Произведение «Чёрт по вызову » (страница 1 из 7)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор: Аноним
Читатели: 89 +1
Дата:

Чёрт по вызову



                    ЧЁРТ ПО ВЫЗОВУ

                                      1
                          Неожиданный визит

Директор Барановоградской текстильной фабрики, Константин Павлович Шмаровоз сидел в своём кабинете, развалившись в роскошном кожаном кресле, за рабочим столом. Это был упитанный сорокапятилетний брюнет, с пробивающейся плешью. Он был среднего роста, с мелкими некрасивыми чертами лица и большой родинкой на правой щеке. Левой рукой, на которой сверкали часы «Rolex» стоимостью не менее полсотни тысяч долларов, Константин Павлович энергично растирал свой лоб, а болезненная гримаса на его лице выдавала сильные страдания. Головная боль преследовала Шмаровоза уже несколько дней, таблетки от неё почти не помогали. Константин Павлович подумал, что, наверное, надо обращаться к врачам, хотя не любил ходить к ним, и всегда тянул в таких вопросах до последнего.
— Чёрт, чёрт, чёрт! — скрипя зубами, пробормотал Шмаровоз, когда боль в очередной раз прошла волной от затылка ко лбу.
В этот момент дверь открылась и в кабинет вошёл мужчина, на вид лет пятидесяти. Он был среднего роста, одет в строгий серый костюм. Коротко подстриженные седые волосы на голове и такая же седая короткая бородка подчёркивали загар его красивого лица. Глаза были неестественно бирюзовые, цвета Андаманского моря и смотрели умно и проницательно. Во внешности мужчины было нечто неуловимо-демоническое, одновременно и отталкивающее, и притягательное.
Константин Павлович удивился, так как, во-первых, никого не ждал, а во-вторых никто и не мог войти к нему без предварительного доклада помощника.
— Извините, вы кто, и как прошли ко мне? Что вам угодно? —  изумлённо спросил Шмаровоз.
Мужчина снисходительно улыбнулся и ответил Константину Палычу красивым мелодичным баритоном.
— Я ваш друг, не переживайте. Мы с вами давно знакомы, хотя лично видимся в первый раз.
— Какой ещё друг? — уже раздражённо завопил Шмаровоз. —  Я вас не знаю и не звал, пожалуйста покиньте кабинет, иначе я сейчас вызову охрану.
— Как же не звали? —  ещё раз улыбнувшись, возразил мужчина.  — Вы только что трижды очень просительно произнесли моё имя, вот я и явился. Разрешите представиться, я — чёрт.
Константин Павлович, потеряв дар речи, смотрел на посетителя выпученными глазами, чёрт, напротив, весело улыбался. Казалось, происходящее его сильно забавляло. Немая сцена длилась не менее минуты.


