Произведение «НЕЧАЯННЫЙ ГИД. Рассказ» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Читатели: 661 +1
Дата:

НЕЧАЯННЫЙ ГИД. Рассказ

 

Иногда память неожиданно подбрасывает давнишние события, явления, образы и не понять, почему именно теперь они всплывают, оживают? Так случилось со мною недавно, - преследовало, волновало, - пока не излилось в этом рассказе. 


Я заметила его в первый же день моего приезда, когда, обустроившись в гостинице, отправилась пройтись по Старой Будве. Он стоял напротив изъеденной временем стены цитадели, облокотившись на ограждение смотровой площадки и вот уже минут десять смотрел на море, горы… «Наверное, художник» - подумалось. А, может, просто романтик, эстет, - ну как можно пройти мимо такой благолепной красоты, лишь окинув её взглядом?
Позже, когда косые лучи заходящего солнца удлинили тени, снова увидела его в узкой улочке городка: сидел за столиком кафе и смотрел на море, которое голубейшей полосой виднелось в узком проёме сероватых домов, увитых зеленью. Присела и я за соседний столик, заказала кофе. «Красивая картинка, - подумалось, - на первом плане симпатичный седоватый мужчина за столиком с белой скатертью, за ним – спуск узкой улицы с бежевыми домами и тёмным фонарём, ниже - голубая полоса залива и над ним в дымке – красные крыши строений острова. Сделать снимок?.. И стала нащупывать в сумке фотоаппарат. Но не удалось, - мужчина смотрел на меня и когда встретила его взгляд, он даже не отвернулся. «Однако… - мелькнуло, - Что это он?» И снова взглянула, а он… Он смотрел так же и даже что-то вроде улыбки промелькнуло на лице. Хочет познакомиться?.. Но мне это не надо, приехала сюда на несколько дней, чтобы побыть одной, посидеть у моря, побродить вот по таким тихим улочкам и не хотела бы… Но мужчина уже садился за мой столик:
- Вы уж извините, что я вот так…  бесцеремонно… к Вам… - И улыбнулся так искренне и тепло, что ответила тем же. – Дело в том, что… - и замолчал.
Ну вот… и впрямь хочет познакомиться. Но как отказать? Кстати, он сказал, «Дело в том…» И в чём?.. А он смотрел на увитый зеленью балкон противоположного дома и всё еще молчал, словно не решаясь продолжить. Ну и хорошо, будет проще отказаться от знакомства, а то… И тут услышала:
- А дело в том, что Вы очень похожи на давнюю мою знакомую… - И снова замолчал, опять рассматривая меня. – Даже удивительно похожи!
«Банальная фраза для знакомства, - подумалось, – мог бы что-либо пооригинальней придумать», и чуть вопросительно улыбнулась:
- Чем же?
Но на вопрос он не ответил, а взглянул на мою руку:
- Я же вижу, что вы замужем, да и я не одинок, так что… - И снова тепло улыбнулся: - Пожалуйста, не подумайте ничего плохого.
И, не договорив, предложил покинуть «этот уютный уголок» и спуститься к Ривьере.

