Неисповедимы пути... (страница 1 из 22)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Произведения к празднику: День шифровальщика
Автор:
Читатели: 1300
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Предисловие простое! Если Вам, господа, скажут, что женщины слабый пол и Вы их выбирайте - знайте, это самый большой миф нашей цивилизации...
Приятного чтения, можно и на ночь...

Неисповедимы пути...

И.П.Дженджера
Неисповедимы пути…
Посвящается Светлане Александровне
моей старой и доброй
приятельнице.

    То была съёмная квартира, состоящая из двух комнат, из двух раздельных комнат, что очень удобно для холостого мужчины, живущего вместе со взрослым сыном. Всегда можно пригласить в гости девушку и при этом нет необходимости прислушиваться, как там дела в соседнем помеще-нии и не пора ли срочно прерывать простые движения, причём, как правило, на самом интересном месте. А после того, как детёныш, якобы не обращая внимания на лежащий на стареньком диване бутерброд из полуприкрытых тел, подушек и простыней, проследует в туалет, скрипя зубами, изнемогая от желания ждать, когда в унитазе спасительно зажурчит вода и сонное существо, кажется, нарочито медленно отправится назад к своему ложу. Такое жильё у них с Романом тоже было, да ещё и на первом этаже, подоконник чуть выше уровня груди, ужас! Нет, конечно, можно самому поселиться в тупиковой комнате, но зачем тогда вся эта история с переездом из старого, доброго спокойного посёлка городского типа на берегу красивейшей бухты с пастельно-жёлтыми песчаными пляжами, высоким голубым небом и лазурной водой на отмелях, в это серое по утрам и вычурно яркое к ночи скопище машин, людей, магазинов, в эту вечную суету и людское непосто-янство. Сыну нужен покой для учёбы, особенно в период сессий, зачётных недель, контрольных, коллоквиумов, нужна полная отстранённость от окружающего мира, причём в его случае это вовсе не метафора и не красное словцо. Ну, вот он такой, парню самому, не для диплома, интересны науки и предметы. Хотя, конечно, появлялись и такие друзья, говорившие, что вообще нет смысла ехать в город вдвоём, годами и столетиями родители отправляли своих чад на обучение в другие места, и ведь никто не умирал, мол! Всё так, всё верно, но опять же не в данном случае. Можно породить, родить, вынянчить, воспитать и вырастить до десяти детей, и ни в одном из них не блеснёт искра божья, не разгорится страсть к познанию законов и принципов сущего окружения, в котором довелось появиться, страсть всепоглощающая, порой до лихорадочного состояния, с ночами без сна и днями без пищи. Конечно, те другие могут стать и становятся отличными ребятами, тружениками, хорошими семьянинами, будут неплохо зарабатывать, делать карьеру и воспроизводить себе подобных, таких же примерных, или не очень, граждан и налогоплательщи-ков. И это замечательно, просто великолепно и оно правильно, в том и есть логика движения вперёд человеческой популяции. Больше людей добрых и разных! Но иногда появляется на свет мальчик или девочка, которых не принимают в свою среду или даже обижают сверстники от самого рождения до старости и смерти, они нутром ощущают, чувствуют на генетическом уровне, что этот индивидуум не из их стайки, он другой, у него с мозгами что-то не так, часто совсем не так, практически до предела, может даже, по их мнению, на уровне неадекватности. Им отчего-то в детстве почти всегда не везёт, в юности редко получается с любовью, да и в зрелые годы практи-чески никогда не приходит простое человеческое счастье, а в старости успокоение с поскрипыва-ющим креслом-качалкой и тёплым пледом на коленках. Но они способны на другое, они готовы ко многому, кажется, они ещё в утробе познали нечто, для простых людей непостижимое. И наше задание от Всевышнего рассмотреть этих деток, помочь им, не дать их в обиду, в том числе, следовать за ними, пестовать, сколько это возможно и нужно, не позволить сгинуть их таланту в многомиллиардном водовороте. Роман рос именно таким человеком, уже именно человеком, взрослым парнем со своими делами, проблемами, желаниями и мыслями, но это сейчас, а тогда, почти пять лет назад всё выглядело иначе… И не важно, как это выглядело тогда, важно, что он бы не справился, и это точно, важно, что нужно было находиться рядом, кормить, стирать, одевать, лечить, морально поддерживать и так далее, другого выбора просто не существовало.
   Так думал его отец и мысли эти свои, а главное выводы, он отстаивал до хрипоты при необхо-димости. В них заключалась его жизнь, жизнь мужчины без жены, без матери его единственного сына, которая жила где-то очень далеко, за тысячи километров от них, в иной, наверно, более счастливой реальности.
   А квартирка действительно оказалась замечательной! Кроме раздельности, комнаты ещё имели и плотно прилегающие двери, что вместе с надёжной звукоизоляцией, в романтические минуты и часы создавало ощущение отшельничества вдвоём, даже до некоторой отрешённости от нашего бурного суетного мира, словно вся Вселенная, с её планетарными и галактическими катастрофами, прочими процессами, вдруг, превратилась в точку и была вынесена за скобки текущего времени и настоящего помещения. Вид из окна своей красотой мог бы посоперничать с самыми изысканными известными фотографиями и картинами Владивостока. Это конечно огромная, почти всегда в тумане или дымке непостижимая до слёз даль моря, обрамлённая берегами, грандиозными скалистыми и спокойными в пляжах и набережных. На горизонте расплывчатые, вперемешку с более чёткими силуэтами кораблей, виднелись острова, почти нереальные, как бы случайно вынырнувшие из другого измерения. Но лучше всего смотрелись дома, которых так много, и старых, но подновлённых, раскрашенных в разные цвета