                                  2
                Страшное известие
Шмаровоз, наконец, немного опомнился от изумления, и пробормотал едва слышно и очень неуверенно:
— Что вы от меня хотите, уходите пожалуйста.
— Да я-то конечно могу уйти, — ответил чёрт, — Но очень хочу вам помочь.  Вот уже около недели вас мучают головные боли, не так ли?
Константин Павлович удивлённо кивнул.
— Так вот, сообщаю, что вас на протяжении месяца травят небольшими дозами рицина ваша супруга, и её любовник, ваш первый заместитель и лучший друг Игорь Карасёв. И самое печальное, что жить вам осталось не более трёх часов. Затем, как вы понимаете, мы с вами увидимся уже в другом, менее приятном месте, а ваша супруга наследует всё ваше имущество и будет наслаждаться жизнью на пару с Карасёвым.
— И что, я должен во всё это поверить? — сказал Константин Павлович, но всё-таки посмотрел на циферблат своего «Ролекса». Было без пятнадцати три. Когда он поднял взгляд, то обнаружил, что чёрта в кабинете нет, тот как будто испарился. Шмаровоз выбежал в приёмную, и спросил у своей секретарши Инны, которая была по совместительству его любовницей и матерью его трёхлетнего сына Роберта:
— Где он?
— Кто? — Инна непонимающе смотрела на своего босса и возлюбленного.
— Как кто? Тот, кто только что вышел из моего кабинета!
— Костя, что с тобой? Никого не было, никто к тебе не заходил и не выходил.
Шмаровоз застыл в недоумении, он мучительно соображал.
— Срочно вызывай ко мне нашего нотариуса, Ваксельберга. Слышишь, срочно. Скажи, что мне надо немедленно оформить дарственную.
Шмаровоз выскочил из приёмной и стремглав бросился по коридору. Он ворвался в кабинет своего первого заместителя Карасёва, тот стоял возле приоткрытого окна, курил сигарету. Константин Павлович подбежал к нему, и не говоря ни слова, изо всех сил ударил его кулаком в нос. Карасёв изумлённо смотрел на Шмаровоза и держался за сломанный нос, из которого хлестала кровь.
— Ты что творишь, за что? — спросил он Константина Павловича.
— Сам знаешь, сволочь. Ничего вы не получите, — злобно прорычал тот, потом изо всех сил пнул Карасёва в пах, и выскочил из кабинета, оставив заместителя корчиться на полу от боли.
Когда Шмаровоз вернулся в свою приёмную, там его уже ждал нотариус Ваксельберг.
Константин Павлович приказал ему оформить дарственную на всё своё имущество в пользу сына Роберта.
Подписав все документы, он выбежал из офиса, прыгнул в спортивный «Мерседес» и на всех парах домчался до клиники своего врача и товарища, Кирилла Крейга.
Вбежав к нему в кабинет, он заорал:
— Киря, меня жёнушка траванула рицином, скоро сдохну, делай что-нибудь!
Кирилл немедленно распорядился, Шмаровоза определили в палату и несколько следующих часов вокруг него непрерывно суетился медперсонал. У Константина Павловича брали анализы, ему ставили капельницы, в конце концов вкололи дозу успокоительного и Шмаровоз уснул.
                                                                              3
                                                                        Утро
Утром Константин Павлович к собственному удивлению благополучно проснулся и был живёхонек, даже перестала болеть голова. Он вскочил с кровати, оделся, и сразу побежал в кабинет к Крейгу.
— Сто лет проживёшь, —заявил ему врач. — С чего ты взял, что тебя отравили? Все анализы в норме, никаких отравляющих веществ в твоей крови не обнаружено.
— А отчего тогда у меня всю неделю болела голова? — спросил Шмаровоз.
— Ну, знаешь, тебе ведь и не двадцать лет. Не молодеем. Голова могла и на погоду побаливать, возможно давление прыгало. Тебя же на осмотр не затянешь, надо уже регулярно заглядывать ко мне, пора следить за своим здоровьем. Но на данный момент никаких серьезных проблем нет, состояние здоровья нормальное, все показатели согласно возраста.
Попрощавшись с врачом, Константин Павлович поехал на работу.
Когда он зашёл в свой кабинет, то с удивлением обнаружил, что в его кресле по-хозяйски сидит Инна.
— Ты ничего не попутала? — раздражённо спросил Шмаровоз.
— Нет, дорогой, — ответила Инна. Если ты забыл, то напоминаю, что ты вчера переписал всё на Роберта, а пока он несовершеннолетний, я по закону являюсь его опекуном и распоряжаюсь всем имуществом. Поэтому, давай-ка, забирай свои вещи, и чтобы я тебя здесь больше не видела. Кстати, и дом освободите, вместе с твоей благоверной. Я собираюсь туда скоро переехать.
— Подожди, подожди… — начало доходить до Константина Павловича. — Так это ты всё подстроила, но как? Этот чёрт, кто он?
— Актёр, — улыбаясь, сказала Инна. — Довольно дешёвый, кстати. Нашла на сайте, на котором неизвестные актёры ищут работу.  А ты думал, я тебя вечно буду упрашивать развестись с женой и расписаться со мной? Не хотел по-хорошему, я тебя поздравляю, теперь ты нищий.
Инна нажала на кнопку вызова, и в кабинет вошёл начальник охраны.
— Проводите Константина, — скомандовала Инна, — И чтобы больше я его здесь не видела. На территорию фабрики его не пускать. Он теперь — никто.
Начальник охраны извиняющимся взглядом посмотрел на Шмаровоза, развёл руками, и просительно указал ему на дверь.

