Произведение «Камень Судьбы, или Сад ослепительных планет. Глава 4» (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фантастика
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 628 +1
Дата:

Камень Судьбы, или Сад ослепительных планет. Глава 4

Глава 4. Дар ранийцев
- Какое чудесное утро! – голос Ахилла окончательно вернул к действительности. – Дорогая, пришел господин Квик Нут и велел передать, что... «жаждет» тебя увидеть, – в словах робота слышалась ирония. Он немного опасался посла Криды и старался лишний раз не попадаться ему на глаза. Объяснялось это просто: после предыдущих крепких объятий господина Нута Ахиллу потребовался косметический ремонт корпуса. Кроме того, робот попросту ревновал свою «милую девочку» к послу, не веря, что чудаковатый инопланетянин может любить Теллу так же сильно, как и он.
- Чудесно, я сейчас спущусь, – просияла девушка. – Как раз собиралась выходить.
- Куда же ты хочешь пойти, дорогая? – настороженно спросил Ахилл, осмотрев ее синий костюм и высокие черные сапоги.
- Навещу Бурана.
- Нет, только не это страшное животное. Он же бешеный!
- Ахилл, ты ничего не понимаешь в красоте. Буран – не страшен, он – прекрасен.
- Я не это имел в виду. И не надо делать вид, что ты меня не понимаешь. Упадешь с него и разобьешься!
- Никогда не падала с лошади и думаю, мне уже поздно начинать. Все будет хорошо, мой дорогой Ахилл. К обеду вернусь, – она обняла робота, ловко поменялась с ним местами и проворно проскользнула в открытую дверь. Робот издал звук, похожий на вздох, и обреченно последовал за ней, сохраняя дистанцию достаточную для того, чтобы в случае необходимости успеть уклониться от сокрушительных объятий кридийского посла.
Проскакав по лестнице, как молодой жеребенок, и оставив Ахилла на верхней ступеньке в одиночестве размышлять над вопросом, зачем ей вообще нужен конь для передвижения, Теллуса столкнулась лицом к лицу с Селеной. Старшая сестра была в великолепном золотисто-желтом костюме с облегающим жакетом и высоким стоячим воротничком, от пояса струилась пышная полупрозрачная юбка-шлейф, складки которой напоминали морскую пену и радужной завесой прикрывали широкие расклешенные брюки. От каждого движения рук девушки звенели многочисленные алюминиевые браслеты. Мода на них не проходила столетиями не только благодаря тонкой ювелирной обработке, но и материалу, редкому высоко ценившемуся  в Галактике металлу.
- Выглядишь как всегда по-королевски, – поприветствовала Телла сестру. – Новый шедевр Екатерины Аро?
Екатерина Аро, мать Марго, по праву считалась одним из лучших модельеров Земли. За ее нарядами, многие из которых смело можно было назвать произведениями искусства, с первобытной страстью охотились даже капризные яниосские модницы.
- Да. Нравится? Новая весенне-летная коллекция. Кстати, я присмотрела тебе замечательное алое платье, оно должно идеально подойти к твоим волосам. Екатерина призналась мне, что, создавая этот огненный оттенок, думала именно о тебе.
- Ну, спасибо, Селли, – улыбнулась Теллуса. В отличие от сестры она всегда была равнодушна к быстро меняющейся моде, что не мешало ей выглядеть обворожительно и в невероятном вечернем платье на приеме в доме отца, и на раскопках в африканских пустынях в простой свободной рубашке и коротких запыленных шортах. Телла носила только то, что ей действительно шло. Селена объясняла это врожденным чувством прекрасного.
- Так по какому же случаю такой парад?
- Ранийцы передают в дар Центральному галактическому музею Камень Судьбы. Будет присутствовать лично Канцлер Ио Лим, – ответила Селена, поправляя атласные рукава золотистого жакета. Видимо, ей уже пришлось пережить пылкие объятия кридийского посла. – Квик Нут решил составить нам компанию.
- Камень Судьбы? Ах, да, кажется, я слышала о нем. Это то чудо Галактики с Рана, которое вторые сутки обсуждает вся голограсфера?
- Да, сестренка, только на Марсе о нем говорят уже неделю.
- Вчера Форум просто гудел, невозможно было никуда пойти, чтобы не услышать об этом камне. И какой он, этот Камень Судьбы?
- Пока не знаю, не видела. Говорят, очень красивое зрелище и…загадочное. Этот камень единственный в своем роде, говорят, уникальный артефакт, ничего подобного ни разу больше не находили в исследованной части Галактики. У него необычная история.
- Наверное, она связана с названием? Узнаю ранийцев. Фаталисты! У них на каждом шагу или рок, или судьба, а ведь такие милые люди, – заметила Телла. – С другой стороны, мне всегда нравилась эта красивая древняя традиция – давать имена редким драгоценным камням.
- Его нашли на планете П4З576 51 квадрата, которой так никто и не решился дать название, но... неофициально ее называют Мертвой Планетой.
- И она действительно была мертвой? – интерес Теллусы усиливался прямо пропорционально возрастанию загадочности предмета.
- Не только была, Телла, но есть и будет такой. Это планета погибшей цивилизации, – Селена поежилась, будто ее обдул холодный ветер.
- Война или природная катастрофа? – Теллуса немного понизила голос.
- Война, – еще тише отозвалась ее сестра.
- Да... судьба.
Они несколько секунд молчали, пока их внимание не привлек странный шум. Комнату пересекала необычная процессия. Впереди шел домашний робот, неся на вытянутых руках небольшой металлический лоток с прозрачными, почти невидимыми, голубоватыми осколками, переливающимися мелкими рубиновыми искрами, но, несмотря на всю его осторожность, осколки позвякивали, ударяясь друг о друга. За ним следовал Ахилл, непостижимым образом оказавшийся в этой половине дома, и ворчал себе под нос, сопровождая каждое встряхивание лотка словами «варвар неуклюжий»  и «такие и разрушили Рим».
- Что это? – спросила Теллуса, обращаясь к Селене, потому что знала, Ахилла сейчас лучше не трогать.
- До прихода Квика это была наша яниосская ваза, – улыбнулась Селена.
- Понятно, – девушка проводила взглядом роботов. Ахилл продолжал оплакивать разбитую послом вазу из небьющегося яниосского стекла, параллельно сокрушаясь о судьбе вечного города.
В этот момент дверь в кабинете Правителя отрылась, в следующую секунду Теллуса была подхвачена инопланетным тайфуном по имени Квик Нут, огромный кридиец кружил девушку по всей гостиной. Закончил свой эффектный танец он тем, что подбросил Теллу высоко вверх и тут же поймал, чему она была несказанно рада.
- Здравствуй, Квик, я счастлива видеть тебя в нашем доме. Наш дом  – твой дом навеки, – по-кридийски поприветствовала гостя Телла. Она принципиально старалась говорить с инопланетянами на их языках.
- Бесценная моя, несравненная моя Теллуса. Огонь вашего дома – огонь надежды для усталого путника, – затараторил Нут, обдав девушку густым лимонным ароматом. – Как твое здоровье? Я слышал, ты чуть не погибла! – интересоваться во всех подробностях здоровьем и самочувствием собеседника было хорошим тоном у кридийцев.
Но с первого же взгляда было понятно, что этот вопрос не просто дань дипломатической вежливости. Посол действительно переживал и очень беспокоился о своей хрупкой земной подруге. Его огромные, как у слона, уши нервно подергивались, каждое было размером с голову господина Нута, которую тоже нельзя было назвать маленькой. Существовало предположение, что в древние времена предки кридийцев в момент опасности закрывали ими лицо, но космоантропологи по какой-то загадочной причине не подтверждали, но и не опровергали его. Квик был одет в просторную зеленую тогу с двумя карманами, больше напоминавшими средних размеров мешки. В них он неизменно хранил самое дорогое – лимоны. Это была большая, как и он сам, страсть господина Нута. В любое время и в любом месте посол поедал ароматные фрукты прямо с кожурой, чем сводил практически всех землян с ума. Немногие могли спокойно смотреть, как он ест эту кислятину. Теллуса, заботясь об окружающих и волнуясь за самого Квика, пыталась несколько раз приобщить его к чему-нибудь менее экстремальному, но ее старания не увенчались успехом. Максимальным компромиссом, на который смог пойти посол, оказались недозревшие апельсины вперемежку с самыми кислыми сортами помидоров, обычно использовавшимися для приготовления его любимых острых соусов. Вот и сейчас, взволнованный посол Криды извлек из кармана лимон и отправил его в рот, похожий на круглую пещеру. Из-за желтоватого оттенка кожи и внушительной веретенообразной фигуры он сам казался большим сочным лимоном с ушами.
- «Чуть» не считается! Пустяки, все уже давно закончилось. Я чувствую себя чудесно, особенно когда рядом со мной ты, мой большой друг. Однако, Квик, с прошлого года ты заметно увеличился в размерах.
Квик Нут засиял, как начищенная монета, потому что подобное замечание кридийцы расценивали как комплимент.
- Да, да. Сила нгтона и отвага нхора могут найти себе достойный приют только в сильном теле, – громогласно заключил посол, похлопав себя по животу. – А ты такая маленькая и тоненькая, Телла, не понятно в чем дух держится! Плохо ешь? Ну, ничего... мы это исправим! – Квик каждый год безуспешно пытался откормить Теллусу. – Главное – спокойствие Ямсома и мера во всем.
- Квик, у меня нормальный для землянки вес.
- Не знаю, не знаю, я видел землян и побольше, – скептически заметил он, оглядывая девушку так, точно видел ее впервые.
- Побольше? – Селена звонко засмеялась. Телла и Квик немедленно последовали ее примеру.
- Пойдешь вечером со мной на балет? Марго и Селена уже согласились, – Квик моментально переключался с одной темы на другую.
Балет был второй земной страстью господина Нута, завоевавшей кридийскую душу с первых же дней его пребывания на Марсе в качестве посла Криды. Танец завораживал его, как завораживает все неизвестное и непонятное. Причем восхищение данным видом искусства сменилось практически суеверным преклонением со стороны кридийца, когда он узнал, что невероятно гибкие и грациозные существа на сцене, вначале принятые им за биороботов, являются обычными людьми. Упитанный инопланетянин долго не верил, что живое разумное существо может так сгибаться и растягиваться по своему желанию.
- Хорошо, но учти, опять на «Лебединое озеро» я не пойду. Давай – на «Ромео и Джульетту».  
- Как ты пожелаешь, моя несравненная Теллуса, – получив желанное согласие, Квик перешел на галактический язык.
- Уважаемый Квик Нут, нам пора идти, – к веселой компании присоединился Александр Мир.
- Да, мы не должны опаздывать, – Селена как обычно попала в яблочко. Кридийский посол очень не любил опаздывать и не одобрял тех, кто делал это постоянно. Частенько по этому поводу у него возникали споры с мильтаорцами, для которых опоздание минут на десять-пятнадцать было неотъемлемой частью этикета.
- Телла, вижу, ты собираешься пойти к Бурану. Будь осторожна.
- Да, папа. Удачи вам, – девушка поцеловала отца, послала воздушные поцелуи Квику и Селене и птичкой порхнула к выходу.
- Ух, это животное! – услышала она голос Квика позади себя. – Как на него вообще можно садиться? Чудище! – заявил лопоухий посол, фыркая, как кипящий самовар. – Ножки тоненькие, – недовольно добавил он. – Как этот зверь на них вообще перемещается?
- Счастливо!
Уходя, Теллуса подумала, что между Квиком Нутом и Ахиллом намного больше общего, чем кажется на первый взгляд.

Встреча с Бураном была радостной и бурной, как слияние двух горных рек, сулящее впереди кипящий водопад. Стремительная скачка продолжалась


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
СКАЗОЧНЫЙ ГОРОД 
 Автор: Макс Новиков
Реклама