хрущёвок, и совершенно безликих панельных многоэтажек, и современных жилых строений со своей незамысловатой, хотя всегда индивидуальной, архитектурой, а ещё, конечно, несколько башен, неожиданно выросших в самых непредсказуемых местах портового города, сейчас их совсем мало, но они уже по-хозяйски осматривают окрестности, как бы прикидывая, куда ещё разместить своих собратьев-исполинов. И, конечно же, крыши – двухскатные, трёхскатные, четырёхскатные, плоские, под углом, красные, синие, зелёные, шиферные – все они, с седьмого этажа съёмной квартиры, сливаются в одно поле с подъёмами, спусками, наподобие горок, шпилями, башенками и трубами. Без особого труда для фантазии их можно представить холмистой местностью в строгом мире математиков, где царствуют правильные формы, прямые линии и совершенно отсутствуют плавные обводы и перепады. А ещё, вдоль двух комнат с выходом из большей простирается длиннющая застеклённая лоджия, в которой по пятницам вечером, как в автономной подводной лодке, временный хозяин любил расположиться в полной тишине с парой литров разливного пива и пачкой дорогих сигарилл, купленных исключительно для подобных случаев. По-настоящему заслуженный отдых после напряжённой трудовой недели заключался в созерцании постепенно угасающего неба, до появления первых звёзд, и в бесконтрольном блуждании хмельных мыслей по закоулкам памяти, в окружении спонтанно возникающих идей…      
   Но сейчас Алексея виды из окна не трогали, как и прелести удобной квартиры, до обеда он уже выкурил штук десять сигарет и, если так пойдёт дальше, то придётся идти в магазин, производя всякие мучительно необходимые действия, например, ехать в старом, оглушительно грохочущем лифте, разговаривать с толстой неопрятной продавщицей, размалёванной раздражающе алой помадой, с выставленными напоказ белёсыми грудями. А если, не дай бог, ещё и очередь в три-четыре человека из хмурых самок, затравленных бытом и всегда желающих выпить самцов, то голова совсем пойдёт кругом. Нужно будет стоять, переминаясь с ноги на ногу, слушая и идиот-ские рассуждения обо всём, и бешеный до истерики ритм собственного сердца. Фильмы и умные передачи по телевизору не воспринимались мозгом, они утомляли, как надоедливый фон с хаотически бессвязным мельканием пёстрых картинок на большом экране, вперемешку с давящим на ушные перепонки шумом, но прекратить всё это значило погрузиться в полную тишину, пустоту и одиночество, что вообще-то в его сегодняшнем состоянии приравнивалось к смерти через повешенье! Нет, все же хотелось встать и уйти, уйти очень далеко, так, чтобы сильно устать, выбиться из сил, даже, может, упасть, упасть и заснуть, наверное, надолго. Только бы никого не встречать по пути, не разговаривать, не переходить дорог, не ехать на транспорте, а просто тупо идти, скоренько перебирая ногами, и молчать. Найти на горизонте одну точку и всю дорогу не спускать с неё взгляд, но не как со светлого маяка, а как с безынформативного объекта, как с ориентира. Но это не было депрессией, вязким тягучим состоянием души, при котором люди тонут как, мухи в смоле, впадая в безвременье, отсутствие желаний и, наверное, даже в отсутствие возможности желаний. В расстроенном сознании несчастного поселилось, сияло, царило одно-единственное чувство, страстное, сжигающее дотла, безжалостно рвущее на части испуганное сердце и уставший до покорности мозг. Все сущности и все клеточки зрелого мужчины до безумия, до дрожи умоляли, просили увидеть, услышать, ощутить свою любимую, свою един-ственную, ненаглядную, добрую красавицу Наташу. Прожив сорок пять лет, Алексей даже и не мог помыслить, что подобное случится с ним. Давно отбушевали любовные страсти юности, со строптивыми одноклассницами, вечно стремящимися соорудить проклятые многоугольники из своих поклонников, при этом натравливая друг на друга самых близких друзей, разрушая годами спаянные братства. Уже прошла ностальгия по походам в женские общежития номерных заводов и строительных управлений, с обязательным распитием горячительного и последующим скрипом панцирных сеток, сразу всех, числом до пяти в одной комнате. Почти забылось лицо той самой первой девушки, с которой потом хотелось быть всегда и отправиться даже на север к чукчам, если потребуется. Конечно, помнилось ухаживание за будущей женой, тихие тёплые вечера весной на скамеечке, возле корпуса своего факультета в окружении вездесущей сирени, походы в кино, дискотеки, прочее… Но вспоминалось это как-то поверхностно, как давно прочитанная книга про индейцев, мило и безвредно, вот только без счастливого конца, с последующим разводом и мучительным дележом квартиры и детей. И после случались увлечения, даже страстные увлече-ния, но то, что произошло пару месяцев назад, вообще не вмещалось ни в какие разумные объёмы. Если это и есть любовь, страстная, что называется, настоящая, то любовь – это ад, причём без всякой сладости и романтики, без намёков на досрочное освобождение или реабилитацию, а именно, как у Данте! Пытка, издевательство и надругательство над душой, здравым смыслом, разумеется, полное отсутствие аппетита, неспокойный, фрагментарный сон с частыми пробужде-ниями и свалившейся на пол к утру простынёй, а главное, никакой радости, никакой свирели в сердце и никакой торжественности в голове, одна тоска и мучение, непоследовательность действий и хаотичность движений, если девушка отсутствовала. С мозгом вообще произошла непонятная, изматывающая своей невозвратностью в прежнее, стабильное положение метаморфо-за. Он самостоятельно, как-то уж сразу после знакомства разделился на две неравные части, одна из которых, меньшая, совсем маленькая, называлась «Наташа», а вторая носила имя «Вся остальная жизнь» и начальные три-четыре недели эти