                                                                              4
                                                                        Бомж-олигарх
Четыре месяца спустя по улице Барановграда уныло брёл бомж Костя. В нём с трудом можно было узнать бывшего директора текстильной фабрики, Шмаровоза. Когда исполнительная службы вышвырнула его из дома, жена подала на развод, и уехала в неизвестном направлении. Константин Павлович с горя запил, пьяный уснул на лавке, и его обокрали местные гопники, сняв часы и вытащив бумажник. Вскоре он оказался в теплотрассе, куда его приняли на жительство барановградские сердобольные бомжи. Днём бомжи шастали по городу, собирали стеклотару, роясь в мусорных баках, а по вечерам на вырученные средства бухали, и Шмаровоз быстро втянулся в жизнь бездомного. Он зарос, оборвался, источал неприятный запах и уже ничем не отличался от своих товарищей. Вот и сегодня он брёл на охоту за бутылками, а голова его невыносимо раскалывалась после вчерашнего. Потирая рукой лоб, он произнёс:
— Чёрт, чёрт, чёрт!
— Здравствуйте, Константин Павлович, я здесь, — вдруг услышал он мелодичный голос над ухом.
Шмаровоз повернул голову, и увидел, что рядом с ним идёт уже знакомый ему мужчина в сером костюме.
— А, это ты, сволочь, — завопил Константин Павлович. — Что тебе ещё нужно? Больше ты меня не обманешь, актёришка проклятый. Да ты и так меня уже всего лишил!
Мужчина весело улыбнулся.
— Послушайте, Константин, — дружелюбно сказал он, — А с чего вы взяли, что актёр не может быть чёртом, а чёрт актёром? Открою вам секрет: черти и есть самые лучшие актёры.
— Слушай, ну чего тебе от меня надо? — измученно спросил Шмаровоз.
— Извини, Костя, но ведь это ты меня позвал, — резонно заметил чёрт. — Поэтому, возможно это тебе что-нибудь нужно от меня?
— Ладно, — сказал Шмаровоз. — Допустим, ты и правда чёрт. Тогда верни мне ту жизнь, которой ты меня лишил. И чёрт возьми, сделай так, чтобы у меня перестала трещать башка!
Очередная волна боли прошла по затылку Константина Павловича, так что он даже закрыл глаза.
Когда он их открыл, то обнаружил, что сидит в своём роскошном кресле у себя в кабинете.
Он осмотрел себя, на нём был костюм от «Brioni», а на руке сверкали часы «Rolex», стрелки на циферблате показывали без пятнадцати три. Голова Шмаровоза теперь совершенно не болела.
Он встал, подошёл к двери, и, приоткрыв её, выглянул в приёмную. За столом сидела Инна, что-то набирала на клавиатуре компьютера. Она подняла взгляд, и приветливо улыбнулась Константину Павловичу.
— Всё в порядке, Костя? — заботливо спросила она. — Голова не болит? Ты какой-то взъерошенный.
— Да всё просто зашибись, а вот ты, тварь, уволена! — рявкнул Шмаровоз, и, насладившись зрелищем вытянувшегося от удивления лица потерявшей дар речи секретарши, с грохотом захлопнул дверь в приёмную, и опять уселся в своё кресло.
Он стал усиленно шевелить извилинами и соображать, что это с ним было? Неужели галлюцинация? Или он сходит с ума? Может быть надо срочно бежать сдаваться психиатрам? Что же делать?
Оставим Константина Павловича наедине с его нелёгкими размышлениями.
Но вы, мой уважаемый читатель, возможно тоже захотите спросить автора, было ли всё произошедшее с нашим героем сном, или помутнением рассудка? Или же всё это произошло с ним в реальности?
Пожалуй, я загадочно промолчу.
Дам я вам лучше хороший совет: никогда не нужно призывать чертей. А то вдруг возьмут, да и явятся, если вы необдуманно вслух произнесёте слово «Чёрт».
Ах!  Я сам только что сказал: «Чёрт»?
Чёрт, чёрт, чёрт!

9 января 2024 г.




                                                  ВОЗЗВАНИЕ К МУХАМ И ЛЮДЯМ



Шестилетний


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама