Слияние (страница 1 из 2)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Эротика
Автор: Натали Третьякова
Баллы: 25
Читатели: 410
Внесено на сайт: 09:42 15.04.2017
Действия:
«Слияние»

Слияние

        За окном догорал закат, окрашивая багряными полосами низко бегущие  грозовые тучи. Юркие летучие мыши носились в воздухе, перегретом и  душном, а в ветвях призывным свистом приманивала к себе спутника  настойчивая птаха. Всё в природе дышало переменой: сейчас, еще  чуть-чуть, и рванет небо, капризно расплачется и накажет мир молниями,  страшными, но завораживающими. Хлынет влага и затопит землю. Насытит   потоками, чтобы дать жизнь всему живому, спрятанному в глубоких недрах,  будь то корень или семя. Еще немного, и разразится стихия, яростная,  неукротимая . . . Пронзит острыми стрелами пространство от неба до земли  . . .

    Алёна стояла у раскрытого окна, с тревогой всматривалась в темнеющее с  каждой минутой небо. Тонким пальцем задумчиво накручивала длинный  белокурый локон. Сердце билось в ожидании предвкушения – встречи с самым  неповторимым мужчиной, который завладел ее душой беспредельно, давно и  навсегда.
 Как заклинание, отпускала она ввысь, к суровым тучам, слова -просьбы:
- Скорее приезжай . . . до грозы . . . Жду тебя, милый. . .  Небо-то  какое, прекрасное и страшное в своей надвигающейся строптивости. Только  бы доехал. . .  скорее . . .  нет больше сил ждать и терпеть эту муку. . .  Серёжа . . .  - выдохнула имя, прозвучавшее терпкостью зрелого вина  на губах, - Сергей . . . мой, только мой . . .

          И от этой смелости душа замирала, потому что ушли прочь все сомнения.  Она пыталась понять то, что было очевидным  неужели, после стольких лет  разлуки она имеет право называть своего родного человека так легко, по  имени, нежно и страстно? Без боли от потери, без тоски, сжимавшей сердце  от одного только воспоминания о крепких руках, которые с такой  трепетностью могли касаться  ее маленькой ладошки, уютно спрятанной в  его длинных пальцах? Они осмелились переступить черту, разделявшую их,  чтобы стать счастливыми.
Как странно сейчас было вспоминать момент, когда Сергей Иванович – её  запретная любовь, приехал так внезапно, и признался в том, как он  истосковался за два года по ней - по своей Алёнушке. Примчался с  мольбой  в глазах: спасти его – сильного, волевого мужчину - от самого  себя. Закрыть своим всеобъятным крылом от суеты будней, от напряжения  сложной, требующей неимоверных усилий, работы; оградить своей нежностью  от пресности повседневного бытия.

         В тот день – погожий, пронизанный пышным торжеством осени, примчался  Сергей, прилетел, ворвался ураганом в ее устоявшуюся равномерную  повседневность. В смущении, с чуть виноватой улыбкой на устах, с  нежностью в глазах такой, что, казалось, можно погрузиться и чувствовать  себя растворенной в этой неге, как растворяется кристалл в живительной  влаге. Повинился, что не может больше жить без нее, без  ее звонкого,  лучистого смеха и смешливого взгляда голубых глаз.
Какое смятение творилось в ее душе, сколько торжества испытывала каждая  клеточка, опутанная нитями тепла, исходящими от мужчины, которого она  обожала тайно, долго, безнадёжно.
И теперь она расплавлялась в огненных волнах, струящихся по ее телу, как  будто вторив состоянию природы, наполненному ожиданием бури, страсти,  смятения.
- Я жду тебя, милый . . . жду. . .
    Первая тяжелая капля упала на подоконник. Алёна вздрогнула, вынырнув из  своих воспоминаний, закрыла окно и задернула тюлевые занавеси.
Барабанная дробь забила все быстрее и быстрее. И как в продолжение этого  стремительного оглушающего звука  легко запела мелодичная трель звонка,  разлившегося по квартире.
    Расправив платье, и, бросив на себя оценивающий взгляд в зеркало, Алёна  поспешила в коридор, чтобы открыть дверь. В следующий же миг утонула в  объятьях, родных, горячих и желанных.
- Ах . . . - только и успела вымолвить.
Руки взмыли вверх, обняли за шею, притянули голову к вздымающейся от  волнения груди, выделяющейся в глубоком декольте вечернего платья. Губы  настойчиво стали искать его висок, слегка припорошенный сединой.
- Я соскучилась, так, что больно дышать, - тихо шепнула она.
- Милая, любимая, такая желанная девочка, я здесь, с тобой, и больше нам никто не помешает быть вместе.
    В мгновение ока Алена была подхвачена сильными руками, которые,  обхватив ее бедра, подняли ее, усадив на талию, а губы, его чувственные  губы, стали пить сладость, умелым языком исследуя потаенные уголки ее  рта.
    Алёна, опьяненная стремительным натиском смелости и желания  долгожданного мужчины, с трудом оторвалась от любимого, только чтобы  взмолиться:
- Унеси меня  туда, где ничто и никто нас больше не разлучит. . .

