Лебединая песня корсара
Тип: Стихотворение
Раздел: Лирика
Тематика: Без раздела
Автор:
Оценка редколлегии: 5
Оценка рецензентов: 9,9
Баллы: 9
Читатели: 402
Внесено на сайт:
Действия:

Лебединая песня корсара

***

Господин прокурор, я прошу!
Я прошу вас меня пожалеть,
Безобразье за бортом творили одни лишь акулы.
Ну а я всего лишь выбрасывал в море со шхуны
Все, мешающее плыть ей на юго-восток,
Где в маленькой бухте ждал нас Джон Фок.
Кто он?..
…Он, точно как спрут, оплетает все,
Что попадает к нему в руки.
Ну а я – я же всего лишь его план выполнял,
За то мне и муки.
Мы прибыли по суше в ваш милый и тихий порт,
А на второй денек прибрали к рукам вельбот.
Отчалив от пристани, мы вышли в открытое море.
Нам тогда казалось: впереди удача, а не горе.
Нам приглянулась шхуна, что одиноко
Стояла на фарватере
Как новенькая, после ремонта,
Она сама металась на якоре.

Мы без весел, на одном парусе
Подплыли к ней с левого борта.
И сразу сделали так, чтобы
Не было никаких сигналов порту,
Где большая часть команды
Обмывала свое обновленное судно.
А вахтенный задремал на посту,
И убрать его было нетрудно.
Пьяные матросы в кубрике
Тоже на деле оказались совсем не герои.
Палуба очень скоро стала
Скользкой из-за вытекшей из их ран крови.
Но кок, выспавшись на камбузе,
Вылез оттуда с топором.
Он убил моего шкипера, и это,
Конечно, сказалось потом.
Мы устали как черти
Под утро, а он со сна прикончил троих.
Но все же мне удалось расквитаться с ним за своих.
Выхваченный из рук товарища пистолет
Не послужил ему, хотя и нам – тоже нет.
Он вместе с ним ушел на морское дно,
Ну а нам-то за что невезенье было дано?!
А когда утром, подняв черный флаг,
Мы встречали рассвет,
Увидели, что вслед нам был послан корвет.

Он нас хоть медленно, но верно нагонял,
А на море, как назло, полный штиль стоял.
А вот если бы мне продолжало, как всегда, везти,
Я бы был сейчас где-то очень далеко в пути.
Но, наверное, такова уж моя несчастная доля,
Что не суждено мне умереть в бурю на море.
Я не хотел сдаваться, мне петля ни к чему.
Но моим-то товарищам захотелось в тюрьму.
Там они будут, конечно, до самой смерти томиться,
Не лучше ли было им с морем соленым сродниться?
Господин прокурор, во всем виноват Джон Фок,
Он подлец и злодей!
Если бы не он, я не нападал
Бы ни на один из английских кораблей.
Но Джону было мало испанских каравелл,
Потому что он не только золота хотел.
Ну а я – я просто перед таким соблазном не устоял,
Когда он мне предложил, чтоб
Я наше старое корыто поменял.
Оно уже, мол, во многих местах пробито.
Еще, мол, один абордаж – и оно станет могилой.
Я?..
Я не должен был тогда соглашаться с кутилой.
Он, конечно же, остался в стороне
От этой опасной затеи.
Ведь он не дурак рисковать
Своей шкурой ради этой идеи.

А сейчас, когда все кончилось, пошло ко дну,
Я попрошу вас, выполните хотя бы просьбу одну.
Когда вы все же поймаете Фока, передайте ему,
Что мы с ним вскоре встретимся у дьявола в аду.
Я ему там местечко поближе к огню приберегу.
Ну что ж, не поминайте лихом, я никому не желал зла.
А если что у меня не вышло,
Так на то Божья воля была.


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
Показать последнюю рецензию
Скрыть последнюю рецензию
Евгений!

Вот моя правка, как мне видится.
И непосредственно, рецензия.

То, что я выделила черным, это моя легкая правка, для усиления экспрессии.