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     17:06 19.04.2013 (1)
1
Бедный Владивосток! Вокруг одни алкаши, общаться не с кем, поэтому вывалил всё оптом, комментарии местами и вовсе отключил... Жрите, одним словом! Шучу!

Игорь, маленький добрый совет почти старожила - разбейте повести на части по 1-2 страницы. Как правило, за один заход больше не осилить, читая с экрана (тем более, незнакомого автора). Большой же объём местную публику отпугивает. И обязательно оставьте возможность комментировать и оценивать! Вот тогда почитаем!
     17:11 19.04.2013 (1)
1
Михаил, я понял, большое спасибо за совет, честно говоря не подумал! Это значит нужно удалить, а после публиковать частями, если я правильно понял?
А что значит оставить возможность для комментарий не понял совсем?
     17:26 19.04.2013 (1)
Можно не удалять, а переместить в черновики.
По поводу комментариев. Вот здесь, как видите, они доступны. А во второй повести они у Вас отключены. Все условия задаются опциями при вводе или редактировании произведения.
     17:39 19.04.2013
Спасибо Вам за науку большое! Я не самый продвинутый пользователь компьютеров, но завтра попробую разобраться, не боги горшки обжигают. У нас уже ночь, с утра и займусь.
Ещё раз спасибо Вам, Михаил, от души!!
Книга автора
Пожар Латинского проспекта 
 Автор: Андрей Жеребнев
Реклама