Произведение «Христиане и католики»
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Оценка: 5
Баллы: 2
Читатели: 348 +2
Дата:
Предисловие:
из цикла "Зовите меня Измаил"
http://www.proza.ru/2014/08/28/510

Христиане и католики

Христиане и католики

- Мы, христиане и вы – католики, есть две субстанции несовместные. Так отвечал колхозный бригадир Семен на предложение местного батюшки отремонтировать лестницу на колокольню.
- Какой же я тебе католик, -= сердился батюшка, - Я православный, как и ты.
- Католикос и ортодоксос от одного греческого корня произошли, - пояснял Семен, не желавщий, по предыдущему опыту, работать без оплаты.

Прошли годы и десятилетия…

- Общеизвестно, что слово «крестьяне» произошло от «христиане».  Это самоназвание сословия, пашущего землю и обихаживающего скотину. Значит, остальные не христиане по его (сословия) мнению. Кто же они? Ну. иностранцы, понятное дело, - немцы, то есть немые. Они не христиане, потому как католики. А татары, пашущие землю? Русские зовут их крестьянами, хотя Бог их – Мусульман. Евреи по вероисповеданию – жиды, или жиды по вероисповеданию – евреи? А если еврей землю пашет? Он что, тоже христианин? Впрочем, еврей, пашущий землю, сиречь нонсенс.

Обуреваемый этими, не приличествующими месту мыслями, я заходил в кафедральный собор русской православной церкви со вполне матримониальными намерениями вступить в союз с ее иерархами на предмет строительства церкви – не института, но здания, - из послевоенной, посаженной кровавой гэбней и проклятым Сталиным сосны. Шел 2009 год от рождества Христова и вместе с ним шел мировой кризис. Олигархи перестали покупать рубленные вручную дома, а епархия строить каменные храмы. На этой почве возник симбиоз православной церкви и оффшорного бизнеса. Оффшор в данном случае означал нахождение оного бизнеса по другую сторону Волги, в глухих керженецких лесах. В руках я нес слепленный ушлым архитектором эскизный проект пятиглавой церкви. Позднее выяснилось, что рисовал он ее с каменного храма, по технологии строительства принципиально отличающегося от деревянного, а потому невозможного быть построенным. Взятый за кадык, он признался, что до сих пор проектировал только молельный дом баптистов – пятидесятников. Но, было уже поздно. Проект получил благословение - визой на титульном листе - от местного епископа, а я устное наставление от его зама по строительству. – Смотри, сын мой, за тем, кто дает на церковь, и уж тем более за тем, кто ее строит, следит дьявол. Крепи дух и тело.

Погруженный в думы о не полученном авансе, - Бог даст, само сладится, отвечал зам на невысказанный вопрос - я вышел из собора и поневоле вздрогнул от грохота за спиной. С крыши хозяйственной постройки съехал кусок льда и аккурат за моей спиной ударился оземь.   – Началось, подумал я и обратился мысленно к темным силам, - отцепись, сука, я ведь еще и аванса не получил.

По приходу домой достал с полки раритетное издания Игоря Грабаря по истории русского искусства и погрузился в мир деревянного зодчества. Через час осознал свою профнепригодность и  полез в Даля. Там выяснил, что в калашный ряд не пускали не то чтобы свиней, но лиц, торгующих мякинным хлебом, то есть испечённым на основе отходов от обмолота злаковых.

Отставив Грабаря, взялся за полузабытого Красовского – не Апполинария Каэтановича, как мог бы подумать искушенный читатель, но внука ейного - Михаила Витольдовича, где и нашел, если не истину, то хотя бы чертежные планы.

Поднепровские славяне были стандартными, хотя и восточного толка, христианами до церковного раскола 1054 года. Храмы строили каменные по образу и подобию византийских. К строительству церквей из дерева приступили, также как и сейчас, от недостатка средств, в эпоху феодальных войн. Строили поначалу либо деревянных уродцев, пытавшихся копировать каменных предшественников, либо обычные избы, украшенные крестом. Перелом наступил, когда в глухих северных деревнях по берегам Северной Двины, Онеги и Мезени приучились делать шатровые церкви «на восьмерике», потом «восьмерик на четверике».

Полюбовался на великолепные иллюстрации и стал думать. Известно, что церковь есть дом Бога, а Бог любит красоту. Вот и ушел он из помпезных каменных домов католической Европы в северные леса. Бог обрусел и не стремится обратно, как ни зовут его в современные копирайты.  Людей, сумевших зазвать Бога к себе и стали звать хрестьянами, а они, гордыней не обуянные, подарили это название всем живущим своим трудом на земле. Люди праздные, хоть католики, хоть православные уже не христиане, пусть хоть лоб разобьют.

Поставил я книги обратно, вышел на балкон покурить и подумал, - вот погибнет последняя крестьянская церковь и негде станет Богу жить. И так мне его жалко стало.

А свою церковь мы построили. Хорошая церковь. Главное, бабушкам нравится.
Послесловие:
из цикла "Зовите меня Измаил"
http://www.proza.ru/2014/08/28/510

Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама