«Pour la peine»
Тип: Стихотворение
Раздел: Лирика
Тематика: Без раздела
Автор:
Читатели: 54 +1
Внесено на сайт:
Действия:

«Pour la peine»

«Pour la peine»
Богодухова А. (Anna Raven)
Май-июнь 2021 г.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Граф Моран – единственный друг принца (затем короля) Филиппа. В любой ситуации остаётся на его стороне. Просил своего друга лишь об одной милости.
Принц (затем Король) Филипп – наследник трона, вступает в заговор против отца. Вопреки мнению советников, имеет собственное убеждение и готов использовать любые методы ради достижения цели.
Леди Эллия – возлюбленная, позже – супруга графа Морана. Существо робкое, тихое, воздушное.
Король – отец принца Филиппа. Наречен Безумцем.
Голиард – советник по финансам. Из троицы советников, кажется,  имеет больше всего влияния на Филиппа.
Регар – военный советник. Самый решительный и рьяный.
Альбер – торговый советник. Кажется – самый осторожный и дипломатичный.
Советники, народ, горожане и пр. – массовка
Сцена 1.1 Пролог
Замок. Полумрак коридора. Тусклый свет почти не касается стен, оставляя множество темных и жутких холодный углов. Дует ветер. Неуютный камень стен как бы давит на каждого случайного прохожего в этом коридоре. Случайный порыв тусклой свечи выхватывает силуэт в полумраке – высокий, худой, в плотной мантии. Это советник по финансам – Голиард.
Затем коридор снова погружается в полный мрак на какое-то мгновение и кажется, что ветер вот-вот задует пламя установленной на мраморном камне свечи, но следующий порыв ветра заставляет свечу разгореться ярче и выхватить еще один силуэт из полумрака – чуть приземистый, ежащийся от ветреных порывов. Это советник по торговле – Альбер.
Альбер (с насмешкою, разглядев в полумраке второй силуэт). Вы всегда появляетесь так рано, Голиард! Неужели пересчитали все монеты?
Голиард (с ледяным равнодушием). Желаете, чтоб я ушел назад?
Альбер (ворчливо, скрывая в ворчании испуг). К чему такие радикальные ответы! Мы в союзе, одного трону желаем!
Третий голос со смешком из темноты, одновременно выхвачен и его обладатель блеском свечи – человек среднего роста с землистым, каким-то даже болезненным лицом – это Регар – военный советник.
Регар. Для дела нам хватит двоих, признаем, господа, признаем!
Регар хохочет. Альбер и Голиард переглядываются.
Голиард. Полно! Нам больше никого не ждем!
Регар (желчно-примиряюще). Да идем-идём!
Сцена 1.2 «Шелест теней»
Голиард (первый выдвигаясь по коридору).
Ночь ведьмой пролетает над городом,
Опускаясь на замок холодом,
И от углов – шелест теней,
Что скользят к цели своей.
оборачивается назад, чтобы убедиться, что Регар и Альбер идут за ним следом, после – сворачивает в галерею. Заговорщики за ним.
По коридорам и провалам,
Боясь лицо своё открыть,
Они собираются ради обмана,
Который позволит народу жить.
Народу, которому тени служат,
И шелест шагов так легко ощутить!
Регар (не отступая и шага от Голиарда, оглядываясь на Альбера)
Слушай шелест тот, слушай!
Он означает сердца, что скорбят!
Участь свою принимая…
Эти тени сегодня творят
Предательство для выживания
Тех, кому тени благоволят:
Это народ!
чуть не задевает неловким движением колонну, но Альбер вовремя пихает его сзади под ребра и Регар охает даже от боли, Голиард оборачивается, шикает ни них, и соратники идут дальше.
И тени скорбят…
Предательством ночь открывая,
И их шелест об этом!
Альбер (замыкая шествие, и, нервничая от этого больше других, постоянно оглядывается).
Кто может призвать к ответу
Тех, кто совершает злодеяние
Для того, чтобы спасти?
Есть безумец! Есть призвание
И не каждому дано идти
По коридорам этих мест:
Но на душу лег крест
Участи, что тяжела,
Тени скорбят – их шелест об этом!
соратники застывают у одной из дверей. Голиард поднимает свечу, освещая немного коридор, Альбер пугливо оглядывается, Регар ехидно передразнивает лицом его испуг.
Голиард, Регар и Альбер.
Что значат клятвы и слова,
Все триумфы и победы?
Есть воля и ее держать
Тяжелее всего, но отважно
Шелест теней может сказать:
Сохранить мир очень важно,
Даже если нужно предать!
Изменить можно лишь смертью,
Изменить и спасти…молчи!
Слушай, как шелест теней и ветер
Заговорили об этом в ночи!
Голиард условленно стучит по темной двери три раза и та мгновенно распахивается. Советники осторожно и молчаливо проходят внутрь.
Сцена 1.3 «Одумайтесь!»
Маленькая комната. На столе свечи, пылает камин. В кресле сидит молодой и очень бледный принц Филипп. За его спиной, облокачиваясь на кресло, стоит его друг – граф Моран, он старше Филиппа, выглядит увереннее. Голиард, почти наваливаясь грудью на стол, втолковывает принцу. Регар стоит в углу комнаты, скрестив руки на груди. Альбер, сидя за столом, угодливо смотрит то на другого.
Принц Филипп. Вы предлагаете мне отца предать и трон его занять! Как смеете вы…
Голиард. Ваше высочество, принц Филипп, взгляните – честно пришли мы, чтобы сказать вам нашу волю…и ее передаем мы с болью, но ваш король – безумьем болен!
Регар (глухо, но Альбер все равно вздрагивает). И вы это знаете лучше нас!
Голиард (с раздражением, что его перебили, но соглашается). Да-да…Регар правильно изрек сейчас. Вы – вот спасение наше! И народу…и домам.
Граф Моран (в раздумьях). Мы вместе можем выпить эту чашу!
Принц Филипп (абсолютно несчастный). О горе нам!
Голиард (выждав паузу). Мой принц, народ вы должны спасти. И для этого нужно решиться…в вас долг сына говорит, но надо идти, пока время еще есть. Решайтесь – сегодня, сейчас и здесь! Либо казните нас, либо с нами! Решайте сейчас!
Граф Моран хмурится и опускает руку на плечо еще более побледневшего Филиппа. Альбер вскрикивает, Регар кивает, свирепо глядя перед собой.
Голиард.
Одумайтесь, Филипп, внемлите
Нашим правдам и печали.
Вы же сами знаете истины лик,
Смотрите на нас, смотрите!
Мы вас с младенчества знали,
Мы слышали первый ваш крик!
Филипп оглядывается на графа, безмолвно советуясь с ним. Граф пожимает плечами.
Регар (выступая из своего угла, но также скрещивая руки).
Одумайтесь, Филипп, кто
Что совершает…для чего?
Кто может изменить нас,
Чей вперед поведет глас,
Когда на троне безумный король?
Вы сын его…
Порывисто бросается к Филиппу. Перед ним выскакивает граф Моран, готовый защитить друга, но принц жестом велит ему отойти.
Я знаю вашу боль…
Регар уходит в темноту.
Альбер (как-то тонко и заискивающе).
Но…одумайтесь, Филипп!
Вы прежде принц, потом уж сын!
Пусть ваша совесть спит -
Есть долг. А на долге – мир.
Есть враг. Есть трон. Есть вы,
Одумайтесь! И сделайте шаг у черты!
Регар.
Решение за вами.
Альбер (себе под нос).
Да или нет? нет или да.
Голиард (глядя в глаза принцу Филиппу, который борется сам с собою и вся борьба между долгом, страхом и стыдом на его лице).
Остался шаг…
Регар.
Многие с нами…
Альбер.
А гнев богов – клевета!
Филипп поднимается из кресла, идет к окну, затем кивает, коснувшись пальцами холодного стекла.
Да будет так!
Советники облегченно выдыхают.
Сцена 1.4 «Для общего блага»
Та же комната. Те же лица. Принц Филипп стоит у окна, спиною к советникам.
Принц Филипп.
Делать то, что долг велит,
И поступать
Для общего блага.
Сердце, усни среди плит -
Я велю тебе молчать,
Так надо!
Оборачивается к советникам.
Голиард. Это верный ход!
Альбер (поспешно). История вознесет…
Граф Моран (перебивая). Мы сделаем все как надо…для общего блага.
Филипп кивает и разглядывает своих соратников.
Принц Филипп.
Для общего блага
Я спущусь в ад.
Стремлюсь к защите…
Так велит долг! Так надо,
Пусть буду я виноват -
Совесть и сердце, усните!
Отходит от окна, медленно приближается к креслу, которое поворачивает ему навстречу граф Моран.
Вам не понять -
Вы не стояли,
Пред развилкой: хочу и надо!
Сердце, я велю тебе молчать,
Выбирая
Общее благо!
Советники аплодируют. Принц Филипп – усталый и истомленный падает в кресло. Граф Моран жестом показывает советникам, что им нужно идти. те спешно удаляются прочь, переговариваясь.
Сцена 1.5 «Есть то, что выше законов всех!»
Граф Моран стоит некоторое время возле кресла с усталым принцем, у которого, похоже, мигрень. Затем, он произносит.
Граф Моран. Друг мой, я считаю, что выбор твой – был вернее всех.
Принц Филипп. И тем хуже мой грех.
Граф Моран отходит от стола, извлекает из ящика кувшин с вином, два кубка и разливает из кувшина вино.
Граф Моран.
Наш мир сплетён несправедливо:
Есть минутные слабость и сила,
Но не всё закон определяет,
Разум твердит, но сердце знает!
Подталкивает один из кубков к принцу и тот покорно обхватывает его двумя руками.
Есть то, что выше законов всех,
И следовать зову души не грех,
Если сомнений нет.,
То тьму можно обратить во свет -
Ведь мы судим себя
Строже законов всех,
Клеймим больше огня
За слезы свои и смех.
Граф и принц молча поднимают свои кубки и залпом опустошают их. Принц тяжело роняет голову на руки. Граф сочувственно хлопает его по плечу.
Мир наш не разделен
И ты к трону рожден.
Это значит лишь одно:
Тебе идти! идти всё равно!
Не смей отступать,
И делай вид, что поступать
Так…тебе не трудно.
Принц Филипп (шепотом, отнимая руки от головы).
У каждого час свой судный!
Граф Моран (кивает).
Но есть то, что выше закона!
И небесного… и земного,
То, что выше законов всех,
И можно решиться на грех,
Если только хватит сил!
Принц Филипп (зябко кутаясь в свою мантию).
О, несправедливый мир!
Сцена 1.6 «Есть тайны…»
Покои Короля – отца принца Филиппа. Король – толстый мужчина с грубым лицом смотрит с недовольством на почти сложившегося пополам Советника  перед ним в поклоне.
Король. Зачем пришел? Видеть тебя – не хочу.
Советник. Простите, что я так долго молчу, но решиться – сложнее всего. Я скажу, скажу сейчас всё!
Мой король, есть тайны,
Сказать не смею,
Но молчать не могу.
Эти тайны печальны -
Они относятся к змеям,
Что пригрел ты ко двору.
Король хмыкает и жестом дозволяет Советнику распрямиться, чем тот мгновенно и пользуется.
Есть у них готовое дело,
Есть поддержка и опора.
И злодейский план!
Но…я разрушу это смело,
Хоть и боюсь твоего гневливого взора!
Но – с ними твой сын, что Богами дан!
Советник в ужасе застывает.  Король цепенеет. Его глаза наливаются кровью, руки мелко-мелко начинают трястись.
Заговор есть и есть тайны,
Молчать не могу,
А сказать не смею.
Это страшно печально,
Но ты к своему двору
Принял клубок змеев…
Не дожидаясь реакции Короля, Советник оборачивается к дверям и щелкает пальцами. Входит Слуга, ожидавший его щелчка, отдает бумагу советнику, а тот, не глядя, отдает ее королю и отступает на шаг, в испуге. Король дрожащей рукой берет лист.
Сцена 1.7 «Будет так!»
В руках Короля лист, поданный Слугой.
Король прочитывает его, вертит в руках и чуть ли не нюхает, проверяя подлинность.
Король (со звериным яростным рыком). Ну…и что же ты мне тут принес?
Советник (тонко и испуганно). Ваше величество – донос! Ваш совет, но что хуже – ваш сын…нет, сказать не хватит сил!
Прикидывается, что в предобморочном состоянии.
Король .читать я умею!
Но что это значит? Что это значит?!
Замахивается в гневе ладонью на Советника, тот ловко отпрыгивает в сторону.
Советник.
Что все будет так и не иначе!
Да, будет так!
Этот преступный шаг
Почти свершен.
В доносе список имен,
Кто решился на это…
Уворачивается от оплеухи раскрасневшегося и яростного короля.
Король.
Мерзавец! Носишь наветы…
Советник.
Это правда!..
Король.
Это я решу.
Советник.
Мой король, я вас прошу!
Подумать и сказать
Как мерзавцев наказать!
Они решили, что будет так
И почти свершили этот шаг…
Вот, король, что это значит!
Король (останавливается и вдруг разрывает в клочья донос).
Будет так и не иначе!
Советник пытается возразить, но Король смотрит на него так свирепо, что Советник, нелепо пятясь задом, почти что выбегает из комнаты, поспешно захлопывая за собою дверь. Король остается один.
Сцена 1.8 «Плоть от плоти»
Та же комната. Король стоит, сминая клочья разорванного доноса на собственного сына. Его руки как будто бы не принадлежат ему и предают каждое его движение.
Король.
Плоть от плоти моей,
Кровь родная моя!
Твой голос среди теней,
О, несчастное дитя!
Я…прощаю тебя,
Благословляю твой путь…
Начинает застегивать свою мантию, оправляться.
Вспомни редкой молитвой меня,
Но с пути блага не смей свернуть!
Плоть от плоти моей -
Я буду небо молить,
Чтоб ты был достойней королей,
Что раньше жили и будут жить.
Сжимает руку в кулак.
Это путь, не отступай…
Я уже слышу шепот теней.
В двери раздается требовательный и резкий, грубый, непочтительный стук в дверь. Слышно сдерживаемое бряцанье оружия, лязг железа и тихие шепоты. Король прислушивается, усмехаясь.
Ну что же…прощай,
Плоть от плоти моей.
Стук повторяется. Не дождавшись ответа, стоящие за дверью, распахивают комнату короля и комнату заливает каким-то странным молочным свечением, в которой нельзя разглядеть ничего.
Сцена 1.9 «Самая длинная ночь»
Выемка в коридоре. Площадка между этажами. На лестнице сидят три советника: Регар, Голиард и Альбер. Альбер постоянно вздрагивает от доносящегося лязганья и бряцанья сверху, но, зажатый между Регаром и Голиардом, старается держать себя в руках. Голиард раскладывает на коленях и ступеньках перед собою – бумаги, Регар прикладывается к своей фляжке.
Голиард.
Сегодня так тихо и темно,
Словно сама ночь
Решила помочь…
Регар.
Нужно было решиться давно!
И поступить про долгу,
Не выжидая…
Альбер.
Осталось немного, немного…
Выиграем? Проиграем?
Регар размашисто хлопает Альбера по плечу, тот вжимает голову в плечи. Голиард, задетый телом Альбера, вздрагивает и недовольно смотрит на Регара, а тот делает вид, что не при чем.
Голиард.
Какая длинная ночь -
В ней так много часов!
Регар.
Сейчас бы спать…без снов!
Но я не могу, друзья,
Еще с эпохи битв!
Слышна наверху особенно сильная брань и грохот…Альбер зеленеет от ужаса.
Альбер.
Может, к силе молитв?
Голиард.
Ночь короче не станет!
Регар.
А вдруг сбежит и устанет,
Как устал давно уже я?
Альбер.
Друзья…
Идет новое время для нас.
Голиард.
Да то же блюдо в соусе новых фраз…
Регар смотрит на него с удивлением, но говорит явно другое, чем думал
Регар.
Те же войны, те же смерти…
Те же клятвы! Даже тот же ветер!
Граф Моран (возникая за их спинами на лестнице и заставляя троицу вздрогнуть).
Тогда скажите – к чему,
Вы давно затевали это?
Регар (протягивая фляжку графу)_.
Всему приходит конец, всему!
Ты с поражением, Моран, или победой?
Моран улыбается. Садится на ступень выше.
Голиард.
Будем пока молчать…
Но наш народ больше безумец не терзает!
Альбер.
Мы сумеем себя оправдать,
А народ никогда всего не знает.
Голиард (встретив взгляд Морана).
Как тихо и темно,
Такая длинная ночь!
Регар.
Нужно было сделать это давно!
А теперь…тьфу! Время не превозмочь!
С досадой сплевывает, после чего снова прикладывается к фляжке.
Граф Моран (вслушиваясь в бряцанье).
У нас пока все по плану…
Голиард.
Когда уже боги от всех нас устанут?
Регар.
Тогда мы станем молить,
Чтобы судьбу изменить,
Но…
Альбер.
Так тихо…так темно!
Какая же длинная ночь!
Бряцанье затихает, Моран поднимается, смотрит наверх.
Регар.
Есть сила, мы ее знаем…да.
Голиард (поднимаясь следом за Мораном).
Тьма решила помочь
В приходе назначения суда!
Сцена 1.10 «Я не буду прощен»
Покои принца Филиппа. Полумрак. Сам принц – юный, бледный, мечется по комнате, не зная, куда сам себя деть. Он ходит по комнате взад-вперед, садится в кресло, затем снова встает, не выдержав и мгновения в кресле. Глаза его лихорадочно сверкают. Движения сбивчивы, крайне нервны.
Принц Филипп.
Может ли что-то смерть оправдать?
Я рос в добродетели чувств.
Я верил, что начну с добра!
Но теперь - мне придётся принять
Свидетельство своих безумств,
Когда добродетель мертва.

Я не буду прощён -
Кто посмотрит на благо?
Кто посмотрит вперёд?
Заклеймён,
Но поступил как надо,
Но больше покой не придёт.
Останавливается у зеркала, вглядывается, но не может узнать своих же черт, отступает от отражения, хватаясь за голову.

Мне чудится - зеркало дрожит,
Меня уже не отражая.
И каждый знает: я убийца!
Сердце давит тяжесть плит,
Каждый взгляд презирает
И больше не спится.
Вспугнув метание принца, появляется в дверях граф Моран.
Граф Моран. Ваш отец скончался…мне жаль.
Принц Филипп (сползает на пол, но граф, бросившись к нему, заставляет его усесться в кресло. Филипп сбивается с собственных мыслей, заговаривается).

Я не буду прощён -
Никто не станет размышлять,
Проще осудить и не смотреть...
Заклеймён,
Без шансов себя оправдать,
И искупить не свою смерть!

Я не буду прощён
Никогда
Заклеймен
Для других...навсегда.
Незаметно появляются в дверях три советника: Голиард, Регар и Альбер.
Голиард, Регар и Альбер. Сегодня на земли легли скорбь и хмарь, сплетая тень смерти и возвещая о кончине короля. Король мертв, и будет скорбеть земля, а мы на трон призываем тебя. Славься! Славься! Славься…ты принцем был, теперь прими корону. Ты наследником жил, а теперь стань служителем трона.
Граф Моран машет руками на советников, призывая их уйти, намекая не неуместность их появления, но неожиданно его руку останавливает твердо теперь уже король Филипп.
Он поднимается из кресла бледный, дрожащий, но твердый.
Король Филипп. Ночь уйдет, а с ней и память. Это значит…(сглатывает комок в горле). Время править!

Сцена 1.11 «Скорбите!»
Городская площадь. Закрываются лавки, все окна закрыты ставнями. На стенах вывешиваются черные траурные полотна, развязываются ленты и снимаются украшения. Всюду траур. Народ на площади любопытно перешептывается, разглядывая Глашатая, который, забравшись на обтянутую черным полотном трибуну, разворачивает тяжелый свиток.
Глашатай.
Подданные! Услышьте боль:
Скончался ночью король,
Что был вами любим!
Мгновенно занимается гул. Горожане переглядываются, кто-то пожимает плечами, кто-то судорожно вздыхает.
Горожанин 1 (шепотом).
Отмучился!
Горожанка 2 (с каким-то злорадством).
Отмучил! Вот благо!
Глашатай.
И остался сын…
Горожанин 3 (в подпитии).
А он…ик…часом, не виноватый?
Горожанка 4 (громко, всем вокруг, кому интересно).
Если и так, то король был
В безумстве!
Гул занимается все больше. Солдаты поглядывают на стоящего на площади в плаще, подле Глашатая, Регара, ожидая его приказания вмешаться, но тот делает вид, что не слышит,.
Горожанин 5.
Да ясное дело – убил!
Глашатай (получив знак от Регара говорить дальше).
Поддержите наследника в скорбном чувстве!
Принесите присягу и клятву сыну,
Ожидайте его венчанья на трон!
Гул и шорох в толпе. Разношерстные выкрики: одобрения, проклятия. Регар дает знак ближнему солдату и постепенно солдаты тихо ввинчиваются в толпу, встряхивая самых говорливых.
Сделайте то, что я один не могу!
Сделайте то, что гласит закон:
Узрите скорбь! Скорбите!
Новому королю присягните!
Пролейте слезы и дайте слово
О короле старом – королю новому1
Толпа ревет, выражая общее согласие (не без вмешательства солдат).
Скорбите, люди! Скорбь вам в дом -
Смерть это общий итог.
На престоле та же кровь,
Покажите наследному сыну вашу любовь!
Пролейте слезы – дайте слово
О короле старом – королю новому!
Сцена 1.12 «Правь милосердной рукой»
Роскошная, богато убранная тронная зала. Уже нет ни одного следа траура. Множество разодетых придворных. Перед троном, завешанном золотистой парчой, стоит облаченный в белые шелковые одежды Жрец. Перед Жрецом пара слуг держит бархатную подушку, на которой покоится королевская корона, блестящая каменьями. Перед этими слугами, преклонив правое колено, стоит Филипп. Чуть позади, в свите, в числе ближайших, стоит и граф Моран, который не скрывает своей гордости и ликования. Также – в числе ближайшей свиты советники: Регар, Голиард и Альбер. Регар и Голиард тихо перешептываются, Альбер поглядывает на них, не скрывая своего страха.
Царит праздничная, триумфаторская, возвышенная атмосфера.
Жрец (проводя левой рукой над короной круг, выделяя стороны света).
Этим древним венцом
Будешь венчан на трон.
Стань народу отцом,
Храни его закон.
Веди вперед твердый род,
Возроди великие дни.
И пусть тебя вознесет
В чертоги святой земли.
Слуги медленно обходят Филиппа (который держится уже решительно, лишен бледности и имеет горящий взор) с этой бархатной подушечкой, на которой покоится корона.
Правь милосердной рукой,
Правь твердо: сердцем и умом.
И после смерти прими покой,
Как единственный закон.
Правь милосердной рукой,
О благе народа считай -
Заботься и прибавляй землей,
Людей оберегай.
Слуги подносят подушечку с короной обратно к Жрецу. Он берет корону двумя руками и возлагает ее медленно и торжественно на голову Филиппу. Зала разрывается аплодисментами.
Этим венцом ты венчан на трон
По крови великой твоей.
Сын короля! Ты – король, чья воля закон
Как воля отца для сыновей.
Филипп медленно поднимается, поворачивается к Жрецу спиной, раскидывает руки, как бы обнимая и приветствуя всех гостей в зале, что провоцирует новую волну восторга. На глазах графа Морана проступают слезы.
Мы – дети твои и пойдем в след,
Мы пойдем, не боясь, за тобой.
Веди нас за собою на свет,
И правь милосердной рукой!
Все гости, присутствующие в зале – придворные, слуги, Жрец, склоняются в поклоне перед королем Филиппом он прикладывает руку к сердцу, оглядывая залу с восторгом и решительностью, которая давно уже вызрела в нем…
Сцена 1.13 «На стороне твоей»
Та же зала. Только уже вечер. На улице слышны народные гуляния. А тронная зала превращена в пиршественную. Множество столов ломятся от закусок и напитков, гости…все в веселии, в пляске, в танце. Музыканты играют весело и задорно. Короля Филиппа поздравляют, постоянно подходят к нему, а он, хоть и держит положенный порядок, чувствует себя нехорошо. Он задумчив, прикладывается к кубку с вином и явно не доволен шумом.
Угадав это состояние, граф Моран, отделившись ото всех, приближается к нему и король Филипп улыбается другу, радостно приветствует его и просит сесть рядом. Граф Моран тепло поздравляет короля объятьем.
Граф Моран.  Знаю, что тебя грызет, но ты сделал все так, как должен был свершить.
Король Филипп. Я знаю, что теперь только вперед…но мне с этим как-то надо жить.
Граф Моран. Твой народ возблагодарит тебя! Восславит, как короля.
Король Филипп. Я не могу забыться ни в ночах, ни в вине…
Граф Моран. Я всегда на твоей стороне!
Что бы ни стало, но я
не покину тебя!
Твоя дружба моей жизни ценней,
И я всегда на стороне твоей.
Где бы ты ни был – приду,
И мы одолеем любую беду.
Выпьем крепкого вина…
Я там, где твоя сторона.
Выпивают. Король приободряется.
Где бы ни встретилась смерть,
Я не стану ни о чем жалеть.
Разве что в беге всех дней
Не защитил стороны твоей.
Пусть безумные сложат путь -
Мы сумеем с него не свернуть.
Пусть пугают демоны во мгле -
Я всегда на твоей стороне!
Выпивают еще. К королю подходит Голиард и граф Моран, кивнув Филиппу, уходит.
Сцена 1.14 «Моё сердце – твое»
Та же зала. Продолжение пира. Король Филипп о чем-то тихо переговаривается с Голиардом и тот даже демонстрирует украдкой королю какие-то бумаги, музыканты играют. Граф Моран выглядывает кого-то в толпе и, наконец, замечает, делает несколько шагов вперед, выхватывает из дальнего уголка залы тонкую нежную и хрупкую девушку, скоромно одетую (особенно на фоне с разодетым графом). Кажется, что девушка сплетена из чего-то воздушного. Это – леди Эллия.
Граф Моран (с нежностью касаясь ее рук, целуя их). Любовь моя! Эллия, я боялся, что ты не придешь!
Леди Эллия (с испугом оглядываясь). Я хотела видеть тебя, но… не думала, что ты ждешь.
Граф Моран. Всегда!
Леди Эллия. Любовь моя, я – та, что тебе не пара. Не знатна и бедна…
Граф Моран не дает ей договорить и увлекает за собою, прочь из залы, в коридор. В коридоре – освещенном, широком и наконец-то тихом, он останавливается и крепко обнимает Эллию, а та, не сопротивляется и тихо плачет на груди графа.
Леди Эллия.
Я мечтала о встрече
Столько дней и ночей,
Украдкой! Пряча слезы…
Граф Моран (вытирая ее слезы).
Твои сладки речи!
Я скучал по улыбке твоей,
И жил в грезах!
Леди Элия (отрывая голову от груди графа и переплетая его руки со своими) и Граф Моран.
Мое сердце – твое!
Я вверяю тебе себя.
Повторяю вновь и еще:
«Я люблю тебя!»
Граф Моран.
До встречи с тобой
Я был во сне,
Но теперь я жив!
Леди Эллия.
Я томилась тоской,
И в одном сером дне,
Не умея найти молитв.
Граф Моран и Леди Эллия.
Мое сердце – твое!
Я вверяю тебе себя.
Повторяю вновь и еще:
«Я люблю тебя!»
Леди Эллия.
Но сегодня есть мы,
И когда-нибудь будут снова.
И однажды не разойдутся они…
Граф Моран.
Наши сердца плетут сны,
Серебряные…новые.
Придут счастья дни!
Граф Моран и Леди Эллия.
Мое сердце – твое!
Я вверяю тебе себя.
Повторяю вновь и еще:
«Я люблю тебя!»
Граф Моран пытается поцеловать Эллию, но та, хоть и мягко, но твердо, отстраняется.
Граф Моран. Леди Эллия, будь моей женой перед всеми богами!
Леди Эллия (в испуге). Граф! Как можете вы…такими речами! Нет, ваш король….он не позволит вам! Ваш род – древняя кровь…
Граф Моран. Плевать на род, когда живет любовь, что не отнять даже богам!
Леди Эллия, не в силах поверить графу, но желая этого, желая даже обмануться, если так суждено, бросается в объятия графу.
Сцена 1.15 «Юнец!»
Ночь. Тихая площадка между этажами замка. Три советника : Регар, Альбер и Голиард. Регар сидит, прислонившись лениво к перилам, потягивая из кубка вино; Голиард ходит взад-вперед по площадке; Альбер нервно ломает пальцы.
Регар. Объясните мне, зачем надо в ночь собираться? Что, мы в свете дня, перестанем отражаться?!
Голиард. Планы нового короля ведут не так, как надо нам! Вы не поверите, но у него уже столько стремлений к делам, и дела обманны для нас! Не совершили ли мы…
Регар. Дай-ка подумать…гм, сейчас. Голиард, хватит бередить умы!
Альбер вздрагивает, Голиард с удивлением рассматривает Регара.
Регар.
Юнец! Что может он?
Едва ль удержит трон,
Тем более – без нас!
Усмехается.
Голиард (с сомнением).
Это видится тебе сейчас,
Ты будешь удивлен,
Когда войдет он в силу!
Альбер.
Совестью своей клеймен,
Он ведь свел отца в могилу!
Регар шипит на Альбера. Тот вздрагивает, а Регар забавляется с его испуга.
Регар.
Он юнец! Без опыта и понятия
О жизни, троне, народе!
Ну не хватит сил ему, не хватит
Понять, что происходит.
Голиард.
Напрасно…юнец, ну и что ж,
Ты его презрением не трожь!
Мы поможем…пусть юнец,
Но он знает, что на нем за венец!
Альбер.
Юнец! Ну и пускай, а мы
Ему покажем нашу силу.
Регар.
Править должны умы.
Голиард.
Разум приводит к миру!
Советники переглядываются, затем, не обмениваясь больше ни словом, ни взглядом, расходятся в разные стороны лестницы.
Конец первого действия.
Действие второе.
Сцена 2.1 «Пролог»
Зала совета. Длинный каменный стол, каменные колонны – все как будто бы давит на дух человека. За столом – советники, во главе – король Филипп. Филипп облачен в темные одежды, собран, холоден, решителен. По правую руку от него – граф Моран, мечтательный, какой-то рассеянный, невольно улыбающийся. По левую – Голиард, Альбер, Регар. Далее – следуют другие советники.
Король Филипп. Я не доволен действиями моего совета. Вы говорите о нехватке казны, а я говорю – о казнокрадстве.
Еле слышный ропот.
Король Филипп. Каждый будет призван к ответу. Не смейте дурачить умы, извиваясь в ядовитом коварстве.
Голиард. Ваше величество, обвинения ваши – серьезны и печальны, но если виновные мы…
Король Филипп. До вас не дошел черед!
Регар. Ох уж эти советники с их тайнами!
Король Филипп смотрит на Регара с тихой ненавистью, затем холод собирается снова в его голосе.
Король Филипп. Разбираться будут суды. А теперь…пусть каждый свободно идет. На это сегодня все.
Советники, переглядываясь, поднимаются.
Король Филипп. Голиард! Надеюсь, вы понимаете, что я хочу больше всего?
Голиард (остановившись). Ваше величество? Я могу предполагать…
Король Филипп. Я честно могу сказать, что я желаю лишь блага народу. И для этого я не пощажу никого. Я у друга ближнего отниму свободу, кровью залью все, но если это поможет людям моим, если послужит их благу…
Голиард. Похвально, король! Но на это нужно много сил…да и  в общем, очень много надо!
Король Филипп (заметив, что некоторые советники, в том числе и граф Моран еще в зале). Ступайте! Ступайте – на сегодня все для вас. Вы свободны в этот час.
Советники, переглядываясь, уходят. Последним выходит и граф Моран, бросив тревожный взгляд на друга.
Сцена 2.2 «Тяжесть всех колонн»
Пустой давящий сводами зал совета. Король Филипп в одиночестве, проглядывает бумаги, что-то составляет в своих списках.
Король Филипп.
Тяжесть всех колонн
давит на плечи.
Я должен беречь трон -
Лишь это бремя вечно.
Все преступления зала,
Моих слуг и моих людей
Лежат на мне одном!
Поднимается- из-за стола.
Я их веду, но мало
Караю…но больше не буду добрей.
На меня давит тяжесть колонн.
Подходит к столу, опирается на него, что-то записывает, затем отбрасывает перо прочь.
Подступает из провалов усталость,
Ночь ложится на землю мою.
И вся эта слабость
Не к лицу королю.
Королю выпадает нимало:
Участь, трон и закон.
На нем – преступления зала,
И тяжесть всех колонн…
Снова опускается за стол, на свое место, обхватывает голову руками.
И кровь людей, и голод,
И война, и плетенье имен…
Все, что есть ему – холод
И тяжесть колонн…
Сцена 2.3 «Он уходит…»

ступени. Площадка между этажами. Три советника: Регар, Голиард и Альбер сидят на полу. Все трое мрачны и озадачены.
Регар.
Хорошо – признаю, не так
Я рассчитывал это.
Я думал: каждый шаг
Он будет спрашивать с советом,
Но он уходит – мы теряем его,
И не сделать уже ничего!
Голиард.
Да…этот юнец хитрей оказался,
Господа, признаем – он зарвался!
Не считается с нами, а мы
Имеем и опыт, и умы!
Но он уходит, не внимая,
И мы вес теряем.
Альбер.
Что папаша, что этот!
Плевали оба на советы.
Дурная семья, дурной род
Недолго корону он понесет,
Если уходит вот так,
Не согласовывая шаг!
Регар (как будто бы не слыша никого).
Мы сели в лужу – признаю:
Дали голос юнцу-королю,
Просчитавшись на раз,
Он ушел…и мы пропадаем сейчас.
Голиард.
Нет! мы не сброшены еще,
Я помню, как он клялся нам,
Обещал верность…обещал все,
А ныне не внимает словам!
Альбер.
К чему не думаем о самом важном?
Нам придется еще хуже – да.
Он однажды совсем уйдет, а мы отважно
Узнаем, сколько весит наша голова!
Регар и Голиард переглядываются, не находя слов к возражению.
Регар.
Вы полагаете, что…
Голиард.
Он уходит, но
Это не значит…
Альбер.
Значит! И не бывать иначе!
Пора бежать и отступить.
Регар (вскакивает)_.
Не бывать!
Голиард (одновременно).
Всё изменить…
Альбер.
Надо признать и решить:
Как быть?
Он уходит…вновь и опять,
Не желая внимать.
Сцена 2.4 «Впервые прося»
Покои короля Филиппа. За столом, на котором расстелена карта, сидят двое: король Филипп и граф Моран. Король изучает сосредоточенно, а граф, скорее, для вида. Не выдержав напряжения, граф Моран разливает по двум кубкам вино и, отвлекая короля от карты, протягивает ему один. Филипп смотрит на него с изумлением, непониманием, но отвлекается и кубок принимает.
Граф Моран.
Я никогда ни о чём не просил,
Ведь я тебе не лгу, верно?
Филипп.
Больше того – доблестно служил…
Граф Моран.
И служба моя неизменна!
И все, что мне важно -
Дружба твоя.
Филипп (с задумчивостью).
И это, с твоей стороны, отважно!
Граф Моран.
А сегодня робею,
Впервые прося!
Король Филипп (невольно улыбнувшись).
Смелее!
Граф Моран.
Наш долг – следовать роду всегда,
И также плести узы брака:
По чести и крови…
Но, поверь моим словам -
Я произношу их со страхом:
Я встретился со своей любовью!
Король Филипп.
Так…и к чему ты ведешь?
Граф Моран.
Не полюбив…не поймешь!
Обхватывает голову руками, в каком-то возбужденном сокрушении.
Она не подходит мне – да!
Но что же – любовь такова.
Я прошу дозволенья на брак.
С нею одной…с нею!
Не выдержав, вскакивает и мечется по комнате.
Я долго обдумывал этот шаг!
Но, впервые прося, я страшно робею.
Я отказывался от титулов и званий,
Не просил земель…монет…
Король Филипп.
Ну что же…благословляю!
Пусть будет в сердце твоем свет.
Поднимается и обнимает своего друга.
Дозволяю тебе это…
Граф Моран.
Счастливее меня человека нету!
Сцена 2.5
Холодно-торжественный, как будто бы белоснежно-серебряный из-за множественных зеркал и белых колонн, зал. Гости, свита. Три советника стоят поодаль от короля Филиппа, сам же король стоит в одиночестве. У алтаря Жрец. Подле Жреца, волнуясь, Граф Моран. По проходу, под торжественную и надрывную музыку идет леди Эллия. Из-за светлого пышного платья она кажется еще более воздушной и невесомой…
Граф Моран (в его голосе восхищение, он обмирает от восторга).
В руках твоих я
Оставляю сердце свое,
Повторяя вновь и еще:
«Я люблю тебя!»
Леди Эллия (медленно подходя к алтарю, смущенная внимание, но счастливая).
В руках твоих жизнь моя
И все, что есть во мне -
Принадлежит тебе
И я – твоя.
Граф Моран.
В руках твоих моя судьба
В руках твоих мое благо.
Леди Эллия.
Не значат слова,
Когда я горю под твоим взглядом…
Жрец с торжественностью берет их правые руки и начинает обвязывать красной лентой их руки, соединяя. После каждого оборота завязывает он узел.
Граф Моран и Леди Эллия.
В руках твоих начинается мой путь
И любовь соединяет нас.
Ты – сердце мое, ты – моя суть,
Мы стали едины сейчас.
Жрец берет белую ленту и завязывает на руках графа Морана и леди Эллии поверх красной.
В руках твоих – начало
Для новой главы, что о нас.
И мне целой жизни мало,
Чтобы всем разноцветьем фраз
Сказать тебе, что ты мне
Значишь; что такое твой взгляд.
Я сгораю в тебе
И это самый сладкий яд.
Жрец достает третью – серебряную ленту и завязывает ее поверх белой и красной.
Мой мир был одинок
Без тебя, в краю чужих.
Но вот оно – веление богов
И новый путь в руках твоих!
Жрец воздевает руки над головою, обращая их к небу, граф Моран целует леди Эллию.


Сцена 2.6 «Провал!»
Кабинет из сцены 1.2. также трещит камин. Множество свеч. В кабинете – Регар (стоит в темном углу, скрестив руки на груди), граф Моран (сидит в кресле, где прежде сидел принцем еще Филипп), Голиард (напротив графа), Альбер (между ними, нервно смотрит то на одного, то на другого).
Лицо графа Морана выдает его бешенство.
Голиард. Ну послушайте же вы! Вы не можете не замечать, что…ну как бы сказать…
Граф Моран. Объяснитесь, если вы так умны!
Регар (глухо). Что король слишком уж рьяно взялся за дело! Слишком уж кроваво и смело. Он, не разбирая, вершит суды. Всякого, кто хоть немного…
Граф Моран. Он король! И ему помогли вы. Вы расчистили ему дорогу! Так как же теперь смеете сказать…
Голиард. Он должен был с нами согласовать! И обещал слушать наши советы!
Альбер. А теперь плюет на это и…
Граф Моран. И вы предлагает мне его предать…
Альбер. Не предать…спасти народ! Король в безумие впадет, он кровь напрасно льет!
Регар. Не впадет…уже впал!
Граф Моран начинает хохотать. Голиард бросает взгляд на Регара, тот делает безразличный вид. Альбер морщится.
Граф Моран.
Провал, господа, провал!
Полный, какой поискать.
Я трону присягал
И измене моей не бывать!
Веселость оставляет графа.
Как смели вы заявить,
Что я должен предать?
Клятве своей изменить,
Против друга восстать?!
Голиард поднимается и вместе с Альбером отступаем в темный угол, к Регару. Граф Моран, уже вылезший из-за стола, замечает их испуг и снова к нему возвращается веселость.
Нет, господа, вы глупы!
Неужто думали, что я
Предам все ради войны
Против моего короля!
Он друг мне и ваши слова -
Это провал, полный провал!
За них слетит каждая голова -
А я другу своему присягал.
Оценивающе оглядывает троицу советников, затем кричит в двери.
Стража! Предателей взять!
Мгновенно появляются стражники. Под сопротивление советников, стража их скручивает. Больше всего отбивается Регар. Альбер обмякает. Голиард сопротивляется молча.
В тюрьму! Немедля! Сейчас!
Господа, такой провал еще поискать
Глупцы! И тем хуже это для вас!
Сцена 2.7 «Через кровь»
Кабинет короля Филиппа. Граф Моран, почему-то робея, протягивает ему бумаги. Король пробегает их взглядом, затем смотрит на графа с изумлением.
Граф Моран. Я не должен был волю свою проявлять, но я не сумел себя сдержать и… да, приказал их арестовать.
Король Филипп. Предателям в земле моей нет места, и мне есть лишь одно средство их изгнать. Ступай, мой друг, распорядись о месте казни их.
Граф Моран. А если…ну, заговорят? Добро б еще среди своих, а если народу ляпнут что? Ну…понимаешь, про то.
Король Филипп. Мало ли что преступники хотят суду вменить? Впрочем…ты прав. Нужно лишить их возможности говорить. Распорядись, чтоб им языки вырывали.
Граф Моран. Да…слишком много говорить они уж стали!
Кивает королю, выходит прочь, оставляя Филиппа в раздумьях.
Король Филипп.
Самое светлое идет через боль.
Самое доброе идет из мук.
Я должен, ведь я – король,
Я отец народу и ему друг.
И через кровь я очищу всех
От грязи, порока, злости и бед.
Я воздам по делам за грех,
Выведу на свет.
Укладывает бумаги на стол, распрямляя и разглаживая каждый лист. Ему больно от принятого решения, но примешивается к этой боли еще одна – боль перед тем, что он еще должен сделать.
Кровь гнилая, это долг
Того, кому корону дал бог.
Я буду жесток для их блага,
Кровь и смерть – так надо!
Я поступаю по делам,
Я покараю и я воздам.
Очищенье через кровь идет
И из пепла свет восстает.
Берет пергамент, обмакивает перо в чернильницу и холодно, равнодушно, словно бы душа его из мрамора, а мысли из камня, пишет.
Я должен разрушить, чтобы создать,
Я должен убить, чтоб возродить.
Величие нужно подтверждать,
А место в раю – заслужить!
Я должен выдержать пытку,
Не иметь милосердства.
И права не иметь на ошибку -
Заставить молчать сердце.
Размашисто подписывает пергамент. Присыпает чернила, стряхивает, сворачивает лист. Прежде, чем подняться, выпивает из кубка.
Я должен сделать это,
Быть жестоким! И тогда
Уйдет вся грязь и будет место для света,
Для добродетели, а не для зла!
Я должен сделать для народа,
Жестоким быть! Отстоять любовь!
Рывком поднимается с места.
И через пепел придет свобода,
А очищенье придет через кровь!
Сцена 2.8 «Знаете?»
Городская площадь в кипящем возбуждении горожан. Переговариваются, пересмеиваются, шутят, смеются, тут же затеваются какие-то мелкие стычки.
Горожанин1 (вскакивая на какой-то ящик и привлекая к себе внимание).
Вы знаете, что наш король
Казнил трех советников земли?
Горожанка 1 (сварливо, хлестнув кого-то по спине полотенцем).
Палач – тоже роль!
Горожанин1.
Да! Тех советников не погребли,
Ха…казначей!
Горожанин2 (потрясая кулаками).
Да так и надо ему, кровопийце!
Горожанка 2 (тонко).
За всех людей!
Горожанин 3 (глуховатый, кричит громко).
Что? Король – убийца?!
Горожанин 1 (повышая голос).
Казначей – Голиард,
Военный – Регар, торговец – Альбер!
Горожанин 2.
А теперь рядком лежат!
Горожанин 4.
Ну…это уже избыток мер!
Горожанин 1.
А знаете вы, как упирались они,
Не желая сдаваться на смерть?
Горожанка 2.
Трем советникам земли
Осталось тлеть.
Горожанин 3.
А знаете, что говорят
Будто бы издан указ,
По которому всех, кого обвинят -
Казнят!
Страшный гул, ропот.
Горожанин 4.
И смерть та без прикрас!
Ха! Так и надо им!
Горожанка 3.
Все получают свое, по праву!
Горожанин 5 (зычно, с расстановкой).
Король надеется на славу,
Но останется чужим…
А дальше –
Горожанин 1 (уязвленный ослабевающим вниманием).
Издан указ о торговле – знали?
Борьба с фальшивками на всех углах!
Горожанка 4.
Смертями землю очищает…
Горожанка 1.
И совсем забыл про страх!
Горожанин 2.
А знаете, что еще говорят?
Горожанин 3.
Будто бы все, кого обвинят -
Казнят без суда!
Горожанка 2.
Грядут тяжелые года.
Горожанин 5.
Знаете вы- новый слух?
Горожанин 6 (из другой точки площади).
А знаете вы…
Горожанка 2.
Боги! Злостный дух
Имеет добродетели черты!
Горожанин 1.
Это хуже всего!
Горожанин 7.
А знаете вы…
Горожане.
Знать не хотим ничего!
Сцена 2.9 «Еще не финал»
Зал Совета. Король Филипп в странном раздумье. Граф Моран стоит перед ним, улыбаясь.
Граф Моран. Ну…все враги повержены! Здорово ты им показал!
Король Филипп (усмехнувшись, поднимается со своего места и отходит к окну).это еще не финал!
Нет, друг мой, не всё.
Не все битвы пройдены нами!
Не все прошло до итога,
Будут войны – вновь и еще.
будут друзья объявлены врагами,
Будут новые козни от бога…
Нет, мой друг, еще война!
Она у трона не кончается,
Ты неверно сказал.
Будут смерти и будут гореть города,
Это только глава начинается…
Это еще не финал!
Оборачивается к остолбеневшему графу Морану.
Король Филипп. Сегодня я получил донес. От одного из тех, кто уже душу отдал. Мне больно было его читать. Я читал его сквозь пелену слез, но я прочитал. И завтра мне надо ход ему дать…
Граф Моран. Что за донос…о чем? О ком?
Король Филипп. Не здесь. Я приду к ночи в твой дом.
Отворачивается к окну, демонстрируя конец разговора. Граф Моран стоит некоторое время, а затем, оскорбившись, уходит…

Сцена 2.10 «Избавь меня!»
Дом графа Морана. Дождь. Поздний вечер. Король бледен, как когда-то давно. Граф в ужасе смотрит на него. В руках графа – бумаги.
Граф Моран. Но это неправда! Я никогда…
Король Филипп. Я верю твоим словам. Но завтра я должен дать делу ход. Завтра будет Совет…и тогда. Тебя ничего не спасет. Но…
Не давая графу опомниться и овладеть собою.
Друг мой, я много раз
Обращался к тебе, зная,
Что ты друг трона и короля!
Но я скажу тебе сейчас
То, что меня изнутри пожирает:
«Избавь меня от себя!»
Граф Моран (как человек, у которого обрушился весь мир, но он еще не верит этому)
Мой король! Нет…скажи открыто,
Ты ведь знаешь меня давно,
И я готов пасть, быть убитым…
Пусть в доме моем станет темно,
Ноя  ведь верный слуга!
Король Филипп (касаясь руки графа).
Опасный для трона при этом…
Граф Моран (вскакивая).
Я?! Да тебе не было вернее пса..
Король Филипп (поднимаясь).
Но ты знаешь цену нашим победам,
С какого убийства…как
Я ускорил корону.
Граф Моран.
Ты поступил так
Для народа и закона,
Преступление – это не жутко,
Если есть цель…
Король Филипп.
Я знаю. И я боюсь не на шутку,
Поверь моей боли…поверь!
Друг мой, ты всегда был
Рядом со мною, с самого детства,
И я чувствовал опору…
Обессилено падает обратно в кресло.
И мне не хватит сил
Прибегнуть к верному средству
И тебя придать позору!
Я должен…должен, но пойми:
У короля нет друзей – только народ.
У короля все равны – это так.
И я не хочу…взгляни,
Но должен просить тебя сделать шаг.
Граф Моран садится обратно в кресло. Он не сводит взгляда с короля, не имеет сил сказать что-то, возразить и оправдаться. Он понимает, что это был давно уже просчитанный итог.
Я дрожу, но я должен идти вперед,
И твердо…
С чистого листа же память
Ничего не должна дурного оставить!
Только свет, только смех
Не дай же мне впасть в этот грех.
Придвигается к графу, хватает его за руку.
Избавь меня от того,
Что хуже всего!
Избавь же меня -
Своего короля,
От греха…от этой лжи.
На лучшего друга жизни всей,
Я чувствую в сердце острые ножи,
Но буду поступать…я буду сильней.
Избавь же меня -
Своего короля!
Граф Моран сидит, словно бы застыл камнем.
Король Филипп. Друг мой, я сам издал указ – казнить без суда, кто виноват. И вот он – мой темный час. Донос написал перед смертью о тебе Голиард. И даже если сегодня я все отменю – как верить потом тому королю, кто, будто бы ради друга, а может от испуга – отрекся от слов? Но обвинить тебя мне не хватит духа и я…
Граф Моран что будет с родом моих отцов? Я спрашиваю, как у короля.
Король Филипп. Я позабочусь об этом. Дело только в тебе, друг мой.
Граф Моран. Ну…и как же? Удавкой? Мечом?
В словах графа горечь. Он не может поверить, что все происходит именно так, но остается преданным трону. Король Филипп скорбно достает пузырек из кармана и ставит его перед другом.
Граф Моран. Вот оно что! Вот о чем хотел говорить и вот зачем пришел ко мне домой! Ну что же – дело есть дело! Я ради трона, ради короны, ради тебя приму это смело!
Сцена 2.11 «Прощай»
Король Филипп (поднимаясь).
Руки твои верно бились
За землю нашу.
Что с нами? Как мы изменились
И горечи полна чаша.
Я прощаюсь, но только до смерти.
В жизни иной, на седом берегу,
Где есть лишь скорби ветер -
Я другом снова тебя назову.
Граф Моран поднимается, протягивает руку королю Филиппу. Тот обнимает его – крепко, прощаясь.
И там уже нет разлуки,
Там беспечность всех дней.
Прощай…в сердце – змеиные муки,
Сегодня уйдет лучший из людей.
идет к дверям, поправляя на ходу мантию.
Жди меня там, где кончается мир,
Жди меня там, где бесконечный край.
Мы встретимся…и будет пир.
Оглядывается в последний раз.
Мы встретимся.
Прощай.
Выходит вон, не замедляясь. Граф Моран тяжело опускается обратно в кресло, берет в руки пузырек.
Сцена 2.12 «Жизни долгой»
Граф Моран делает глоток из оставленного пузырька, морщится, но мужественно допивает все. Его тело сотрясает дрожь, он отшвыривает флакончик в сторону. Его голос срывается, дыхание становится тяжелее.
Граф Моран.
Жизни долгой королю,
Жизни долгой и правления.
Я знал, что рано умру,
Умираю без сопротивления.
Заходится в кашле, его даже сваливает от этого кашля из кресла.
И лишь об одном молю,
Уходя за дела, в адский круг:
Долгой жизни королю!
Падает на пол.
Будь же счастлив, друг…
Его тело изгибается в приступе агонии, боль проходит через него, как будто бы разрывая изнутри невидимыми крючьями. После чего, Граф Моран, судорожно дернувшись еще пару раз, застывает навсегда.
Сцена 2.13 «Скорбь»
Леди Эллия рыдает над телом мужа. Ее одеяние какое-то серое, пыльное, сама она, словно бы разрушив всю свою воздушность, превращается из красавицы и чего-то небесного в существо совершенно измученное и обезличенное.
Леди Эллия.
Так кончается мир,
Именно так, кто же знал?
И подняться не хватит сил,
Я остаюсь в седине зеркал,
Зная, что сложнее всего остаться,
Проще умереть, чем жить…
Гладит руками мужа, надеясь ощутить в нем жизнь, но все ее попытки тщетны.
Я выбрала между: жить и казаться,
Но как мне дальше с этим быть?
Я остаюсь в седине зеркал,
В серебре, задыхаясь от смерти…
Кладет голову на его мертвую грудь.
Ты чем-то большим для меня стал,
В моем мире вечный ветер,
В моем мире седина зеркал, и я не встану.
Я не могу подняться и не хочу.
Наша любовь чем-то большим стала,
Я безмолвно о ней кричу.
Приподнимается, целуя мертвые губы графа Морана, после чего ложится обратно на его грудь.
И подняться не в силах,
Жить или умереть? Так я мертва!
Прощай, мой милый,
Твоя смерть на нитях серебра.
На нитях серебра и жизнь моя,
Я подняться не могу – мне никак!
Я подняться не могу, не в силах…
Останусь в холоде и пусть земля
Ожидает…
Мне остались скорбь и мрак.
Леди Эллия задыхается от собственных слез. Жестокие рассветные лучи касаются комнаты, освещая и ее, и графа Морана. В дверь раздается стук, но леди Эллия не слышит его, задыхаясь в своем горе.
Конец второго действия.
КОНЕЦ ПЬЕСЫ.










Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Это я уже знала 
 Автор: Тиа Мелик
Реклама