28. Толерантность
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Неопределённый жанр
Автор:
Баллы: 12
Читатели: 200
Внесено на сайт:
Действия:

28. Толерантность

Меньше всего в детстве я думала о чувствах других.    Ни к кому не привязывалась и потребности в этом не ощущала.   Животных  любила больше людей, замечала любые их страдания и  старалась помочь, а в отношении человечества оставалась холодной, как и большинство воспитанников. Для того, чтобы пожалеть другого нужно хотя бы почувствовать себя немного счастливее его. Мой уровень счастья не поднимался выше котенка.

Фахрат приехал,  кажется из Азербайджана. Это был взрослый ( по нашим меркам) мужчина с врожденным увечьем: одна нога у него оказалась намного короче другой.  В клинике  Илизарова  его поставили  в очередь на операцию, ждать которую  пришлось целый  год.  Может финансовые проблемы, может  страстное желание находиться  ближе к больнице  заставили его остаться на этот год у нас. Фахрат устроился на работу в  детский дом -  ночным воспитателем.
 
Жестокие и равнодушные при первой же возможности мы саботировали отбой. Воспитатель метался по коридору и старался загнать нас  в спальни. Удиралось от него легко, повсюду  слышался смех и визг. Мы наигрались и улеглись, а он остался сидеть в коридоре и  сторожить наш сон,  успокаивая,  наверное, при этом больную ногу.

Назвать нас  совсем бесчувственными  все - таки будет несправедливо. На следующий день, гонимые угрызениями совести,   мы с девчонками устроили   обсуждение и решили больше не провоцировать ночного воспитателя .  Обет мы держали недолго и не все, потому что основывался он не на внутреннем убеждении, а на требованиях морали и общества.  Периодически  кто - ни будь из детей, все-таки  доводил  Фахрата до бешенства и мужчина  начинал сыпать   ругательствами на непонятном нам  языке.  Ковыляя, сторож пытался догнать провокатора, размахивал руками и  однажды  одной из девочек  нечаянно порвал ухо, зацепившись за сережку рукавом. Сегодня  его отдали бы под суд  за избиение ребенка, а тогда мы сами гневно и дружно  осудили обидчика, показали ему языки, ухо зажило  и все забыли о произошедшем.  Впереди было много других провокаций.   Во всяком случае, я помню это именно так.  

Время шло. Потихоньку мы привыкали к Фахрату, он привыкал к нам. Дружбы с сотрудниками у воспитателя я не замечала. Он стойко переносил свое одиночество, подавлял вспышки гнева, когда его доводили, старался шутить и улыбаться. Мы  согласились с тем, что Фахрат другой, что он рядом, успокоились, но жизнью его не интересовались.

Год прошел. Как провожали Фахрата в клинику,  не помню. Видимо он уехал тихо, буднично. Я уже забыла о нем, когда однажды он  появился в детском доме сияющий и довольный . На  больной ноге у него крепился тот самый аппарат, который творил чудеса и делал людей счастливыми. Бывший ночной воспитатель рассказывал детям о его устройстве, гордо сообщал всякий раз всем опоздавшим, что нога подросла  на целый сантиметр, и убеждал, что через каких - ни будь пять - семь  лет, он станет  почти полноценным человеком. Такого искреннего желания поделиться своей радостью  я еще не встречала.  Фахрат  невольно заражал восторгом  и нас.  Я смотрела на него и думала, что он изо всех сил мечтает о том, что у меня и других, в общем - то есть. И что он, почему то  не помнит обид и вместо того, чтобы отправиться домой, сначала приехал к нам.

Я вдруг поняла, что действительно за него рада.

Оценка произведения:
Разное:
Реклама