Лебединая песня корсара
***

Господин прокурор, я прошу!
                                                    Я прошу вас,
                                                              меня пожалеть,


Безобразья за бортом творили одни лишь акулы.
Ну а я всего лишь выбрасывал в море со шхуны

Все, мешающее плыть ей на юго-восток,
Где в маленькой бухте ждал нас Джон Фок

Кто он?..

… Он, точно как спрут, оплетает все, что попадает к нему в руки.
Ну а я - я же всего лишь его план выполнял - за то мне и муки.

Мы прибыли по суше в ваш милый и тихий порт,
А на второй денек прибрали к рукам вельбот.

Отчалив от пристани, мы вышли в открытое море.
Нам тогда казалось - впереди удача, а не горе.

Нам приглянулась шхуна, что одиноко стояла на фарватере
Как новенькая, после ремонта она сама металась на якоре.

Мы без весел, на одном парусе подплыли к ней с левого борта.
И сразу сделали так, чтобы не было никаких сигналов порту,

Где большая часть команды обмывала свое обновленное судно.
А вахтенный задремал на посту, и убрать его было не трудно.

Пьяные матросы в кубрике тоже на деле оказались совсем не герои.
Палуба очень скоро стала скользкой из-за вытекшей из их ран крови.

Но кок выспавшись на камбузе, вылез оттуда с топором.
Он убил моего шкипера и это, конечно, сказалось потом.

Мы устали, как черти, под утро - а он со сна прикончил троих.
Но все же мне удалось расквитаться с ним за своих.

Выхваченный из рук товарища пистолет
Не послужил ему, хотя и нам - тоже нет.

Он вместе с ним ушел на морское дно
Ну, а нам- то за что невезенье было дано?!

А когда, утром, подняв черный флаг, мы встречали рассвет
Увидели, что вслед нам был послан корвет.

Он нас, хоть медленно, но верно нагонял,
А на море, будто назло,  полный штиль стоял. (это немного выбивается)


А вот если бы мне продолжало, как всегда, везти
Я бы был бы сейчас где-то очень далеко в пути.

Но, наверное, такова уж моя несчастная доля,
Что не суждено мне умереть в бурю на море.

Я не хотел сдаваться, мне петля ни к чему.
Но моим-то товарищам захотелось в тюрьму.

Там они будут, конечно, до самой смерти томиться,
Не лучше ли было им с морем соленым сродниться?

Господин прокурор, во всем виноват Джон Фок, он подлец и злодей!
Если бы не он, я не нападал бы ни на один из английских кораблей.

Но Джону было мало испанских каравелл,
Потому что он не только золота хотел.

Ну, а я - я просто перед таким соблазном не устоял,
Когда он мне предложил, чтоб я наше старое корыто поменял.

Оно уже, мол, во многих местах пробито.
Еще, мол, один абордаж и оно станет могилой.

Я?...

Я не должен был тогда соглашаться с кутилой.

Он, конечно же, остался в стороне от этой опасной затеи.
Ведь он не дурак рисковать своей шкурой ради этой идеи.

Но, а сейчас, когда все кончилось, пошло ко дну.
Я попрошу вас, выполните хотя бы просьбу одну.

Когда вы все же поймаете Фока, передайте ему,
Что мы с ним вскоре встретимся у дьявола аду.
Я ему там местечко поближе к огню приберегу.

Ну что ж, не поминайте лихом, я никому не желал зла.
А если что у меня не вышло, так на то Божья воля была.

Невероятные виденья, Создания моей игры  (Рецензия-ассоциация на стихотворение «Лебединая песнь Корсара»


Признаться, когда я прочла это стихотворение, то задумалась. Не могу сказать, что питаю большую слабость к романтике приключений  Ф.Купер, В.Скотт, Майн Рид , увы, не входят в число моих любимых авторов. Возможно, только Жюль Верн стоит особняком  в этом ряду. Да еще Киплинг.

Его потрясающую «Мэри Глостер» в переводе А.Оношкович-Яцыной  я перечитывала не раз.  И всякий раз упивалась роскошью силы и страсти этого произведения. Противопоставление  философии  благородного разбойника отца и вялого трусливого сына придает этому стихотворению особую притягательность  и выразительность.

Есть дивное стихотворение Блока. «Случайно на ноже карманном Найди пылинку дальних стран -И мир опять предстанет странным, Закутанным в цветной туман!»

Вот ощущение некоего цветного тумана, волшебной силы впечатлений и ассоциаций, «невероятные виденья, создания игры» и притягивают меня больше всего в любом художественном  произведении.

Смысл, острота, психологизм?! О, да, это непременно. Это очень важно. Но этим может отличаться и публицистика. В художественном произведении важно и другое. Выразительность, цельность образов, создание картины. Неважно, как собрана эта картина. Она может быть гладкой, скатной как жемчуг, или, наоборот, мозаичной, собранной из отрывистых слов и разрозненных образов. Но даже в разрозненности должна быть своя гармония. Картина должна собираться, создавать ассоциации и оставлять впечатления. Тогда она запомнится. Ибо читатель в первую очередь запоминает не столько саму картину и  произведение, а свои чувства, вызванные ею.

Поясню на примере. Сейчас мало кто знает имя поэта Ратгауза.  Он и при жизни считался слабым поэтом. А вот одно его стихотворение широко известно, по крайней мере, в оперной среде. На его «Меркнет слабый свет свечи» Чайковский написал свой знаменитый романс "Ночь". Что подвигло его на написание романса? Собственные чувства, мысли и ассоциации, навеянные этим стихотворением.

Возможно, в этом и есть самая большая награда для автора. Когда его произведение будит эмоции, а значит, становится памятным.

Стихотворение «Лебединая песнь Корсара» не филигранно с поэтической точки зрения. Ритмика его подвижна, рифма тоже неровная, рваная. По сути, он больше похож на смешение вольного и раешный стих, или рифмованную прозу , где чередование ударных и безударных слогов не упорядочено, однако содержит в себе рифмы. Но в устах осужденного, от имени которого и произносится это стихотворение-монолог, данная форма стиха звучит трогательно и пронзительно и … обреченно.

Я позволила себе разделить стихотворение на двустишия. Мне кажется, что в этом случае его убедительная сила возрастает. Человек, осужденный на смерть, молит не о помиловании – это уже невозможно, он просит его пожалеть по человечески, дать ему возможность выговориться. Мысли и речь его сбивчивы, он заново переживает все, что с ним приключилось и почему его сейчас ожидает смерть. При сбивчивом рассказе отчаявшийся человек делает паузы, дыхание его прерывисто. Поэтому мне представляется удачным сделать паузы после каждого двустишия.

И еще! Это «Лебединая» - последняя, самая яркая песня корсара, пирата, разбойника -  человека, прожившего яркую жизнь, для которого жизнь без авантюризма, все равно, что мясо без соли!

Поэтому в самом начале предпочтительнее обозначить зачин – крик отчаяния! Не милости, но жалости просит этот человек. Только выслушать, жалея!!!

Я позволила себе разбить первую строку на три лесенкой . Это стилистический прием амплификации – расширения или повышения, слов или фраз то есть расположения выражений, относящихся к одному предмету, по принципу нарастания их значимости, эмоциональной действенности.

Спасибо вам, Евгений, за такую картину отчаяния и всплеска  эмоций. За впечатления, за ассоциации. Спасибо и  за то, что  вы своим произведением напомнили мне бесконечно-любимую «Мэри Глостер» Киплинга –тоже предсмертный монолог хищника, пирата, дельца, но пленяющего  своей силой и страстью.
И если позволите, закончить свою-рецензию – ассоциацию мне хотелось бы стихами Франсуа Вийона, авантюриста, романтика  и Поэта.

Мне из людей всего понятней тот,
Кто лебедицу вороном зовёт.
Я сомневаюсь в явном, верю чуду.

Не знаю, что длиннее — час иль год,
Ручей иль море переходят вброд?
Из рая я уйду, в аду побуду.
Отчаянье мне веру придаёт.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.
Оценка произведения: 10
Ляман Багирова 07.10.2015
     12:41 19.06.2019
"Очпонрав" как рассказ, а не стихотворение. Сильно сбОит.
Реклама