Vitam iustam. 1. Чувства. Глава 15.
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 226
Внесено на сайт:
Действия:

Vitam iustam. 1. Чувства. Глава 15.


Виен пересела в машину Жана, даже не оглянувшись по сторонам, она прекрасно знала, субъект клюнул на ее уловку и заселяется в домик, предложенный их управляющим.
- Ты что это вытворяешь?! – Обрушился на нее Жан, не обращая внимания на присутствие Михаила.
- И что же я такого вытворила? – повернув к себе зеркало заднего вида, Виен преспокойно подкрасила губы.
- Сама подняла всех, крича – «опасно»! А теперь…
- Тебе! – бросила тюбик в сумочку, закрыла ее и мило улыбаясь, повернулась к мужу. - Меня-то, пока, никто не знает. Неужели не понятно? – замотала головой, бросила взгляд на Михаила, всем своим видом спрашивая: «И как такое можно не понять?», тут же выпрямилась, надев на лицо полное спокойствие, загибая пальцы, продолжила: - Мне надо было его послушать, уловить связь и, утихомирить прыть. Чтобы ты, да мой родной, ты, мог уехать и сберечь драгоценное время для решения этой, непростой задачи!
- Нет, Миш, ты это слышал?! – Жан не отводил от нее взгляда, прекрасно понимая, что сердиться на нее не имеет права, да и не получится у него. - И как, выполнила поставленную задачу?
- Мы едем? – перекрывая его вопрос, уточнила Ви.
- Сначала ты мне скажешь все, что узнала! – Жан даже нарочно вытащил ключи зажигания, чем рассмешил не только Вилен.
- Хорошо! – она состроила ему мордашку, но ответила. – Ев бы узнала больше, это из прошлого, но пока и этого достаточно: он пешка, за ним стоит кто-то, мне очень неприятен. Ему тоже, хотя они и в родстве. Его прислали, что-то передать, он постоянно напоминал себе об этом. Жан! Это очень глупый, трусливый и ленивый мужчина, но за ним стоит черная сила.
-И ты все это узнала, посмотрев ему в глаза!
- Нет! Он дал мне письменные пояснения! Жан! Вот что ты как маленький? У него в голове такая каша, причем думает он много о чем, но не анализирует, просто бегает по последним событиям, касается непонятной ему темы и убегает дальше.
- Хочешь позвонить детям? – уже спокойней поинтересовался Жан.
- Пока нет. – и подтолкнула, неназойливо к действию. - Я так понимаю, мы на остров? В мой любимый домишко?
- Правильно понимаешь. – Жан наконец запустил мотор, поправил зеркало, посмотрел назад: -Только там, на много миль, нет людей и ты сможешь спокойно думать.
- Отлично! – хлопнула в ладоши Ви и положила руку на руль. - Михаил, помогай ИВ, нам там ничего не грозит. – Мужчина не спешил выполнять ее указание, и смотрел на Жана. Тот с минуту изучал лицо жены:
- Нет, не могу его оставить. Виен, Михаил – это армия.
- Против кого, или чего? Жан, делай, как знаешь, но посланец уже в доме. Справится ли ИВ. Он же у вас не воин. А если вернутся дети, или тому приедет помощь? В принципе я все сказала. – Пересела в машину Жана и дала мужчинам все обсудить. Они отошли, Виен усмехнулась – к чему? Она и так слышит все, о чем они говорят. Жан все просчитывал, Михаил соглашался. Наконец муж сел за руль, а машина Михаила, сделав круг, поехала за ними.
- Прости, я решил подстраховаться.
- Ты сделал, как посчитал нужным. Если что – виноваты будем оба.
****
Прождав женщину до самого вечера, Алексей решил разведать окрестности. Поужинал в случайно обнаруженном ресторане, причем удивился кухне, ценам и интерьеру, для прибрежных мест. Немного посмотрел программу, на заказ молодой пары, отмечающей какую-то годовщину, постоял на обрыве, любуясь морем, и побрел назад. Машины все еще не было и свет, в соседней комнате не горел. Открыл баночку пива, лег на кровать, даже не разуваясь. Включил телевизор, убрал громкость до минимума, прислушиваясь ко всем шумам, стал ждать утреннюю незнакомку, так явно кокетничавшую с ним. Было достаточно скучно, зевнув пару раз, открыл следующую баночку и, от нечего делать, достал мешочек деда. Бархат приятно нежил пальцы, не скрывая своего содержания. Прощупывая сквозь двойную ткань маленькие бусины, Алексей думал вслух:
- Интересно, точно жемчуг или дед как всегда, наврал? – В голове засигналило: «Не открывай!» - Дед вечно из мухи делает слона. Колдун, блин! Что-то я, за всю жизнь, не видел от тебя, дедуля, ничего мощного, один лишь развод тетушек на деньги. Хотя, должен признать, именно это ты умеешь делать виртуозно. – развязав шнурок, достал один из пакетиков. Остальные завязал и спрятал. Долго рассматривал черную бархатную ткань, держа навесу перед глазами, затем погладил ее, пальцами ощутил бусину, ткань совсем не мешала. Медленно перекатывая, наслаждался прохладой и гладкостью бусинки. Так и не решившись открыть, бросил на кровать. Сон пропал. Взял сигареты, уселся на террасе.
Багровый как кровь закат залил небосвод, бросая свои тени на все, что было под ним. Окна, поверхности построек и даже море, кричали кроваво красным вечером. Кудрявые облака, проплывающие мимо, и те были с малиновыми «животиками». Все затихло в странном ожидании чего-то таинственного, нового, волнующего. Даже ветер залег, прячась по ту сторону горизонта.
Алексей вдыхал никотин, не спеша, глубоко втягивая, затем задерживал и выпускал, едва раздвинув губы. Прокручивал сигарету в руках, как только что крутил бусину, опять делал затяжку и, опустив руку, смотрел на горящую точку сигареты, точь-в-точь, как сегодняшний закат. В голове его звучали слова деда, словно тот стоял за его спиной и нашептывал, как гад, сползающий с дерева.
Сигарета как-то нежданно закончилась, обожгла пальцы, но Алексей не сразу это заметил. Бросил окурок под ноги и затоптал его. Ударив руками по коленям, поднялся, еще раз обошел домик, заглянув в соседние окна, прислушался, принюхался, повернул к себе. Хозяйский дом, обласканный закатом, разбудил его воображение и он, усмехнулся себе, припомнил россказни деда: «Видящие вечность»! Таинственный дом, в три этажа, словно вытесанный из скалы. Башенки, фрески, витражи, мистические существа, как стражи над козырьком…. Все закрыто, ни одного проблеска жизни за стеклами. Ставни, решетки, даже на чердачном окне.
- Что же ты таишь? – Бросил Алексей дому и по спине пробежал холодок. Тут же ему послышался зов женщины. Такой властный, повелительный, императивный. Он оглянулся, шлейф или тень мелькнула в соседском окне. Он, было, пошел за голосом, но шепот деда вернул назад. Достал еще одну сигарету, выкурил жадно, быстро и зашел к себе.
****
- Дом, любимый дом! – с порога прокричала Вилен. – Я наверх! – подхватила свой саквояж и, ступая только на пальчики, сбросив обувь, поднялась на мансарду. – Как я по тебе скучаю! – Дотянувшись до окна, прямо над кроватью, распахнула его. Сморщила носик от запаха тины, из протоки за их участком, но буквально через минуту привыкнув, осталась довольной свежему ветерку, влетевшему в комнату. – Жила бы только здесь! – Заключила она, принявшись разбирать свои вещи.
- Не знал, что ты так любишь эту избушку.
- Я и сама не знала, пока не приехала. Здесь я практически родилась, нет! Начала новую жизнь. Здесь мы с тобой научились молчать и писать друг другу письма. Здесь я поняла, что значит прощать и любить. Вся моя история в этих стенах. От первого твоего поцелуя, до…
- Ви, родная! – Жан обнял ее, но она едва коснувшись губами его щеки, отстранилась, переоделась и, взяв его наволочку, произнесла:
- Не обижайся. Мне надо подумать, пока я совсем не потеряла с ними связь и пока помню запах твоего гостя. Я пойду на берег…. Ты сделай свои дела и приходи. Пожалуйста! – Синие глаза, как у ясного вечернего неба, глянули на него обезоруживающей нежностью. Остатки стыда и боли за содеянное, кольнули сердце, но Жан не думал обижаться или настаивать, хотя бы на поцелуе. Он прекрасно понимал важность момента и то, что Виен, не смотря на недавно прошедшие трения, делала для него. Прикрыл глаза в знак согласия, взялся за свои обязанности.
Чистый, одинокий берег, всем своим видом дарил покой. Постояла у кромки воды, испытала ее ласку, вернулась к скамье. Развернула принесенный атлас, вдохнула аромат мужа, и, положив на колени, разгладила:
- Кто же  тебя домогается? – Произнесла она вслух, сама себе. – Скажи мне, пожалуйста! – продолжая гладить рукой наволочку, смотрела вдаль. Не без вздрагивания замечая поднимающееся за морем зарево. По горизонту, шеренгой растянулись кудрявые тучки, причудливо притворяясь зверушками. Зависли, без проворного ветерка и толкались, меняя личины. И словно шторки отделяли ее от ответов. Так прошло какое-то время, и она даже не заметила приход мужа:
- Такие нежные слова моей наволочке, а мне? – присел он рядом. Ви вздрогнула, вернувшись из своих мысленных странствий:
- Я не заметила, когда ты пришел.
- Еще бы! Такой диалог с тканью.
- Жан! Не издевайся. Оно идет к тебе, я чувствую. Поверь мне. Это довольно неприятно, слышать шорох истлевших одежд, как скрипят загрубевшие суставы, как зубы стучат при каждом шаге. Чувствовать смрад, который к нам приближается. И ненасытность. Что это, дорогой? Я не понимаю, но мне боязно, внутри все трепещет.
- Милая моя! – Обнял он ее, поглаживая по спине. – Дети, перед своим отъездом, перечитали массу книг. Я поначалу, даже не обратил должного внимания, на кипу закладок, только решил поставить все на полки. Ты же знаешь, старшие постоянно, что-то читают. Но сейчас жалею, что не пробежался по каждой, не проявил любопытства. А ведь все книги были связаны с магией.
- Ты хоть что-то запомнил?
- Просмотрел закладки: духи, колдуны, чернокнижники, ведуны.
- Духи?.... Возможно…. Это уже более менее… - Ви отложила ткань. – Поплавать не хочешь? – Как-то резко изменив свой настрой, спросила она.
- Хочу!

Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     09:48 27.10.2018
1
"Оно идет к тебе, я чувствую. Поверь мне. Это довольно неприятно, слышать шорох истлевших одежд, как скрипят загрубевшие суставы, как зубы стучат при каждом шаге. Чувствовать смрад, который к нам приближается. И ненасытность." Полная жуть!
Книга автора
На станции Далёкой" 
 Автор: Сергей Берсенев
Реклама