Дмитрий Крылатов Любовь моя Цикл стихов
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: Литературоведение
Автор:
Баллы: 4
Читатели: 313
Внесено на сайт:
Действия:

Дмитрий Крылатов Любовь моя Цикл стихов

Неблагодарное дело  быть стихотворцем. Иногда хочется, чтобы стихи сквозь землю провалились, и пропало навеки желание писать  строки, названные в древности  «Божественным гласом».  Над придуманной мыслью надо голову  ломать, гоняться за рифмами, считать все слова по слогам и за весь труд получить только признательность друзей, и само собой по голове от недругов, если таковые имеются. Смею вас уверить, что имеются. Причины тому бывают разные. Вот намедни поучаствовала я в некоторого рода полемике, которая вылилась в обыкновенный базар. Каждый из участников, а их поверьте, было немало, начал с пеною у рта рваться на трибуну с заготовленной загодя (!) речью.
Но позвольте, эту неблагодарную и довольно скользкую тропинку оставить в стороне, ибо можно в пылу полемики выразить  мнение с  определённой долей откровенности, которую могут счесть за грубость, и  тем самым нанести непоправимый вред  психическому состоянию собратьев по перу.
Поэтому, позвольте мне перейти к сути вопроса, но прежде, чем я приступлю к неблагодарной обязанности критика, напомнить слова русского писателя Петра Андреевича Вяземского, высказанные в статье «Несколько слов о полемике», которая вышла в 1830 году и поверьте, автор знал, что писал не только для своего времени, но и для нас, потомков:
«У нас многие из авторов худо понимают смысл иностранных слов: критика и полемика, по мнению иных, одно и то же. Критика — суждение, или исследование, или разбор творения. Полемика — письменный спор учёный, литературный, феологический ….
Впрочем, и полемика полемике, и спор спору рознь. Между равно благовоспитанными, образованными людьми нередко и в споре бывает обмен насмешек, колкостей; но из того не следует, что спор в гостиной между благовоспитанными людьми есть одно и то же, что спор в сенях между лакеями или на улице между черни».
Критика иной раз обходит стороной некоторых авторов. Выскажу предположение, что по причине собственной лености, а может быть, не находит ничего нового в их поэтических упражнениях или стихи не задевают ни разум, ни душу в силу отсутствия в них истинных чувств.
Мне предстоит трудная задача – рассмотреть цикл стихов «Любовь моя» (http://www.proza.ru/2012/08/13/1436) известного в определённых литературных кругах автора Дмитрия Крылатова (http://www.proza.ru/avtor/dimales).
Цикл состоит из семи стихотворений, написанных с 3 декабря 2009 по 7 ноября 2011 годов и, видимо, посвящён одной женщине, которая не только является любимой автора, но и его музой, которая вдохновила его на создание данного цикла.
Первое стихотворение называется «Фигурка в тумане» (я, конечно, отброшу некоторого рода ассоциацию с названием, известным с детства, и не сделаю предположение, что это только случайность).
Три катрена – в двух по пять строк и последнем – шесть. Первые слова сразу же нас настраивают на романтический лад, прислушайтесь не только, как журчит ручеёк слов, но и рифме так удачно, найденной автором:
«Её фигурка движется в тумане.
Простенькая куртка,  рука в кармане»

И перед нашими глазами  предстаёт тропинка, по ней куда-то вдаль уходит  хрупкая женщина, которая по мере того, как удаляется, в руках держит «листочек бумаги»  и уже этими словами автор даёт понять, что любимая на этом листочке оставляет «откровения». Становится понятным, что героиня стихотворения тоже творческий человек, её занимают «печали и радости», все это потом ляжет на бумагу, превращаясь в какое-нибудь литературное произведение. В «Фигурке в тумане» я бы отметила удачные рифмованные находки автора: «просит – возносит», «плечи – вечен», «рядом – надо» и приведённые выше «тумане-кармане».
Второе стихотворение цикла «Маленькая женщина». Теперь мы узнаем, что любимая автора – это хрупкая беззащитная женщина, ради любви к которой Дмитрий Крылатов готов пойти на все. Именно здесь, дан портрет такими  выразительными средствами, что, ей Богу, закроешь глаза и представляешь:
«Маленькая женщина
В серенькой повязке.
Крошечные ручки,
Остренькие глазки»