Теперь мы шли по пешеходной дорожке вдоль берега, усыпанного валунами, над которыми то и дело фейерверком взлетали белопенные волны, а справа отвесно нависала скала, отчего я невольно вжала голову в плечи, вспомнив, как однажды в Джеромуке, прогуливаясь вдоль почти такой же скалы по берегу бурлящей речушки, передо мной почти в метре упал сорвавшийся камень. Рассказать ему об этом?.. Но как-то некстати, так что лучше помолчу, пусть он…
- Вы уже видели её? – указал на фигурку танцовщицы… или гимнастки?.. застывшей на огромном валуне. – Неплохо смотрится, да? – Остановился: - И особенно на фоне Цитадели, когда стемнеет и крепость с колокольней подсвечиваются огнями. – И взглянул с чуть заметным вызовом: - Придём сюда вечером?
Я с удивлением посмотрела на него: ну и ну… значит хочет продолжить знакомство? И как-то сразу почувствовала, что одной мне так и не придётся побыть в этом уютном городке. «Ну что ж, значит – судьба» - пошутила про себя, а вслух сказала:
- Ну, что ж… тогда «вместе» не помешает знать, как зовут друг друга…
И он почти рассмеялся:
- Нет, не помешает. Меня зовут Андрей, а Вас…
Вот так и начались наши встречи, пока не уехал он в Подгорицу, куда ему надо было «обязательно заехать» перед возвращением домой, в Питер, причём «обязательно» повторил с чуть заметно вспыхнувшим волнением. И на эти три дня Андрей стал для меня отличным гидом по Будве, а я не пыталась узнать о той самой моей схожести с его давней знакомой, - «Навероное, передумал говорить об этом… ну и ладно, зато просто повезло на такого интересного человека.» - наконец решила. А вот кто он?.. что у него за профессия? Интересно бы знать. Но спрашивать пока не буду, пусть сам…

Вечером мы встретились в Старом городе Будвы у «непривычного для нас, русских храма, но очень интересного», как сказал, приглашая. Скрестив руки, стоял под пальмой, смотрел на церковь святой Троицы и настолько был поглощен этим, что я приостановилась, подумав: как-то неудобно вот так, прямо сейчас подойти к нему, подожду, пока… Но он словно почувствовал моё приближение, оглянулся и даже не поприветствовав, сразу заговорил:
- Что интересно в этой церкви… Видите, камни белого и красного… нет, теперь уже розового цвета накладывали поясами и от такого ритмичного сочетания в душе рождается… - Взглянул, едва заметно улыбнулся: - В моей душе… нечто успокаивающее. А в Вашей?
Я слегка пожала плечами, прищурила глаза и, стараясь сосредоточиться только на ощущении от цвета храма, тихо сказала:
- Ну… кажется Вы правы, хотя я еще не успела, - и улыбнулась: - Не успела успокоиться.
- И не надо, не надо успокаиваться, - словно обрадовался. – Цвета должны волновать… цвета должны будоражить, ведь краски и их оттенки…
- Так Вы художник? – всё же решилась спросить.
- Ну да, да. Разве не сказал об этом? – И с удивлением взглянув на меня и не ожидая ответа, продолжил: - И мой творческий процесс идёт во мне на уровне подсознания, ощущений. Ведь природа бесконечна в своих проявлениях, цветах, и надо не только любоваться ими, но и проникать в их сокровенные тайны, надо... - И замолк. Взглянул. Улыбнулся: - Я увлёкся, да? Ошарашил Вас слегка…
- Да нет, - ответно улыбнулась: - Вы говорите очень интересно, так что…
- Ну и ладно. И спасибо. И в благодарность за понимание расскажу немного об этом храме… так, для простого знания. Согласны?
- Да, конечно, - обрадовалась, - как же можно отказаться от такого?
И он взглянул с благодарностью:
- Эта православная церковь построена недавно, в 1804 году и очень красивый барочный иконостас в ней написан греческим живописцем Наомом Зетири уже в восемьдесят третьем. Да и архитектор был талантлив. Вы посмотрите, как оригинально встроены три колокола в арку… словно в кокошник, и как сочетаются с её размером эти небольшие белые кресты над колокольней и куполом храма. Приходилось ли видеть нечто подобное? – И снова, не ожидая ответа и, словно боясь, что перебью, спешно продолжил: - Но я опять же – о цвете хочу... Видите, как сочетание красного и белого линейной кладки контрастирует… но и удивительно гармонирует с черной входной дверью? Ощущение… - И взглянул чуть настороженно, уточнил: - Во мне ощущение… словно через неё сейчас попадёшь в небытие, в неизвестность, в то, о чём словами не изъяснить. – И взмахнул рукой, указав на изображение над дверью: - А теперь посмотрите на эту мозаику… почти Троица Рублёва, не так ли? Какое обилие цветовых пятен, но как великолепно они сочетаются и тоже как гармоничны! – Помолчал, любуясь мозаичным полотном. - Ведь художник в сочетание цветов должен вдохнуть жизнь, наполнить их своими ощущениями, заставить светиться, и только после этого они получат право жить. - Мой «гид» замолк… словно устал. Потом сделав несколько шагов в сторону, обернулся: - Жаль, что сейчас нет службы. Но Вы обязательно посетите её, там великолепная роспись, иконостас и при отсутствии больших окон, всё подсвечивается лишь слабым искусственным светом и лампадами. – Остановился, взглянул чуть вкрадчиво: - Я бы тоже… с Вами, но не успею. Через два дня уезжаю в Подгорицу, мне там обязательно надо...
И, не договорив, только посмотрел на меня и во взгляде я прочла: то ли не хочет говорить об этом «обязательно», то ли не решается. Но сама спрашивать не буду.

