Произведение «Сидящие на облаках Глава 21» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Темы: любовьприключенияпутешествия
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 735 +1
Дата:

Сидящие на облаках Глава 21

  Глава 21


На следующее утро Эли первым делом включила компьютер чтобы проверить электронную почту.  Она предполагала, что Трэйси может ей написать и оказалась права – среди входящих писем нашлось и новое письмо от подруги. Эли несколько удивило время его отправки – пол-третьего ночи, и зная то, что Трэйси никогда не сидит за компьютером так поздно, очень забеспокоилась. Не мешкая, она открыла и принялась читать его.
Трэйси писала:

             Здравствуй дорогая Эли!
Уже поздно, но мне совсем не спиться. Завтра в шесть подъём, я должна идти на работу, чтобы  быть там бодрой и весёлой. Мило общаться с мистером Хадсоном и покупателями, заботиться о цветах и вытирать пыль с полок. Быть такой, как всегда – собранной и знающей ответы на все вопросы. Такой, как всегда….
А какой я была всегда, Эли? Кем ты меня видела?
Вот я сейчас вижу себя идиоткой, шедшей по некоему абсурдному, бессмысленно выбранному пути, который должен был привести меня к счастливому полностью спланированному будущему. А теперь я задумываюсь и понимаю, что этот путь вёл меня в никуда. Эли, я все эти годы целенаправленно шла в никуда! Ты можешь себе это представить? Меня сейчас от этого всего воротит, трясёт, кажется, я на грани какого-то припадка…

Эли не могла поверить своим глазам. Эти строки не могла писать Трэйси! Её подруга всегда была сильной и уверенной, и даже в плохие времена держалась стойко. Девушка не представляла, что такого могло произойти, чтобы так пошатнуть твёрдый характер Трэйси. Неужели, мистер Хадсон её до такого довёл?
Переведя дыхание, Эли продолжила читать дальше

… Сегодня вечером, когда я пришла с работы, родители усадили меня и сказали, что у них есть для меня что-то важное. Помню сначала я даже почувствовала приятное покалывание в груди. Думала, вот они сейчас скажут, что я скоро стану сестрой. Наверное, моё лицо стало тогда очень счастливым, что мама опешила, а папа судорожно вытер пот со лба. И тогда я только начала догадываться – что-то неладно, и новости меня ждут нехорошие. Смутно я начала догадываться обо всём, но изо всех сил прогоняла эти мысли. Сознание будто бы затуманилось, и я уже смотрела сквозь снова заговоривших родителей. Я смотрела на стены и аккуратный потолок в нашей гостиной, и на новую мебель, что родители купили совсем недавно… А они говорили… По очереди – сначала мама, потом отец, и снова мама. Где-то издалека я слышала их голоса, но смысла в их разговоре не находила. Что значит «развод»? Зачем это нужно моим родителям? Они ведь уже двадцать пять лет вместе! Эли, знаешь, сколько это – двадцать пять лет?! Да это целая долбаная четверть века! Они вместе больше, чем наша с тобой жизнь на этой планете! Наших жизней недостаточно, чтобы почувствовать на себе весь этот промежуток времени. А они провели его вместе, причём уже в сознательном возрасте! Да они все значимые события пережили друг с другом, поддерживая и вдохновляя! И меня они вдохновляли – именно таким я представляла и своё будущее тоже. Их пример был для меня образцом, ведь передо мной их жизнь восставала в идеально показательном свете. А сейчас мне заявляют о том, что чувства их прошли и нужно двигаться дальше. Какие чувства и куда дальше? Наверное, в бездну! По крайней мере для меня…
Эли, я не знаю, что мне делать дальше. Чувствую, мой мир разграблен и уничтожен, а я среди руин пытаюсь найти хоть что-то целостное.
Никогда не думала, что в моей жизни может произойти такое. Конечно, я знала, что такое случается, но никак не представляла, что это сможет затронуть нас. Нас… Какое родное слово! Такое сплочённое, желанное и дорогое. Быть частью «нас» - это словно состоять в каком-то VIP – клубе, куда не пускают посторонних и крепко держаться друг за друга.
Но «нас» больше нет… Клуб распался, а все участники выброшены на произвол злой судьбы. Ох, сейчас я ещё начну писать метафорами! Просто не укладывается всё это – ещё совсем недавно в Каталонии они были так счастливы, словно ещё один медовый месяц пережили (не зря же я подозревала о ребёнке), а сейчас уже всё кончено… Любовь прошла! Так хотелось им сказать – вы ведь уже давно не тинэйджеры, зачем вам эта любовь?! Разве она сейчас так важна для вас и без неё никак нельзя быть вместе? Ведь существуют вещи намного важнее этого – взаимопонимание и уважение, поддержка и дружба. Наконец, я – плод вашей чёртовой любви!
Ах, я уже начала ругаться!
Знаешь, написала это и немного стало легче. Жаль, что тебя сейчас нет рядом – мне так не хватает наших разговоров! Надеюсь, у тебя и остальных всё хорошо. Не рассказывай им сейчас о моей проблеме, особенно Нэйту! Он не должен знать о моей уязвимости. И я не готова пока отвечать на вопросы.
Уже скоро рассвет. Пожалуй, пора заканчивать и попробовать поспать. Хотя, не уверена, что смогу уснуть. Отец уже собрал вещи и ушёл. Куда – не знаю, может, снял квартиру.
Думаю, мама тоже не спит. Но идти к ней сейчас не решаюсь. Да и зла я на них обоих, сами заварили это, пусть сами и расхлёбывают! Мне бы только решить, что самой делать и как быть дальше. Может, и в универ возвращаться нет смысла? Если бы я нашла постоянную работу, могла бы вообще съехать с этого дома и жить одна.
Ну, ладно. Об этом ещё подумаю, а пока, по-моему, я и так слишком загрузила тебя своими проблемами. Отдыхай и наслаждайся своим волшебным временем с Майло. И передавай всем привет. Ну, только кроме Нэйта – об этом экземпляре сейчас думать совсем не хочется.
Жду тебя и целую
Трэйси

Эли после прочтения ещё долгое время сидела у включенного монитора. Эта новость буквально парализовала её, причём не только телесно, но и душевно. Сама Трэйси была прекрасной – активной, деятельной и невероятно энергичной. Как она вдруг так быстро сломалась?
Эли начала думать и о своей семье тоже – мама с папой вроде были всё ещё счастливы, но так ли это на самом деле? Родители Трэйси тоже выглядели вполне счастливыми, когда она в последний раз их видела, и вот чем всё закончилось… Эли решила понаблюдать за своими родителями, и эта мысль наконец-то расшевелила её, заставив поскорее принять душ и одеться.
Спустившись из своей комнаты, Эли сразу же натолкнулась на маму, поливающую цветы на лестнице. Девушка присмотрелась – перед ней была привлекательная женщина сорока восьми лет, смуглая брюнетка с изящной фигурой и весёлыми, добрыми глазами. Услышав шаги дочери, она обернулась.
- О, ты уже встала? Красивое платье – мама посмотрела на новое жёлтое платье Эли – когда успела купить?
- Ещё весной, в Лидсе – девушка подошла к большому зеркалу и снова посмотрела на него – тогда была распродажа и мы с Трэйси много чего купили
Мама подошла поближе и пощупала ткань платья. Удовлетворившись результатом, она кивнула.
- Очень хороший крой и материал. Молодец, что купила – оно очень тебе идёт. Кстати, а как там Трэйси? Как дела у её родителей?
У Эли кровь подступила к лицу, и глядя на себя в зеркало она поняла, что краснеет. Мама будто бы чувствовала, о чём спрашивать! Помня о просьбе Трэйси никому ни о чём не рассказывать, девушка промолчала. Мама ничего не заметила и снова вернулась к своим цветам, спокойно ожидая, когда Эли начнёт свой рассказ о неугомонных приключениях своей подруги. Но Эли молчала, и Ники хотела собиралась повторить свой вопрос, как из их кабинета вышел Майк,  и направился к ним.
- Доброе утро моим девочкам – он подошёл и поцеловал их обеих – вы ещё не завтракали?
- Конечно, нет, папа – Эли облегчённо вздохнула. Ей не пришлось ничего говорить маме и теперь она внимательней посмотрела на родителей – ты же знаешь, мы без тебя не завтракаем. Мы ведь всё ещё семья?
- Естественно – ответил Майк – что за вопрос? Конечно, мы – семья. И судя по времени, уже очень голодная семья. Я сегодня с пяти утра пишу.
На часах показывало половину двенадцатого. Мама улыбнулась и слегка коснулась мужа плечом
- Значит, идём завтракать. А потом я проверю, что ты там написал! Мама пошла на овощной рынок с миссис Джеймс, и зная болтливость этой дамы, думаю, вернётся она нескоро
- Зато потом узнаем все городские сплетни – Майк обнял жену и дочь и потащил их на кухню – как вы думаете, Роберт с Кэйт попадут в сегодняшнюю подборку сенсаций от миссис Джеймс?
- Ну, не знаю – Ники сомневалась – ведь вчера их свидание прошло практически ночью, а когда Роберт провожал Кэйт, миссис Джеймс и вовсе должна была уже крепко спать
- Ради такого она бы и трое суток не спала! – Майк зевнул – кстати, о сне. Мне бы и самому он сейчас не помешал…
Он принялся варить кофе, а Ники с Эли сели за стол. В духовке уже пахло свежей выпечкой, а на плите, укрытая полотенцем, стояла кастрюля с горячей овсянкой. Мама продолжала рассматривать Элино платье, всё больше восхищаясь им.
- И как ты могла о нём забыть? – никак не понимала она – уже ведь и лето почти прошло
Эли посмотрела в окно – стоял ясный, жаркий день и только в тени их сада можно было найти хоть какое-то спасение
- Думаю, у этого платья ещё есть время – ответила она и посмотрела теперь на отца. Тот, приготовив кофе, разлил его по чашкам, а потом насыпал всем овсянки и достал печенье из духовки.
- Ну вот, наконец можно  и позавтракать – Майк сложил всё приготовленное на поднос и подал к столу – Эли, ты ведь не против кофе сегодня?
- Кажется, я уже понемногу на него подсаживаюсь – Эли взяла свою чашку – никак не пойму, зачем тебе так рано вставать? Ты ведь можешь писать когда угодно!
Майк подал Ники овсянку и кофе, и, захватив чистые ложки, сел с ней рядом.
- Ну, теоретически я могу работать, когда мне вздумается – я ведь не штатный журналист. Но когда дело доходит до практики… ну, ты должна понимать – Майк отпил немного горячего кофе – днём все ходят туда-сюда, разговаривают и просят помочь. Что я, кстати, делаю с огромным удовольствием!
Майк посмотрел на жену с такой нежностью, что у Эли понемногу начали развеиваться все негативные подозрения. Она заметно успокоилась.
- Так вот – продолжал отец, уже глядя на дочь – кому как, а мне всё же лучше пишется утром, с первыми лучами солнца, когда все ещё спят, но день уже считается официально начатым. Зимой, конечно, немного по-другому и приходится работать при свете лампы, но всё же это для меня лучше ожидания суетливого дня.
- А ко мне вдохновение приходит по ночам – сказала Эли – свои самые лучшие рисунки я нарисовала именно ночью. И плевать на плохой свет!
Майк улыбнулся
- Просто ты сова, а я жаворонок. Раньше был совой, но с твоим рождением мой цикл спутался. Иногда мне даже кажется, что я застрял в другом часовом поясе. Так что, я тоже сова, только живущая где-то в Австралии или на Соломоновых островах.
Все засмеялись, а Майк продолжил рассказывать о своём утреннем писательском вдохновении (если верить его словам, то за час своей ранней работы он писал больше, чем за три дневных часа).  Эли посмотрела в тарелку с овсянкой. Она очень любила это чисто английское блюдо, ведь мама готовила его по-особенному – с орехами, курагой и большим количеством сливочного масла.
- Очень вкусно, мам – сказала Эли с набитым ртом
- Наша мама просто маг в кулинарии – подтвердил папа, снова посмотрев на маму с такой огромной нежностью, что Эли окончательно поняла, что в их семье всё в


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Реклама