Особенно умилили «остренькие глазки»,  но в голову  приходят воспоминания о школе, уроках физики и «законе буравчика». В этом стихотворении из шести катренов автор поражает рифмами, которые так и рождаются из недр его широкой души: «её – моё», «сила – осветила», «решительно – обворожительна». Даже не верится, что это из шести катренов! Но это не все находки. Оказывается, искра Божия светит изнутри любимой фонариком, возникает закономерный вопрос, кто его туда поместил? Но потом встаёт все на свои места – женщина «судьбою ранена». Секрет, наконец,  открыт и становится понятным, чем осветила любимая жизнь автора. Конечно, вскрикнете, Вы – фонариком, ранее помещённым  внутрь.
Третье стихотворение цикла — «Ты пишешь мне судьбу».
В первом катрене автор признается, что любимая – писатель и не просто писатель, а целительница, ведь она без сердечных капель может излечивать душу. Вот только непонятно – причём здесь сердечные капли, если речь идёт о душевной ипостаси человеческого существования? Неужели врачи смогли обнаружить в организме то, о чём все религии и философы мира говорят не одно тысячелетие. И снова читаю «стала мне фонариком», видимо, в самом деле, это техническое устройство нашло своё место в теле любимой. Здесь автор упоминает пень, который стал его святилищем, ведь женщина там творила. Как для меня ни печально, но я вынуждена снова привести примеры рифм, найденных Дмитрием Крылатовым, и так гармонично вписавшихся в стих: «травы-главы», «свет-поэт», «трубою-тобою», «борьбу-судьбу».
Четвёртое стихотворение «Ты со мной», наверное, более символичное для всего цикла «Любовь моя». Здесь автор говорит, что не существует в мире ничего, кроме любимой женщины и героя этого стиха, от которого идёт речь.
Остановилось течение жизни и снова хочется повторить, есть только он и она:
«Нет мира сейчас, нет времени.
Вспышки света в душе вновь и вновь.
Ты со мной – у меня на коленях,
Ну, а третья с нами – Любовь!»

Прочитала я эти строки,  и у меня опять в голове пронеслось – фонарик. Но потом недоумение сменилось удивлением и я начала представлять, как «красит солнце прозрачными тенями» ( я начала рисовать картины – прозрачные тени и солнце, простирающее из глубин Вселенной руку с кисточкой, чтобы провести краской и нарисовать прозрачные тени. Увы, наверное, я не обладаю такой бурной фантазией, как литературный герой, от лица которого ведётся повествование. «Незримые наши одежды» (!!). Вот теперь я представила хрупкий женский обнажённый стан на коленях мужчины: «ты со мной – у меня на коленях», но самое любопытное, что рядом с героями стиха постоянно оказывается третий, то «Вечность», то «Надежда», то «Любовь», то «Вера». И автор пишет эти слова с большой буквы, может быть, он говорил о подругах любимой? Теперь о находках: «вновь-Любовь», «Вселенная –коленях», «мера- Вера», но самое удачное, на мой взгляд, «времени –коленях» и « тенями –коленях».
Пятое стихотворение называется «Уголёчки милых глаз» , самое большое из представленных на суд читателей в этом цикле. В начале я упомяну о поэтических находках автора. А уж потом с осторожностью прикоснусь к самому произведению:
«летом – светом», «нелюдимых-любимых» (первый катрен), «накрошило-шило»(второй), «карих-шарит»(третий), «бесчестна – бездна»(четвёртый), «дали-печали», «вершить – потушить»(пятый), «мягкость-гладкость», «мытых-полузакрытых»(шестой), «рук-стук»(седьмой), «споре-горе». «ничего-моего»(восьмой), «годы-непогоды», «час-глаз»(девятый). Почему я так долго перечисляла, зададитесь вопросом вы, любезный читатель? В этом нет никакой тайны, ведь мне хотелось поделиться, ведь такие поэтические находки, хотя и не так редки, но они украшают стих, тем более, что в нем идёт речь о любимой женщине, так почему теперь не рассмотреть строки поближе, остаться с ними один на один. Чтобы в полной мере насладиться игрой слов и поэтических рифмованных находок.
Когда читаешь такие строки:
«Уголечки глаз любимых
Светят теплым грустным светом.»
невольно хочется спросить у литературного героя: неужели любимая охладела, и у неё в глазах вместо огонька теперь едва теплятся огоньки отчуждения, ранее отдавшие свой блеск? Но нет, я ошиблась, далее «угольки» вновь разгорелись и превратились в «огонь печальный», но литературный герой не теряется и признается, что в его силах эту печаль прогнать, растопить, удалить, изничтожить и даже:
«Пусть сожжет печаль и горе
Пламя сердца моего»

Но потом оторопь берет, как это сделает  наш герой, оказывается он простое дерево:
«Я тебя укрою нежно,
Обовью корнями рук».
Хотя я не представляю, как можно обвить женщину корнями рук. Напоминает фильм ужасов, когда из земли начинают выползать корни. Не буду о грустном, тем более литературный герой на долгие  годы хочет запомнить эту встречу в лесу – «уголёчки», «грустный свет», «корни рук»
Шестое стихотворение с простым названием «Моя женщина». И сразу даёт понять своё право на женщину, которой литературный герой посвящает строки. Вначале необходимо оценить новые рифмы, которые автор подобрал для стихотворения: «покой- другой». «огня-меня», «цвет-бед», «бой-собой». «взглядом-рядом». Но главное же не находки, а именно – смысл, который вложил автор  в уста литературного героя, а он:
«Моя женщина святая
Я всегда с тобою рядом»

Ни больше, ни меньше, вот так. И для усиления эффекта без знаков препинания, они влюблённому не нужны, ведь пишет автор «отдаю я сердце даром». Ключевое слово в строке «даром», литературный герой не проявит в сторону «своей женщины» излишнюю меркантильность, любовь выше каких-то денежных знаков. Но все-таки любимой надо напомнить, что в мире – бесплатный сыр только в мышеловке. И в этом стихе дважды литературный герой называет любимую женщину «святой», видимо есть на то причины, но к сожалению, литературный герой не хочет делиться этой, видимо, закрытой информацией.
Последнее стихотворение без названия, оно подводит итог под всем циклом и начинается с того, что литературный герой обращается к любимой: «Любовь моя. Родной комочек».
Но не совсем понятно: что такое комочек? Пухлая женщина? Но тогда не совсем понятно, к кому обращено стихотворение? Если к любимой женщине, то ранее литературный герой говорит о ней, как о  хрупком маленьком создании. Вот здесь становится не совсем ясным, что же все-таки за «комочек» такой? Но отброшу эту непонятность, главное, что они, влюбленные, будут жить долго и счастливо «на этой солнечной Земле».

Теперь несколько рифм, хотя стих всего из шести строк, но можно оценить: «бормочет –хочет», «тепле-Земле».
Мне остаётся заметить, что пользование «Помощником поэта» на ресурсе Стихи.Ру может помочь «поэту» в сочинении посланий к любимым, но не стоит ими злоупотреблять и хочется пожелать «поэту» успехов в нелёгком стихотворном искусстве, новых находок в рифмах

Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     21:02 16.06.2013 (1)
Крылатов-поэт это оксюморон.
     21:37 16.06.2013
что можно сказать?
рифмовать слова можно в рекламе, а писать стихи - это нечто другое....
Реклама