Дети против "Тайфуна" (страница 1)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор: Ведруса
Баллы: 2
Читатели: 33
Внесено на сайт: 22:48 19.05.2018
Действия:

Дети против "Тайфуна"

Катя ехала в гости к друзьям в Калужскую область. Автобус мчался по трассе, в салоне звучала приятная музыка.

"Нет ничего красивее родных мест." - думала девушка.

Вот колосится высокая рожь... пробежал ветерок и волна прокатилась по золотому морю. Вот зеленеют любимые "лужи" - островки-лесочки посреди полей. Вот мостик через небольшую речушку. И легендарные брянские леса. Вспомнились фильмы про войну: "Кажется, там, в густых зарослях, сидят в засаде партизаны." И, словно в дополнение к мыслям, Катя увидела указатель, который сообщал, что в десяти километрах находится мемориал.

- В Великую Отечественную здесь шли ожесточённые бои за Москву. - перехватив её заинтересованный взгляд, сказал сосед, сидевший у окна. - История. Сколько здесь полегло. И наших, и немцев.


- Так у вас тут героические места? - попивая душистый чай у друзей, Катя вспомнила о мемориале.

- Да. Здесь ведь проходили Ильинские рубежи, на которых остановили немцев в октябре сорок первого. И кто бы ты думала, это сделал? - Оля была уверена, что подруга не знает ответа и оказалась права.

К своему большому стыду, гостья ничего не слышала о подвиге подольских курсантов, благодаря которому захлебнулись и "Барбаросса", и "Тайфун". Да и вся вторая мировая, в целом, начала своё движение к неумолимому концу в этих берёзовых краях.

По приезду домой Катя целый вечер копалась в Интернете, изучая материалы, касающиеся незаслуженно забытого подвига.

*****

30 сентября 1941 года немецкое командование начало операцию под кодовым названием "Тайфун", цель которой Гитлер сформулировал на совещании армии группы "Центр": "Город должен быть уничтожен. Москву нужно окружить так, чтобы ни один житель не смог её покинуть. Впоследствии, Москву и её окрестности затопить водой из подмосковных водохранилищ. Новое море скроет от цивилизованных народов столицу этой упрямой нации. Сама память о ней будет уничтожена, а на берегу нового моря встанет памятник немецкому величию."

В начале октября немцы взяли Юхнов - гитлеровцы оказались в глубоком тылу Западного и Резервного фронтов, где не было никаких советских подразделений. Для самой срочной переброски сил нужно несколько дней, на которые необходимо было задержать противника. Но кем?

Выбор пал на курсантов пехотного и артиллерийского училищ города Подольска, где тем же вечером прозвучал сигнал боевой тревоги. Сам Жуков выступил перед семнадцатилетними мальчишками и, глядя им в глаза, смог сказать всего лишь несколько слов: "Дети, продержитесь хотя бы пять дней. Москва в смертельной опасности."

Дети продержались более двух недель. Из трёх с половиной тысяч в живых остался только каждый десятый...


Сухие цифры сводок, интервью ветеранов... Катя читала, слушала, не могла оторваться. Особенно её поразили письма и дневники воевавших по обе стороны. Такие разные и в то же время такие похожие, а главное, честные, ибо писались для самых близких.

*****

конец сентября


"Мы прибыли в район Смоленска. Бесчисленные расстрелянные русские танки, автомобили и пушки лежали по обе стороны дороги. Как нам сообщалось, наступление на Москву уже в разгаре и должно продвигаться свободно и легко."


5 октября


"Родной Алёшка! Москва в опасности. До неё около двухсот километров. Если удержим врагов на подступе к столице, сохраним Родину."



"Дорогая Гретхен! В настоящее время мы находимся в 130 километрах от Москвы. Скоро кольцо сомкнётся и мы займем роскошные зимние квартиры. Я пришлю тебе такие подарки, что тетка Минна лопнет от зависти."


6 октября


"Осматриваемся на местности. Заметив отсутствие должного усердия у курсантов в оборудовании окопов, командир 6-й роты Мамчич сказал: "Десять метров окопа лучше, чем метр могилы". Ещё не успели окопаться - уже в бой. Отбросили немцев от реки Изверь. Выиграли ещё один драгоценный день. Ребята - молодцы."


"Так скоро продвигаться, как мы предполагали сначала, не вышло. Мы считали добраться до Москвы за десять дней. Вдруг - опять стоп."


7 октября


"Фашисты двинули танки и бронетранспортёры с пехотой. Мы занимаем выгодную позицию, так что враг, как бы ни пытался, не пройдёт. Какие у меня бойцы! Истинные патриоты, бились как львы. Курсант Войцех вместе с сержантом Звадой открыли огонь из миномёта по вражеским силам и лишили противника возможности ударить по незащищённым участкам обороны. Достойно выдержали боевое крещение. Улыбаются - живы."


"Пули свистят над нашими головами и нет возможности даже высунуть голову. Слева стреляет русская зенитка. Дребезжат провода телеграфа и головной танк горит ярким пламенем. Наше наступление остановилось."


8 октября


"Мы находимся в Чернышовке. Пошли в наступление. В течение дня продвинулись до рубежа Пушкино, но попали под сильный огонь. Нет возможности там оставаться. Надо отступать к Извери."


"Мы с ужасом наблюдаем горящие танки и слышим русское "Ура!" Наши боеприпасы на исходе. Через полчаса нас охватывает паника. Стоят шесть подбитых танков и всё еще стреляет зенитка. Кто знает, сколько вражеских сил в деревне, а у нас кончаются боеприпасы."


9 октября


"Враг увеличил свои силы. Придётся нелегко. Под командованием лейтенанта Дерюгина отбросили противника на противоположный берег Извери. К вечеру фашисты подтянули свои силы. Мои ребята подорвали склад с горючим на станции Мятлево. Взрыв смёл противника. Прожит ещё один день."


"Потери возрастают, боеприпасы заканчиваются. Приказано отступать на исходную позицию. Дальше усиливается сила вражеского обстрела, по Сергеевке ведется обстрел из зенитных орудий и минометов. Солдаты пытаются укрыться в уцелевших домах, но каждое попадание приносит новые жертвы."


10 октября


"Первая курсантская рота, защищая мост через реку Шаню, попала в окружение и со значительными потерями вырвалась из вражеского кольца. Отступают все, моя рота тоже. Много фашисты забрали сегодня жизней. Но мы ничего не забудем, не простим."


"Дивизия расположилась в Медыни. Наша задача - атаковать по обе стороны вдоль шоссе на Москву и прорвать линию обороны. По донесениям, это была самая мощная линия обороны из всех, какие взламывали мы за все время нашего похода в России. Советы сосредоточили здесь всё их тяжелое вооружение. Русские позиции обороняли курсанты советских военных училищ."


11 октября


"Передовой отряд курсантов полностью выполнил свою задачу. Дорогую цену заплатили мы за выигранное время. Передохнём - дальше нас ждут новые испытания. Сейчас подошёл один из моих курсантов и сунул мне два печенья. Откуда он их достал, не знаю!"

"Большая часть солдат совершенно потеряла голову. Танки, которые возвращаются из Ильинского, появляются как спасатели. Они подходят и берут на прицел зенитки противника. Но вскоре получает попадание и горит ярким пламенем первый танк, за ним второй. Мы разочарованы. Наступление на деревню отменяется."


12 октября


"Строим укрепления под непрекращающимся огнём. Не успеваем. Идёт бой. Стрельба, грохот танков, рассчитывать не на что, кроме винтовок и плеча товарища. Бомбят. Немцы сбрасывают с самолётов всё, что попадается под руку: бочки, обрубки металла. Звери!"


"Куда проще было в Париже. Помнишь ли ты те медовые дни? Русские оказались чертовками, приходится связывать. Сперва эта возня мне нравилась, но теперь, когда я весь исцарапан и искусан, я поступаю проще - пистолет у виска. Между нами - здесь произошла неслыханная в других местах история: русская девчонка взорвала себя и обер-лейтенанта. Мы теперь раздеваем донага, обыск, а потом они бесследно исчезают."


13 октября


"Тяжко приходится бойцам, но не падают духом. Курсант Гаврилов после полученной контузии частично потерял зрение. Не ушёл с поля боя, продолжал сражаться. Вот этим мы сильнее врага! А курсант Симонов? Сбил самолёт, с группой курсантов забросал гранатами немецких сапёров, восстанавливающих мост через реку Лужу. Ненависть к врагу сильна. Нечего их жалеть! Были б люди, а то…"


"Милая Герта, пишу тебе последнее письмо. Я проклинаю день, когда родился немцем. Я потрясен картинами жизни нашей армии в России. Разврат, грабеж, насилие, убийства. Истреблены старики, женщины, дети. Убивают просто так. Вот почему русские защищаются так безумно и храбро. Мы хотим истребить целый народ, но это фантазия. Наши потери гигантские. Войну мы уже проиграли. Мы можем взять еще города, но русские нас уничтожат. Я против всего этого! Через два часа - бой. Если я уцелею от русских пуль, то погибну от немецкой. Прощай, Герта!"


14 октября


"Бои продолжаются. Вернулись курсанты Никитин и Кореневский. С большим удовольствием пожал им руки. Смутились. А ведь герои. Фашисты переоделись в шинели, которые сняли с убитых курсантов. Врагов в любом обличии узнаем!"


"Если бы нам удалось теперь выбраться из России, то для нас не было бы большей радости, потому что пребывание здесь - самоубийство. Мы замерзаем и голодаем. И ужасные вши. Мое тело покрыто ранами".


15 октября


"Очнулся от страшной боли. Курсант Палыгин нёс меня на себе. Я умираю, но счастлив, что был бойцом в этой великой битве за Москву.
Алёша! Помни: жить для Родины, для русского свободолюбивого народа, бороться за честь и свободу его - в этом вся прелесть жизни. Через смерть, через небытие я обнимаю вас!"


"Сегодня у нас ад. Это продолжается уже три дня. Русские стреляют днём и ночью. Они отличаются невиданным упорством, каждую минуту мы ожидаем смерти."


16 октября

"Я был в ужаснейшей переделке, а рядом со мной моя рота, мои курсанты, с детскими лицами, но глазами взрослых, видавших жизнь людей. Необстрелянные, неподготовленные, они стойко переносят все трудности. Не все вернулись из боя."

"До Москвы осталось немного, но мне кажется, что мы бесконечно далеки от неё... Сколько легло наших солдат! Если собрать трупы всех убитых немцев в этой войне и положить их плечом к плечу, то эта лента протянется, может быть, до самого Берлина. Мы оставляем в снежных сугробах своих раненых - это балласт. Сегодня мы шагаем по трупам тех, кто пал впереди; завтра мы станем трупами".

*****

"Эх, молодые! Красивые! Жить да жить! Хочется рваться в бой, но не для славы, не для того, чтобы блеснуть своей храбростью, хочется разгромить эту фашистскую нечисть, которая заставляет гибнуть молодых. Но как это будет? Ценой скольких жизней?"

"Ценой миллионов жизней!" - ответила Катя в 2018 на вопрос из 1941го.

"Мечту пронесите через года и жизнью наполните!..
Но о тех, кто уже не придет никогда, - заклинаем, - помните!"
- вспомнились стихи Рождественского, которые она рассказывала в детстве у монумента погибшим воинам.


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Публикация
Издательство «Онтопринт»