    Сергея не надо было упрашивать: его желание становилось таким явным,  что, казалось, он сейчас рассыплется на мириады искр, если не сумеет  остудить свой жар, рвущийся из каждой клеточки организма, в этой чистой и  хрустальной податливости, готовой напоить его живительными потоками.
    Женщина, нежная, ласковая, такая долгожданная и выстраданная,  теперь  согласная на любое безумство, будет принадлежать ему, и только ему.

    Ударил гром. Какофония звуков продолжалась за окном, отбивая  сумасшедший ритм разбушевавшейся природы. Швыряла молниями, пробивая  землю, гроза. Но не было  дела до безумства стихии двоим,  слившимся в  поцелуе – долгом, протяжном, сладком, пытавшимся  высвободить внутренние  силы для предстоящей мистерии.
    Сергей бережно опустил Алену на мягкий плед ложа, встал на колени  перед ней - долгожданной женщиной. Горячие ладони поползли вверх по ее  тонкой ступне, и дальше, выше по гладкой, как мрамор, лодыжке.  Остановились на острой коленке, поглаживающим движением трепетных  пальцев обласкали их, и побежали дальше, по бедру, слегка  задев  средоточие чувственности, спрятанное под легким кружевом.
    Алёна вздрогнула, подавила стон, чтобы как можно дольше предаваться этой сладостной экзекуции.
    Подушечки пальцев  скатали  тонкий чулок с ноги. Возбуждающе отправляли  волнующий посыл по всему телу пробивающими токами и легкими струнами.
    Она вытянула обнажившуюся ножку, и тут же горячие жадные губы  дотронулись до лодыжки, смело пробрались чувственными поцелуями вверх, к  внутренней части бедра.
- Что же ты делаешь со мной . . .  – едва сумела выдохнуть Алёна, но у  мужчины пощады просить было бесполезно: второй чулок, как мягкий обруч,  скатился по намеченному пути. Вздрагивающие руки ни на минуту не  переставали ласкать каждый пальчик прекрасной ступни. Жгучие токи  сладострастия волнообразно поднимались вверх по ногам, оседали внизу  живота, скручиваясь в спирали, рождая желание, остро накатывающее на все  тело, требующее  освобождения.
- Я так долго тебя ждала, так долго . . . хочу тебя всего … моего . . .  - шептала Алёна, - и слезы счастья скатывались хрустальными росинками  по горевшим щекам.
- Потерпи, любимая, всё только началось. Сегодня не будет легких побед,  сегодня вся ночь  наша, - отзывался бархатом его возбуждающий голос.
    Молния ярко осветила на мгновение тесную комнату, где на широком ложе  любви возлежало белокурое создание в алом платье, и мужчину,  склонившегося над прелестницей. В следующую секунду стены заволокло  сумраком, только тени от уличных фонарей в бешеной пляске веток  перемещались по потолку.

    Сильные ладони  настойчиво раздвинули колени, и горячее дыхание обожгло  шелк. Алёна изогнулась, предлагая себя всю, без остатка. Такой острой  ласки ей не приходилось испытывать никогда: нежные поцелуи языка  касались ее живота, подушечки пальцев сдвигали  ненужную в данный момент  шелковую преграду.
- Не надо, Серёжа . . . - в смущении отодвинулась было она от него, но   руки настойчиво и нежно припечатали женщину к кровати, а губы   потянулись к средоточию чувственности.
- Ах . . . я . . . что  . . . это . . .
    Тело содрогнулось в конвульсиях, так как невозможно было более  сдерживать волны, все быстрее и яростнее набегающие, и собирающиеся в  лихую круговерть где-то в потаенных недрах лона.
    Не осталось больше преград. Аромат женщины, любимой и такой желанной,  подхлестывал мужчину к смелости: вот уже и пальцы проникли, заскользили в  благоуханном нектаре, а руки женщины прижали его голову теснее, бедра  выбрали ритм, который помог быстрее достичь апогея.
- Хочу . . . тебя хочу. . . - крик потонул в очередном взрыве громового раската за окном.
    Сергей стянул алую ткань, отделяющую от молочной белизны


