Надежда не умирает (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Драматургия
Автор:
Баллы: 5
Читатели: 906 +1
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
первая моя попытка в этом жанре

Надежда не умирает




Надежда не умирает.

Действие 1.


(Квартира, девушка сидит на пуфике у зеркала и медленно расчесывает волосы. Женщина суетиться у стола, расставляя посуду. На трюмо стоит ваза с цветами, один цветок загораживает часть зеркала, девушка пытается убрать цветок, но он возвращается на свое место.)

ДОЧЬ. Ужас, вся квартира в цветах, словно живем в какой-нибудь оранжерее.

МАТЬ. Ириш я сейчас уберу.

ДОЧЬ. Куда?! Тут свободного места не осталось.

МАТЬ. Может в твою комнату.

ДОЧЬ. Вот еще! Ты хочешь, что бы у меня голова разболелась, разве не знаешь, что споры цветов жутко аллергенны, хочешь, что бы я вся чешуей покрылась.

МАТЬ. Тогда я на пол поставлю, вот здесь, в уголке, никому ведь не помешает.

ДОЧЬ. Как же, не помешает, сейчас придет твоя слепая курица и опрокинет, она в тот раз мою бирюзовую кофту от "Дольче Габбана" голубой назвала, это ж надо перепутать бирюзовый и голубой. Как ее в школе еще держат, динозавра доисторического, а ты так и бегаешь за нее бумаги заполнять и выкройки чертить, мало тебе своей работы. Не может работать – пусть увольняется, ей давно на пенсию пора.


МАТЬ. Зачем ты так, Маргарита Максимовна с пеленок с тобой нянчилась, а как ты ее любила, только придет, ты сразу на руки к ней просилась и слезала только пирожки печь. Помнишь, какие вы с ней пироги пекли.

ДОЧЬ. Хватит уже, сколько можно это слушать,  эх знала я, что лучше уйти куда-нибудь. Я пойду к себе, ты скажи, что у меня голова болит, от цветов. Кто придумал цветы дарить, сейчас все деньги дарят - маленький конвертик, и никаких хлопот человек сам купит, что надо. До чего жадные люди, веников надарили, ставить некуда, а скинуться не додумались.

(Девушка идет к своей комнате, на пороге оборачивается)

ДОЧЬ. Ма, а тебе что деньги не подарили?

МАТЬ. Подарили, наверное, так неудобно, совсем было не зачем.

ДОЧЬ. Что значит, наверное?

МАТЬ. Я не знаю, не смотрела, в сумке конверт лежит.

(дочь идет в коридор возвращается с конвертом, вытаскивает деньги, кладет их себе в карман, конверт кидает в сторону)

ДОЧЬ. Мелочевка какая-то даже на нормальные джинсы не хватит, у вас там что скряги одни работают? (подходит к столу, берет с тарелки кусочек, кладет в рот) Что-то тарелок слишком много?

(мать молчит, поправляет салатницы)

ДОЧЬ. Даже если ты решила что я с вами сидеть собираюсь, хотя это не так, тут еще одна лишняя тарелка.

(Мать все еще не находится, что сказать, поднимает с пола скомканный конверт)

ДОЧЬ. Ты, что оглохла?

МАТЬ. Что?

ДОЧЬ. Тарелка лишняя для кого?

МАТЬ. Разве лишняя?

ДОЧЬ. Ты, издеваешься? (девушка тычет пальцем, считая расставленные тарелки) Ты, Максимовна, ну я, а четвертая для кого?

МАТЬ.  Для Алеши, ой (тут же поправляется) для Алексея, племянника Маргариты Максимовны, ты знаешь он приехал полгода назад из Питера. Работает в нашей школе преподавателем истории.

ДОЧЬ. Ну уж дудки, Вы, что решили смотрины мне устроить, совсем ополоумели. А главное кого присмотрели, нищего учителя, да у него же за душой ни гроша, ни квартиры, ни работы нормальной, никакой перспективы на будущее. Это просто смешно, я не занимаюсь благотворительностью.

МАТЬ. Ты совсем перестала книги читать, в них мудрость поколений, не в деньгах счастье, главное любовь и уважение.

ДОЧЬ. Ты шутишь? Какое может быть уважение, когда он семью обеспечить не сможет, чем он детей кормить будет, сказками про Наполеона? Мужчина должен быть как сейф, надежный и безопасный. Думаешь, почему я на экономический факультет пошла, все перспективные кандидаты в мужья учатся там, те кто понимает, как надо зарабатывать деньги, не те сосунки, которых богатые папы пропихнули, а те, у кого своя голова на плечах. А что бы они на тебя внимание обратили, знаешь как надо выглядеть, ни единого лишнего грамма, ни кругов под глазами, ни  маникюра поцарапанного, два раза в одной кофте придти нельзя – сразу запишут в некондицию, и я справляюсь. Кручусь, как могу, кофточки у подруг одалживаю,  свитер или джинсы куплю – чек не отрываю, похожу день – и обратно в бутик несу, на другой поменять, а больше трех раз не меняют, тогда сдаешь его, деньги забираешь и в другой магазин идешь. Все мечтают со мной встречаться, каждый рад замуж взять, а я не тороплюсь, выбираю, здесь ошибиться нельзя. И после четырех лет мучений спустить свою жизнь в унитаз, что бы с каким-нибудь идиотом судьбу связать? Это только ты, святая простота могла предложить, сколько я тебе говорила, найди себе мужчину, что бы вздохнуть наконец-таки свободно, сколько можно без копейки жить, ты же всё одежду себе перешиваешь, когда что-нибудь приличное носила, красишься самой дешевой краской, на колготках петли поднимаешь. Нет, ты такая принципиальная, веришь в любовь, начиталась Шекспира, а это все сказки, жизнь жестока, и если не будешь сильной, раздавит и размажет тонким слоем по суровой реальности.

МАТЬ. Нет, что ты, мы не смотрины, мы просто так, он недавно переехал, у него знакомых  здесь нет, просто пригласили зайти.

(раздается звонок в дверь, девушка смягчается)

ДОЧЬ. Ладно иди, открывай, твои блаженные пришли, кофту только поправь, живот виден, растолстела. в последнее время совсем за собой не смотришь.

(мать одергивает кофту и спешит к двери, девушка удаляется к себе в комнату в комнату с Марией входит женщина, следом идет юноша)

МАРГАРИТА МАКСИМОВНА. Машенька извини, что мы задержались, ноги разболелись, похолодание наверно будет, вот кости и ноют, всего-то пройти четыре дома, а еле дошла, спасибо Алеша помог.

МАТЬ. Ничего страшного Маргарита Максимовна, главное пришли, садитесь, отдохните.

МАРГАРИТА МАКСИМОВНА. А Ириши, нет?

МАТЬ. У неё голова разболелась, она прилегла.

МАРГАРИТА МАКСИМОВНА. Да сейчас экология такая плохая, детишки совсем слабенькими растут. Я помню, когда молодая была девятнадцать лет, такая легкая на подъем, как перышко, встану в 5 утра, что бы успеть голову помыть, волосы у меня тогда были до пояса, высушу их, заплету в косы, такие косы были, все вокруг заглядывались, а сейчас что, три волосинки остались. Вот голову помою, оденусь и на занятия в училище, часов до трех тогда мы учились, после занятий на работу в магазине фасовщицей подрабатывала, до восьми на ногах отстою, а потом на танцы с девчатами, и до полуночи танцуем. За полночь домой придешь, так еще и не сразу заснешь, помечтаешь, глядя в окошко на звезды, заснешь под утро, а в пять опять на ногах. И ничего не болело, за всю юность ни разу, видимо сейчас наверстываю, каждый день, то ноги, то голова, то давление.

МАТЬ. Маргарита Максимовна, что Вам положить?

МАРГАРИТА МАКСИМОВНА. Ой, Машенька, ты чего не сготовишь – все замечательно, такая хозяюшка, правда, Алешенька.

МАТЬ. Так почти все рецепты Вы мне давали, тут не хозяйки заслуга.

МАРГАРИТА МАКСИМОВНА. Ну вот глупости, так приготовить, не у каждого получиться, тут не в рецепте дело, а в любви, с которой еда приготовлена. Лизонька, мама Алешеньки, когда еще малышкой была, мне девятнадцать, ей стало быть пяток годков было, хлебцы готовила на первомай,  все делают и она туда же, не любила без дела сидеть, так вот, хлебушек маслом намазала, потом вареньем малиновым, а сверху лук положила, для красоты, ей нравилось как розовое варенье с зеленым луком смотрится, мы ничего не сказали, боялись обидеть, а как попробовали, и в правду вкусно, вот, что значит, с любовью готовилось.
Лизонька то чудо-человек была, добрая, ласковая, всех пожалеет, приголубит, купят ей булочку, а она на всех разделит, самой то ничего не останется крошки одни, а не возьмешь, сама есть не будет, характер, а то кошку подраненную принесет в дом, то собаку заблудшую, барбос больше ее ростом, взрослые подойти боялись, а она не боится, вынесла ему хлеба, с рук ел.
Как её не стало, я все глаза выплакала, Леши тогда еще девять годков было, Максим Иванович, Лешу у нас оставил, диссертацию писал, не до забот о ребенке ему было, смотрю на него и Лизоньку вижу, и глазки ее лучистые и доброту в сердце, не знаю, как бы жила, если бы его тогда рядом не было. Когда  Лешенька школу закончил, он его назад в Питер вызвал, в университет поступать, как я тогда переживала за него, как он там приживется в новой семье, Максим Иванович то снова женился, но все обошлось, зато он теперь, как и Лизонька деток истории учит, почитай доживает за нее её непрожитую жизнь.
Ой, да, что это я все о грустном, праздник же, давай Алешенька налей нам по маленькой, выпьем за Машеньку, долгие ей лета и жизни легкой и радостной. Пусть у Вас все будет хорошо.

(Маргарита Максимовна смотрит на них с улыбкой, Мария смущается, торопиться уйти)

МАТЬ. У меня пирог в духовке, пойду посмотрю, как бы не подгорел.

АЛЕКСЕЙ. Я пойду, помогу.

МАРГАРИТА МАКСИМОВНА. Пойди сынок, помоги.

(кухня, Мария подходит к окну, прислоняется к стеклу лбом)

МАТЬ. Как хорошо.

(Алеша подход приобнимает ее, она отстраняется)

МАТЬ. Ты что, вдруг кто увидит.

АЛЕКСЕЙ. Мне все равно, пусть все видят.

МАТЬ. Я так не могу, что Маргарита Максимовна подумает.

АЛЕКСЕЙ. Тетушка поймет, она добрейший человек, она будет счастлива за нас.

МАТЬ. Как я дочери скажу.

АЛЕКСЕЙ. Мы же решили, что сегодня ей все расскажем. Она должна понять, сама молодая.

МАТЬ. Ты её совсем не знаешь, у неё сейчас трудные времена, пожалуйста, давай подождем.

АЛЕКСЕЙ. Мы и так уже долго откладываем, скоро все и так поймут.

МАТЬ. Не сегодня, пожалуйста, у меня предчувствие нехорошее.

АЛЕКСЕЙ. Все будет хорошо, не волнуйся.

МАТЬ. Нет, не готова я, давай потом, в другой раз.

АЛЕКСЕЙ. Ты не сможешь убежать от этого.

МАТЬ. Я не хочу убегать, просто пока не могу. Все так сложно ты еще очень молод и не понимаешь, у меня обязательства перед дочерью, она – моя жизнь. Когда её отец сделал мне предложение, я не знала, что со мной будет, я только потеряла родителей, их сбил пьяный госчиновник, дело замяли, мне в качестве компенсации выдали эту квартиру, мне было очень одиноко, и тут появился он, такой красивый и галантный. А я была никто, подруги звали меня - серая мышка, вокруг было столько красивых девушке, я потеряла голову, я жила им, думала,  что это счастье служить мужчине, быть для него всеМать.  Когда я забеременела, он разозлился, я не могла этого понять, это же был его ребенок, но он сказал, или аборт или я уйду, и я согласилась, собрала вещи и пошла в больницу, я чуть не сделала это, не убила собственное дитя, сидела перед кабинетом и плакала, и вдруг меня осенило. Он просто испугался ответственности, я должна спасти ребенка, потом он все поймет. Сказала ему, что сделала аборт, я верила, что он передумает, и мы будем счастливы, но через три месяца, когда он узнал, то собрал вещи и ушел. Я никогда ей не рассказывала, просто не смогла, ведь я чуть не отказалась от нее, я живу с этой виной всю свою жизнь. Тогда я поклялась, что ни один мужчина не станет мне дороже моего ребенка.

АЛЕКСЕЙ. Милая, я люблю тебя, и буду любить всех наших детей, и никогда не обижу Вас, я прошу, доверяй мне. Я хочу, что бы ты была счастлива, и готов сделать все для этого. Если ты хочешь, мы подождем и скажем в другой раз, но я хочу, что бы сегодня ты ответила мне на один вопрос, (юноша опускается на одно колено и протягивает коробочку, в которой сверкает кольцо) ты станешь моей женой?

( в это время на


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     17:39 15.10.2010 (1)
Дорогая Нина!

Драма налицо...
Очень тонко задел сюжет, наверное драма - Ваше кредо, такие мысли могут посещать человека, когда он сам ощущает всё, что пишет.
Я уверена почему-то, что Вы каким-то образом связаны с этой драмой, это чувствуется невидимо.

Хорошее произведение, даёт пищу к размышлениям о подлинной любви, которая, вопреки придуманным правилам, живёт и здравствует.


Спасибо Вам за труд,

Задумчивая Zen
     10:01 18.10.2010
Спасибо Zen за добрые слова,
возможно в одной из прошлых или будущих перерождений я буду там, или была, меня тоже эта история задела глубоко, даже не знаю почему.
Увидела пару в метро, ей за 45 но выглядит очень хорошо, ему чуть больше 20 и они были такими счастливыми, идея бродила в голове года два. И вот что получилось.
С теплом, Нина.
Книга автора
Шурик с Яблочной улицы 
 Автор: Наталья Коршунова
Реклама