзд и облаков
Лечу, мечтаю, где я открыл неведомую дверь,
Где мне сказали – верь, прейдёт весна, ты верь!
_

До сих пор не знаю я и сам
Почему из тысяч телеграмм
Мне дождь принёс одну
Промокшую твою;
В лужах тонут листья-корабли,
Их спросил –
Не знают и они,
Я лёг и загрустил, я всё забыл…
А потом всё было как вода:
Дождь всё лил, и унесла река
Остатки наших слёз,
Осколки звёзд…
Я иду по улице один,
Враг себе, себе же господин,
Мечтаю об одном –
Найти свой дом.
_

Расскажу тебе о том, что было потом:
Я покинул этот душный, этот липкий притон,
Я закрыл глаза в огромный светлый зал,
И там наполнил бокал и тихо-тихо сказал:
«А это я, а это мой яд,
и я не виноват, и яд безумно рад,
что он не любит меня, что не люблю его я,
но мы – навеки одно, но мы – навеки семья…
я и мой друг-яд».
Только яд убьёт не сразу, даже если до дна:
Это медленная кара, это злая чума;
Яд целует мои губы, моё сердце дрожит…
Тише, сердце, дай послушать, что мне яд говорит…
_

Столько лет прошло, а ты всё думаешь о нём,
И душа горит чужим огнём;
Столько зим прошло, а ты всё помнишь ту весну,
Загипнотизированную…

Столько лет прошло, а ты всё думаешь о нём,
И душа устала быть огнём;
Воздух дышит ядом, рядом дышит тишина,
В четырёх стенах лишь ты одна…

А ты всё помнишь…
_

Научите меня рисковать:
Научиться хочу рисовать!
Научите меня научить
Рисковать рисовать полюбить
НЕБО.
_

Кто-то участвует в нас,
Кто-то один из Вас,
Кто-то в один из дней
Увидит на дне тень;
Кто-то сойдёт вниз –
В нашу с тобой жизнь,
Кто-то скажет: «Пора,
зимняя детвора!».
Кто-то для нас – лишь миг
Между войной интриг.
Между тобой и мной –
Милый луч золотой…
Этот луч поутру,
В жизнь мою и твою
Мчится, хочет успеть,
Мимо цветных планет,
Сверху летит вниз
В нашу с тобой жизнь,
Капелькой янтаря,
Радуясь и паря.
Я лежу на траве…
Жизнь прижалась ко мне…
Золото и цветы…
Может быть жизнь – это ты?
_

Два часа ночи, два часа ночи –
Что-то не спится, снится не очень…
Паранормальная парочка стрелок
Напоминает взбесившихся белок…
Сонно вокруг, души спящих парят,
Дай же им, Господи, в рай, а не в ад…
Тени от жалюзей жалят без жалости,
Чёрное, серое, лунные шалости…
Вдруг, за окном раздаются шаги,
Слева направо – а дальше ни зги…
Сверху да вниз полетела звезда,
Кто её сбил – не узнать никогда…
Стены стенают молчаньем ягнят,
Как вы там, души, в рай или в ад?
Ночью все звуки чётко слышны,
Будут услышаны точно они,
Будут записаны в строчки стихов,
Спрятаны в память… дверь на засов…
Ночью все люди обречены
Выспаться всласть и проснуться людьми…
А что же, а что же, а что же
Делать тем, кто спать не может?
А как же, а как же, а как же
Убедить себя лечь пораньше?
Ответа нет…
Рассвет…
_

Стих – это часто расстоянье между мною и тобой.
Стих – это часто боль.
Стих нам поможет пережить века:
Стих, сотворённый между снами сна.
Стих между нами – это как бы путь.
Стих делает меня счастливым жуть!
Стих стихиалями прозрачных дней
Парит над зыбкой гладью призрачных морей.
Я лишь творю свой стих за то, что в нём есть сила.
Я лишь смотрю в твои глаза за то, что в них – стихия.
_

Цветок вянет. Не надо! Нет!!!
Цветку не прожить лет…
Цветку не прожить месяцев…

Ваза разбилась. Не надо! Нет!!!
Ваза стояла сто лет…
Куришь, присев…

В мире так много хрупких слов:
ЦВЕТОК, ВАЗА, ЖИЗНЬ, ЛЮБОВЬ…
Не нужно об этом судить…
… умереть… жить.
_

Со злости забила гвозди в хрупкую плоть душа –
Мечется вокруг да около как бешеный пёс она,
Боится потерять опору, твёрдую уверенность-кость,
Она – слабый двухграммовый слепок того, что пришлось…
Пережить до этого…
Жить сейчас…
Остаться с этим потом…
Сжечь и храм, и дом…
Умрём.
_

А что вы хотели? Сгорели качели! Нет того времени уж!!!
А что вы хотели? Убили ребёнка годы злых стуж!!!
А как вы хотели? Вы всё просмотрели, вы всё проворонили и…
Я плачу, я вою, я бьюсь головою о стену на счёт раз-два-три.
_

Знаю, что благодать лучше не брать, а давать,
Чувствую, что цветы – хрупкие тени любви.
Природа не знает границ, от этого и не спится:
Падаю низко ниц, чтобы взлететь, как птица.
Знаю, если любить, можно суть уловить,
Чувствую, если уж ждать, – только твою благодать.
Счастье живёт не в нас, счастье – на миг, на час,
Счастье нужно впустить, нужно на чай пригласить:
«В гости зайди в мой дом, будет уютно в нём!»
Счастье нужно любить, дать ему шанс просто быть,
Дать ему лодку и плыть, вместе с тобой парить
Реками-небесами в дальние-дальние дали!
Знаю, что благодать лучше не брать, а давать,
Знаешь и ты о том. Чай на столе… с тортом.
_

Явился ОН, явил сто тысяч превращений;
Когда б ещё так было хорошо?!
Явился ДУХ в ста тысячах видений,
И привидений с ним – несчётное число.
Явился ПУТЬ и снёс с пути дороги,
Расставил знаки, указатели, столбы,
Продиктовал все рифмы и все слоги,
Но намекнул, что все слова мертвы.
Внутри ОГОНЬ горит, пылает правдой,
Лишь внутренняя правда и важна,
Оправдываться никогда не надо,
Когда ДУША слезинкою влажна.
Явился ОН, явил сто тысяч громов-молний,
Неоновые отблески весны,
Явил ОГОНЬ, что жжёт как Свет Нагорный,
И выжигает сердце у тоски.
_

За всем нужно видеть суть, иначе – бессмыслица, жуть!
Когда не смотрю вовнутрь, я начинаю тонуть.
Если ушла любовь, мечешься вновь и вновь,
Падаешь со скалы – крылья ещё так малы!
Тело лежит на камнях, тело упало в страх;
А на душе так легко! Пьёт она молоко.
Не думали вы над тем, зачем я касаюсь сих тем?
Всё это так жутко красиво! Всё это НЕОБЪЯСНИМО!!!
Главное – не пройти мимо…
Сути.
_

Не нужно быть водолазом –
Так можно всю воду сглазить!
_

Так хочется порою белый лист марать
Своими настроениями-кляксами.
Железнодорожное-полотно-в-клетку-тетрадь
Пестрит полустаночками-станциями.
Сойду на букве «П»:
Поэзия, полночь, пространство…
Поброжу, сам не знаю где,
Забреду в тридевятое царство.
От буквы «П» до «Р» рукой подать:
Романтика, рябь радиоволны…
Бежать, любить, не знать…
Глаза слезами счастья полны!
В букве «С» много света:
Солнце, сирень, созвездие
Радужно-чистого цвета,
В «С» живёт благодать до безвозмездия.
В этом месте поезд зашёл в туннель,
Лист потемнел, стал невидим…
Звонких ударов по рельсам трель –
Чёткая партия MIDI.
Я люблю поезда за то,
Что у них есть характер,
Железнодорожное полотно –
Само по себе – Мастер.
Сижу в вагоне купе,
Разглядываю за окнами буквы,
Они мелькают, словно тень,
Из ниоткуда – череда звуков.
Сосед посмотрит на меня, плечами пожмёт:
Мол, странный тип, и взгляд отсутствующий,
Потом глаза отведёт…
Бог с ним! Мы – лишь случайные попутчики.
Рано или поздно, в один из дней,
Поезд прейдёт к букве «Я»,
Выйду на станции ПЕРВОИДЕЙ.
Встретьте меня, друзья!
_

Ты скажи мне, сколько стоит пропуск в рай?
Целой жизни хватит, чтобы ощутить мгновенье?
Ветра мимолётное движенье?
Ты скажи мне, сколько стоит пропуск в рай?

Ты скажи мне, сколько впереди дорог?
Может и не стоит волноваться:
Отпустить все мысли и смеяться?
Ты скажи мне, сколько впереди дорог?

Ты ответь мне на мои вопросы,
Не могу ответить на твои…
Подкури другую папиросу,
И покурим вместе на двоих.

За окном снежинки пляшут танго,
За окном весь мир сошёл с ума,
И в твоих глазах, я вижу, странно
Засветилась в отблесках звезда…

Мы – герои перелётной стаи,
Духи светло-синих дивных грёз,
Я тебе задал вопрос о рае,
Получил ответ из звёздных слёз…

На душе осталось ощущенье –
Серое безмолвье тишины…
Я беседовал весь вечер с тенью…
Вечер весь молчала рядом ты…
_

Я тебе подарил настоящее,
Девственно чистое, прозрачное,
Нечто глубинное, дивное, сильное…

Я тебе подарил то, что не мог скрывать –
То, что ты не смогла принять…

Ты не видишь за пеленой,
За туманом, за мглой…

Бродишь в дремучем лесу
Одна-одинёшенька, вышла за полосу…

Не просыпайся… спи пока…
И во сне увидь дорогу к себе…

Пусть тебе будет сладко…
Лес – прекрасное место для игр в прятки…


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
влад южаков      11:34 22.07.2010
Роман, я бы Вам предложил публиковать каждое стихотворение по отдельности. И не поленитесь - придумайте названия. А вообще интересно. Рифму бы еще подтянуть в ряде мест - было бы совсем хорошо.
Реклама