Мы шли по узким улицам, поднимаясь к верхней части города, чтобы оттуда полюбоваться морем и островами в предзакатных лучах солнца.
- Эти опрятные улочки уже сами по себе достопримечательности, - изрекла я и чуть настороженно взглянула на своего спутника: не сочтёт ли банальностью то, что услышал? - Но он ничего не ответил и только взглянул чуть удивлённо. – Что… разве не так? – спросила почти робко.
- Так… - ответил тихо и вздохнул.
- Так почему же такой грустный вздох? – пошутила.
Но он не ответил, а кивнул на арку… или переход?.. соединяющий дома, перед которой ветвь дерева или куста выбросила пучки-букеты красных цветов:
- Посмотрите на это чудо…
И когда я уставилась на «чудо», он мягко улыбнулся:
- Да Вы не только - на цветы… Отстранитесь чуть и охватите взглядом, попробуйте… - И озорно усмехнулся: - впечатать в себя и эти тёмно-бежевые камни, и зелень балкона, и солнечные зайчики под нашими ногами с уходящей в тень перспективой улицы, а потом, смешав в себе все цвета и оттенки, ощутить… - И, остановившись, прислонив ладони к одному из камней дома, почти благостно улыбнулся: - Вот, смотрите, я прикасаюсь к векам… я хочу… я силюсь считать то, что они видели, чувствовали, запомнили. – Припал к камню и щекой: - И хочу, хочу подсознанием проникнуть в некие сокровенные тайны природы, чтобы белый холст моей будущей картины наполнить не только своим пространством, но и его… - Погладил камень. – И только тогда моя картина получит право жить, право говорить, давать людям...
И осёкся, замолчал, махнул рукой:
- Ну вот, совсем немного осталось до той площадки, с которой расстилается отличнейшая панорама города и моря с островами.
И снова стена дома из крупных бежевых камней, такие же плиты под ногами, переплетение виноградных лоз над головой, черная металлическая решетка ворот, напротив – скамейка под окном с навесом, а рядом наземный большой горшок с красными неведомыми мне цветами.
- Удивительно, - приостановилась я, - всё из камня… дома, изгороди, тротуары, а уютно, как в доме.
- Да, да, - подхватил он, - так и хочется присесть… ну, хотя бы вот на эту одинокую скамью и смотреть, ощущать всё это и …
- И думать, - подхватила я, - что здесь живут только счастливые люди, да?
- Хотелось бы так думать, но, к сожалению, в домах этих красивых улочек так же, как везде радуются, страдают…  - И, предложив мне руку при подъёме на ступеньки, почему-то сказал:
- Вы, наверное, устали… но мы уже почти пришли и сейчас отдохнёте.
И мы вышли на площадку, остановились возле трехэтажной виллы с широкими открытыми балконами, обращенными в сторону моря, присели, и перед нами открылась прекрасная панорама: соскальзывающие туда, к морю красные крыши домов, узкая полоска Ривьеры с пестрыми тентами, светло голубая полоса моря, переходящая в темную, острова недалеко от берега и слева –


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама