Судьба (Рэнга)
Тип: Стихотворение
Раздел: Твердая форма
Тематика: Без раздела
Сборник: Танка
Автор:
Баллы: 30
Читатели: 303
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:

Судьба (Рэнга)

Чёрный подсвечник
В стеариновых слезах
Грустит на столе.
 
Как отраженье в глазах
Линией чёрной в судьбе.
 
Свечи сгорели,
Растаяли, как любовь,
Горячим воском.
 
Стеариновая кровь
Стелется вниз полоской.
 
Сгорела душа,
Как свеча на рассвете...
Огарок чадит... 
 
Много поутру света.
Свечи не нужны, увы…
 
Быть просто мёртвой
Игрушкой в руках судьбы
Я не согласна.
 
Прими протест от рабы!
И поделись-ка властью!
Послесловие:

Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     07:47 03.04.2018 (1)
1
Глубоко!
     16:39 04.04.2018
Спасибо!
     19:29 27.10.2016 (1)
1
     20:50 27.10.2016
     18:18 27.10.2016 (1)
1
Ух, вот это ты выдала! Круто, Натуль.
     20:50 27.10.2016
1
Спасибо, Танюш! Когда-то переводами занималась, иногда сама писала, это из старенького.
Гость      12:12 27.10.2016 (1)
Комментарий удален
     20:49 27.10.2016
Спасибо, Рузанночка!
     12:24 27.10.2016 (1)
1
Очень интересно! Форма необычная, каковы правила? Не видела подобного.
     16:29 27.10.2016 (1)
1
Рэнга (ренга) (нанизанные строфы), жанр японской поэзии, был в моде в 15—16 вв. В создании Рэнга участвовало несколько поэтов (чаще трое), каждый по очереди сочинял по строфе в соответствии с образами только предыдущей строфы. Получалась цепь строф по форме танка, но длиннее, до 100 и 1000 строф. Классическая Рэнга чаще всего — пейзажная лирика; её сочинение, как и танка, подчинялось строгим правилам. Рядом с ней развивалась шуточная Рэнга (хайкай рэнга), свободная в выборе тем и образов. 
Вот пример:

с крыши капель
даже воздух пропитан
щебетаньем синиц

(Мацусита Конобуки)

по краям опушённые инеем
листки первоцветов

(Иса)

огородно- посадочные
дни - приживись ты здесь,
лунария 

(Иса)

а по телевизору опять
спортивный прогноз

(Мацусита Конобуки)

холодным утром
еще звенит в паутине
последний комар

(Мацусита Конобуки)

за долю секунды
шапка молочной пены

(Иса)

раскинув руки
бежит босиком по траве
девушка в светлом

(Иса)

катаемся по кругу
в пустом трамвае

(Мацусита Конобуки)

опять и опять тону
в бездонном озере
твоих глаз

(Мацусита Конобуки)

бабье лето, а повсюду
только запах полыни

(Иса)

отметка в загранпаспорте
перемешиваются
свои-чужие ветра

(Иса)

из кафе доносятся
звуки черного блюза

(Мацусита Конобуки)

на тихой воде
средь кленовых листьев
отраженье луны

(Мацусита Конобуки)

шеренгами, поодиночке
и клиньями - перелетные птицы

(Иса)

за всеми новостями
почти опустели
чайные чашки

(Иса)

спугнув кота в парадной
возвращаемся в уют

(Мацусита Конобуки)

едва припорошены
утренним снегом
поленья для камина

(Мацусита Конобуки)

мужики вырубают
крест из речного льда

(Иса)

знаешь
ты будешь звездой
мне так решилось. ..

(Иса)

заполночь
темнеет away в аське

(Мацусита Конобуки)

с первым лучом
раскрывает цветки
багульник

(Мацусита Конобуки)

упала в талый снег
памятная монетка

(Иса)

Это вольный перевод.

Рэнга (яп. 連歌, «букв. совместное поэтическое творчество») — жанр старинной японской поэзии. Рэнга состояла по меньшей мере из двух строф (ку, яп. 句); обычно же строф было намного больше. Первая, «открывающая» строфа рэнга (5-7-5 слогов) назывались хокку, именно она в своё время послужила основой для создания самостоятельного жанра японских трёхстиший-хайку.
С течением времени танка (буквально «короткая песня») стали четко делиться на две строфы. Иногда их сочиняли два разных поэта — получался своего рода поэтический диалог. Его можно было продолжать сколько угодно, при любом количестве участников. Так родились «сцепленные строфы» (оригинальное название — «рэнга»), поэтическая форма, очень популярная в Японии в средние века. Умение делать неожиданные повороты сюжета, сохраняя при этом сложную взаимосвязь с предыдущей строфой, очень ценилось. В «сцепленных строфах» чередовались трехстишия и двустишия. Соединяя их по два, можно было получить сложное пятистишие — танка.

Так тягостно жить зимою
На дальнем морском берегу!
Бонтё

Кажется, стал бы глотать
Рыбу вместе с костями
Этот иссохший старик.
Басё

Привратник в дворец обветшалый
Юношу тайно впустил.
Кёрай

Ширмы упали вдруг…
Неопытные служанки
Толкнули их невзначай.
Бонтё

Какая убогая баня!
Циновка на грубом полу.
Басё
(Сцепленные строфы из сборника «Соломенный плащ», перевод Веры Марковой)
     16:30 27.10.2016
Спасибо, Наташ, буду изучать.)
Реклама