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Андрей Штин      11:38 06.03.2018 (1)
Прекрасное начало! Отлично описано ожидание встречи. «Женщина, нежная, ласковая, такая долгожданная и выстраданная,  теперь  согласная на любое безумство, будет принадлежать ему, и только ему.» - удачное предложение, хорошо сказано. Как всегда, Наталья, тебе удалось описать интимные моменты без пошлости и грязи и передать все чувства.

С уважением, Андрей. 
Натали Третьякова      06:27 07.03.2018
Спасибо, Андрей!
Татьяна Лаин      11:39 17.04.2017 (1)
Красиво... но наверное, все же уже лишнее...

 в мягкий плед ложа,--- НА плед
Натали Третьякова      11:44 17.04.2017
1
Спасибо:)

Замечание учла, буду править:)
Сакура      18:18 15.04.2017 (1)
остальное дополнили читатели!
Натали Третьякова      19:25 15.04.2017 (1)
Рада Вас видеть!
Сакура      07:14 16.04.2017 (1)
Со Светлой Пасхой Вас, Натали!
Натали Третьякова      08:12 16.04.2017 (1)
Христос воскресе!
Сакура      08:16 16.04.2017
ВО ИСТИНУ ВОСКРЕС!
Ольга Заря      09:34 16.04.2017 (1)
Написано замечательно, с большим чувством!
Только вот на ноу хау в сексе вряд ли эта вещь будет претендовать, но этого никто и не требует, правда? 
У нас же здесь не курсы "как избавиться от ханжества"?
К тому же главный герой-женатый мужчина, а они обычно скромны и однообразны,
в интимных отношениях инновациями не занимаются.
Здесь мне стало смешно:
- Теперь можно и умереть . . .
- Нет, любимая, мы будем жить.
К моей радости главный герой откликнулся на мои чувства:
"тихо рассмеялся в ответ Сергей."
Автор должен быть готов к тому, что его рассмотрят под микроскопом
и он подобен нагому человеку, вышедшему на арену цирка и коллеги-язвы
разберут его по косточкам по Фрейду.
Успехов!
Натали Третьякова      10:56 16.04.2017
Спасибо, Ольга, за такой развернутый комментарий:)
Рада, что окончание трилогии понравилось!
С праздником Вас Пасхи! Здоровья и благополучия!
Люция Звёздная      15:29 15.04.2017 (1)
Натали, несмотря на моё пуританское воспитание, я не ханжа, в отличие от некоторых.
    И клише я не увидела...Наоборот, своеобразное описание интимной сцены, где эротика и эстетика идут рука об руку. И не слушайте никого. У Вас очень большой потенциал, дерзайте!
Натали Третьякова      17:27 15.04.2017 (1)
Спасибо, Надежда! С наступающим Вас праздником Пасхи! Добра и здоровья, счастья и благополучия!
Люция Звёздная      17:40 15.04.2017
Благодарю, Натали! И Вас - с наступающим Светлым Христовым Воскресением!
Желаю Вам всего того, что Вы желаете себе! (с)
Дмитрий Выркин      10:58 15.04.2017 (1)
1
 Спасибо и благодарю за изумительно оригинальный и весьма своеобразный рассказ! Он великолепен и очень индивидуален и по стилю и по сюжету! С уважением к Вам, Наталья, Дмитрий Выркин. Новых Вам успешный произведений!!!
Натали Третьякова      12:59 15.04.2017
Спасибо, Дмитрий! Да, таким смелым рассказом я решилась завершить трилогию! Что получилось из этого - решать читателям:) С наступающей Пасхой Вас! Радости и благополучия Вашей семье!
Серёгин Сергей      10:20 15.04.2017 (1)
1
Ух, ты! Однако!) Молодец!)
Натали Третьякова      10:29 15.04.2017
1
Спасибо за "Ух, ты!":)
Книга автора
Паровоз в облаках 
 Автор: Кристина Рик
Реклама