Часть II. Глава 2. Путь через болота (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фанфик
Автор:
Читатели: 291
Внесено на сайт:
Действия:

Часть II. Глава 2. Путь через болота

Тусклое болезненное утро настало в седьмом часу. Чернота ночи посерела. Свет путался в верхушках деревьев, силясь рассеять туман внизу.
Когда Джанкен проснулся, Арибет и Фентик уже были готовы. Он подошёл к ним и протянул по туго набитому рюкзаку.

- Здесь еды хватит на три дня, - сказал он. – И вот вам по кинжалу. Не вынимайте их из ножен без надобности. Мастер Аавил не хотел, чтобы вы убивали животных в лесу. Также он просил меня проследить, чтобы вы как следует запаслись водой. Не пейте из ручьёв вдоль реки. Наполните фляги здесь, и будем выдвигаться.

После всех приготовлений они покинули лагерь. Джанкен шёл впереди, следом – Фентик, за ним – Арибет.

Вдалеке они увидели развалины, возле которых встретились с друидами.

- Мы вернулись на то же самое место? – спросила Арибет.

- Да, - ответил Джанкен. – Вы пропустили проход. Его может найти только тот, кто знает, где он.

И друид подошёл к стыку двух скал, где громоздились друг на друга валуны, поросшие мхом и лишайником. Он оттащил в сторону поваленное дерево и сухие ветки.

- Ну, вперёд, чего стоите? - сказал Джанкен, приглашая отвалить камни.

Когда дело было сделано, друид встал на колени и принялся вытаскивать из норы сухую траву и разгребать руками землю. Между скал у самой земли образовалось треугольное отверстие, достаточное, чтобы пролезть человеку.

Друид полез первым. Без страха. Как будто делал это каждый день. Арибет и Фентик переглянулись и полезли следом. Другого пути не было.
Они ползли в душной темноте и старались не думать о том, что над ними – исполинские камни, весом в несколько тонн. И хотя тоннель не был длинным, всего-то не более двухсот метров, время под землёй показалось целой вечностью. Было так тихо и глухо, что слышались стуки их сердец. Трудно представить, кому пришло в голову прорыть этот тоннель и не побояться не задохнуться здесь или быть раздавленным.

- Не вздумайте здесь сами лазить, - сказал друид, когда выбрались наружу. – Это вам сейчас повезло, что всё в округе приморозило. Лавина, оползень, - и конец. Вон, видите, деревья не растут у подошвы склона, и щебёнка повсюду валяется. В дождь и по весне тут вообще ручьи шуруют.

Арибет и Фентик вылезли из жуткой норы и принялись отряхиваться.

Они оказались у склона горы, грозно вздымавшейся над ними.

- Друиды расчищают этот проход? – спросила Арибет.

- Ну а кто ж ещё, - ответил Джанкен. – А теперь идёмте.

- Неужели это единственный путь на север? – спросил Фентик.

- Нет. Есть ещё через Чарвуд. Там проходит северная дорога, но сейчас по той стороне ходить нельзя. Кто-то растревожил старые могилы. Есть ещё там одна странная деревня, где произошло то ли убийство, то ли жертвоприношение. Сам Латандер, Владыка Рассвета, не смог произвести над нею суд. Он вырвал её из потока времени, но дело осталось открытым. В общем, если вам не дорога жизнь, Чарвуд – лучшее место, чтобы её лишиться.

Дальше следопыт приказал идти молча. Он то прислушивался, то переходил на бег, то запутывал следы.

К вечеру разбили лагерь. С одной стороны возвышался лес с тёмно-зелёными елями пирамидальной формы, а слева протянулась глухая стена из скал.

На второй день заметно похолодало. Если в низовьях реки, где в основное русло впадал тёплый приток с горы Хотенау, ели и сосны росли вперемешку с дубами, клёнами и липами, то теперь теплолюбивые деревья совсем исчезли. Лес стал угрюмей и темнее под вечнозелёными кронами столетних деревьев-исполинов.

Настал ещё один вечер, а река всё не появлялась.

На следующий день около полудня Арибет услыхала вдалеке тихое журчание. Джанкен остановился.

- Вот мы и пришли, - сказал он. – Здесь река спокойна, бояться нечего. Идите вверх по течению мимо водопада, и выйдете к болотам через три дня. Не отклоняйтесь от русла, пока идёте по лесу. Здесь рядом пролегают границы враждебных территорий. Вы их не знаете. Когда же лес закончится, вдоль реки больше не идите. Она уходит в болота и распадается там на множество ручьёв. Собьётесь с пути и увязнете в трясине. Как выйдете из леса, сворачивайте направо и идите, пока не увидите старую дорогу. Среди топей только по ней ходить можно. Ну а дальше полагайтесь только на своё чутьё. Да, и ещё кое-что. Старая дорога выходит из Чарвуда. С той стороны в лесу не ночуйте и вообще не лезьте туда.

- Разве ты не проводишь нас до границы леса, как велел Аавил? – спросила Арибет.

- Это и есть граница. Дальше ходить без надобности мы не имеем права. Есть уговор с духами и различными сущностями, обитающими за рекой. И вам тоже не советую туда соваться. Тронуть – не тронут, но жути нагонят, что до конца жизни спать спокойно не сможете.

- Тебя послушать, так мороз по коже, что творится в лесу, - сказал Фентик.

- Я вам не Мастер Аавил. Всё говорю, как есть. Раз пришли в лес, будьте добры с ним считаться, коль не хотите сковырнуться раньше времени. Мне-то всё равно, а вот верховный друид будет переживать. Мне перед ним держать отчёт.

- А тебе бы стоило быть полюбезнее, - заметила Арибет.

- Я не собираюсь любезничать с теми, кого не знаю.

- Если твой начальник был с нами любезен, то тебе тем более следует проявить к нам учтивость. Аавилу вряд ли будет приятно узнать, какое впечатление его друиды производят на окружающих, - ответила Арибет.

- Ты меня будешь жизни учить? Лучше попридержи язык, девчонка! - сварливо огрызнулся Джанкен.

- Мне тридцать лет, - ответила Арибет.

Фентик и Джанкен с удивлением уставились в лицо Арибет, не тронутое прикосновением лет.

- Эльфийская кровь… - пробубнил друид. – Как я сразу не догадался.

- Времена переживаний и войн не исключают хороших манер, запомни это. Однажды нарвёшься на тех, кто будет рад прирезать тебя за любое резкое слово. Подумай в следующий раз об этом. Может быть, это тебя остановит.

Бледное лицо Джанкена вспыхнуло.

- Нам пора идти, - сказала Арибет. - Спасибо, что провёл.

- Мастера Аавила благодарите, не меня. И прошу прощения... за грубость, - сказал друид и неслышно скрылся за деревьями.

- А у тебя хорошо получается осадить хама или того, кто суёт нос не в своё дело, - сказал Фентик.

- Ничего сложного. Просто надо хорошенько разозлиться, - ответила Арибет.

- Кстати, я не знал, что в Громовом Дереве живут эльфы.

- Больше не живут. Последний из них умер двести лет назад. Это был мой прапрадедушка. Его отравили.

- Люди Громового Дерева не отличаются толерантностью, да? – заметил Фентик.

- Ты многого о них не знаешь. Будь готов отрастить себе бронированную шкуру и научиться не замечать того, что они будут говорить о тебе.

Подошли к реке. Она бежала вдоль пологих берегов, усыпанных хвоей. Ещё чуть выше на холмах образовался крутой водопад, разбивавшийся о камни на тысячи мельчайших брызг, но дальше, как и сказал Джанкен, течение успокоилось. Горы и скалы отступили, и последний гребень скрылся из виду. Идти стало легче и быстрее. Снег прекратился, но зато накатил такой туман, что на расстоянии пяти шагов ничего невозможно было разглядеть.

На следующий день стали попадаться маленькие лесные запруды со стоячей водой.

В своём рюкзаке Фентик обнаружил бумагу, перо и чернила. Иногда на привале он что-то писал и бормотал себе под нос, рифмуя слова.

Арибет же часто оглядывалась, проверяя, не угрожает ли им опасность. Иногда её лицо становилось печальным. Фентик украдкой бросал взгляды на свою спутницу, но ничего не спрашивал.

Ночами Арибет мучила бессонница. После захода солнца в кронах начинал свистеть ураган. Он рассеивал тучи, и зловещий свет кометы настырно бил в глаза. Так Арибет и лежала без сна, уставившись на ярко-красное пятно в чёрном небе. Удавалось поспать лишь на рассвете, когда тусклый рассвет приглушал ненавистную комету.

Часто в темноте деревьев Арибет слышались шорохи, в тумане мерещились чьи-то тени. Стоило прикрыть веки, как она чувствовала на себе враждебные взгляды.

На четвёртый день, как они покинули лагерь друидов, утром из-за облаков на мгновение выглянуло солнце, оживив всё в округе, и опять скрылось. Лес поредел. На смену мощным соснам и елям пришло криволесье. Ущербные деревца гнулись под пронизывающим шквалистым ветром. Попадались буреломы. Растерзанные бурей обломанные стволы попадали прямо в реку. Болото было уже близко. Серый туман вокруг потемнел и превратился в коричневую горькую дымку. Это ветра приносили с собой зловонный дым с горящих торфяников. Одежда, волосы и кожа путников покрылись слоем липкого пепла. Они кашляли и отплёвывались, но шли вперёд.

Чем дальше уходили от тёплого истока, тем чаще попадались снежные насты, не успевшие растаять.

К вечеру ветер сменил направление, и из глубины леса пришёл свежий воздух. Дышать стало гораздо легче.

Криволесье кончилось как раз, когда солнце закатилось за лес. Здесь пути разошлись: русло реки уходило прямо в болото, а путники должны были повернуть и держать курс на юг. Небо было ясным с лёгкой поволокой туч, а воздух – прозрачным. Взгляду открывалась бескрайняя равнина, затопленная болотами, и простиралась до самого горизонта. По болотам стелился дым. Серо-коричневые пятна снега светлели среди болотной грязи. Арибет и Фентик полезли на деревья, чтобы оглядеть окрестности и найти одинокую гору, о которой говорил Аавил, но на землю уже спустились сумерки, и небо снова затянуло. Они надрали лыка для костра и заночевали в лесу в последний раз.

Ночью на окраине леса стало жутко холодно. Путники с тоской вспоминали уютный лагерь друидов. Фентик даже замечтался о своей тёплой постели в квартире Дестера. Они ещё долго мысленно благодарили Аавила за то, что он положил им в рюкзаки по одеялу.

Утро их встретило противным моросящим дождём. Они двинулись вдоль леса к югу прочь от реки, и через десять миль нашли старую дорогу, выложенную потрескавшимися камнями. Она исчезала в дали клубящихся туманов и дыма. По краям дороги тянулись заросли можжевельника и прошлогоднего камыша. То здесь, то там, от земли из торфа поднимались вверх струйки дыма.

- Лет пятьдесят назад сюда пришли лусканские фермеры и стали осушать болота для полей, - сказал Фентик. – Потом всё бросили, и вот теперь горит торф. Хоть бы уже дождь скорее пожар затушил, а то смотреть на это сердце разрывается!

- Снег лежал всю зиму – не затушил, и дождь не затушит. Он ещё долго будет гореть. С таким пожаром лишь паводок сможет справиться, - ответила Арибет.

- Надеюсь, хотя бы дорогу лусканцы сделали добротно…

Фентик оглянулся назад, - лес остался позади и быстро исчез в тумане. К обеду дождь перешёл в снег, и всё в округе запорошило.

Вдоль дороги попадались небольшие канавы и рытвины, заполненные стоячей водой. Кое-где среди болот торчали пучки сухих камышей и уродливые скрюченные деревья. Что бы там о лусканцах не говорили, а дороги они строить умели и место выбрали не случайное – по звериной тропе. Нигде ни разу дорогу пока не затопило.

Путники, бредущие посреди равнины, оказались открыты всем ветрам. К тому же, дождь со снегом не прекращался. Фентик шёл, выбивая зубами дробь. Он замотался в одеяло, но оно его спасло ненадолго.

Арибет не останавливалась и не сбавляла шаг. Промокшая до нитки и уставшая, она всё равно шагала


Оценка произведения:
Разное:
Реклама