История об аквари-Умной рыбке (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Баллы: 1
Читатели: 177
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
АЛИССКИНЫ ИСТОРИИ

Пролог
Было это давным-давно…
В одном тихом уютном городке прижилась странная девушка Алисска. Тогда она была молодой, худой,  романтичной и слегка инфантильной. Верила во вселенский разум, торжество справедливости и в светлое будущее. Увлекалась философией и эзотерикой, рисовала, шила, вязала, вышивала крестиком, как же без крестиков? Любила людей, понимала язык животных, трав и камней. И совершенно не переносила сплетен.
Алисска была очень начитанной, отличала Бабеля от Бебеля и полицию от поллюций, читала Мишеля Монтеня и Козьму Пруткова.
Преподавателя физики приводила в экстатический восторг, доцента каф. микробиологии - в активное, яростное раздражение, а зав. каф. неорганической химии – в тупую жесткую агрессию. Проф. каф. органической химии, напротив добродушно подхихикивал на госе, просматривая Цикл Кребса (образование мочевой кислоты), изображенное Алисской мелким почерком на четырех стандартных листах с двух сторон. Проректор по научной работе на выпускном госе долго беседовала с Алисской о необходимости преобразований в медицине по стариковски кивая и прикрывая глаза, и поставила единственное за несколько лет «Отлично с отличием».
Но дело не в этом.
Дело в том, что такая «загадочная» особь здорово выпадала из реальной жизни. Может поэтому с Алисской всегда происходили совершенно невозможные истории. А никто и не удивлялся.
Частенько истории происходили под Рождество.


ИСТОРИЯ ОБ АКВАРИ-УМНОЙ РЫБКЕ.

Начало этой истории уходит в веселые, бедные времена студенческого быта. Они с мужем жили тогда в общежитии. Отгремела студенческая свадьба, отошли в прошлое бездомные скитания по чужим комнатам и койкам. Тогда Алисска привыкла  носить в дамской сумочке зубную щётку, косметичку и простыню, потому как реально не знала где устроиться на ночлег. Любимый же муж Димочка будучи студентом второго курса прекрасно проживал на своем законном месте в общаге. Алисска же институт закончила и проходила интернатуру по неврологии. Из общаги ее выселили.
А потом – О ЧУДО! Почти год спустя им таки позволили 10,6 м. кв, законного совместного (наконец-то) проживания в коридорной системе с общей кухней на весь этаж и туалетом на 12 душ .
Алисска уже работала, а голубоглазый, талантливый, красавец Димочка все учился и подавал надежды.
Как бы там ни было, а пришло время обустраивать семейный быт. Алисска с энтузиазмом до волдырей на пальцах затирала известкой щели в хлипких общежитейских стенах, лупила гвозди под полки, передвигала мебель. В общем – честно вила семейное гнездышко. Димочка учился, развивал талант и страдал от несовершенства жизни.
Вот тогда то и появился аквариум. Димочка принес его с кафедры патанатомии. Вместе с заформалиненым в нем раковым желудком. В общем - это была квадратная банка с влажным препаратом в формалине. На семейном совете постановили сделать из него аквариум. Формалин вылили, желудок выбросили, банку отмыли. Стал вопрос о рыбках.
Пошли на известный рыноу «Урожай», долго выбирали, о рыбках ничего не знали. Продавцы в надежде сбыть товар активно выясняли чего пытается достичь молодая пара при покупке. Чета посоветовалась и расставила приоритеты: нужны самые неприхотливые и выносливые рыбки, сами выживаем с трудом. В итоге купили сомов, меченосцев и вьюнов. Радостно заселили приобретение в «аквариум» с выполнением всех необходимых правил. Рыбки вяло поплавали  недели две-три и отправились к праотцам. Все кроме вьюнов.
Купили еще одну партию водных домочадцев. Выжили только вьюны. И так – три-четыре раза.

…Прошло лет десять. Димочка с Алисской купили часть дома, долго и бедненько строились. Димочка вырос, пошел на работу, был так же голубоглаз и прекрасен, все так же развивал талант, страдал от несовершенства жизни и пытался писать научную работу.
Алисска по-прежнему работала на всех возможных работах по специальности детская неврология,  «вила гнездышко», варила «суп из топора», лупила гвозди, носила кирпичи, копала огород и двигала мебель (ну, это если мебелью считать аммиачный холодильник, фрагменты дивана, пережившего пожар и два потопа, сервант производства восьмидесятых годов и пр. в том же духе). Короче – студенческое общежитие в бытовом плане оказалось «Белой полосой». Там хоть кухня была…,  и туалет…, пусть и на двенадцать душ...
Но дело опять же не в этом.
На удивление  – вьюны выжили. В том же аквариуме. Их было двое – мальчик и девочка. Они даже пытались размножаться. Но сами же поедали своих мальков, видимо с тотальной голодухи.
Может молекулярные остатки формалина сыграли определенную роль и произвели в рыбьем организме определенные генные изменения, может сквозняки, может строительная пыль, может Димочкин всегдашний негатив и капризы как прививка встроились в биополе дома и стимулировали на выживание, Алисска же как то выжила.
Эта бодрая парочка (я о вьюнах) пережила много-много-много поколений сожителей (я о других рыбках), иногда Алисске казалось, что они и ее переживут. А все почему? Потому, что в конечном итоге ребята выбрали правильный режим жизни. Обычно они зависали в глиняном дизайнерском домике выполненном в виде обломков корабля, во время кормежки бодро выныривали, с аппетитом ели, потом в плане фитнеса активно гоняли соседей по аквариуму, извиваясь и подпрыгивая,  флиртовали друг с другом и томно удалялись обратно в домик до очередной кормежки или шейпинга. В общем, Алисска видела их не часто. Даже скорее – крайне редко.

****
Вот теперь-то мы наконец подошли к кульминации.
В один тихий рождественский вечер, когда сумерки уже окутали землю, а Первая Звезда еще не взошла,  Алисска решила помыть аквариум. Уже был убран Дом, упакованы подарки, приготовлена еда к разговению после Рождественского поста, политы вазоны и накормлены коты. Тишь, гладь и Господня благодать в отдельно взятом доме. И только рыбки плавали в мутноватой воде. Алисска поглядела на такую несправедливость и сказала: «Рождество – праздник для всех! И для водоплавающих тоже!».
Аккуратненько слила воду, сняла аквариум выловила специальным сачком сомов, меченосцев, попыталась поймать вьюна. Тот к тому времени уже потерял свою верную подругу, стал слегка агрессивен, и еще более замкнут, видимо от одиночества и преклонного возраста .
Алисска была в доме одна, в телевизоре тихонько звучали колядки в виде анонса на завтра, все было спокойно, празднично, загадочно, оптимистично и волшебно.
Алисска ловила вьюна. Специальным сачком. Когда бедолага попался, Алисска слегка прикрыла сачок ладошкой, и переместила рыбку в банку со специально подготовленной водой. Рыбка прыгнула в банку. А Алисска взвыла от боли. Волосы на голове встали дыбом, и на загривке тоже, и кажется по всему телу. Алисска поняла, что оказывается на ее теле очень много волос. Дыбом встали все…  От боли… И еще Алисска на мгновение увидела звезды кремля, Нью-Йоркские фейерверки, костер коренных эвенков и закаты Вольпароиссо в одном флаконе.
Она подула на ладошку, потерла. Звезды с фейерверками все еще сияли, пляжи Вольпароиссо посыпали спину раскаленным песком. Алисска в недоумении пялилась близорукими глазами на странную,  ярко-красочную опухоль на ладони. Телевизионные колядки звучали. Волосы почти встали на место. Опухоль росла и набирала колорит.
Алисска была врачом и прилично поработала что называется «в поле». В ее практике было множество и сложных, и курьезных случаев.
Теперь же она наблюдала, как собственная ладонь пухнет и краснота приобретает веселый сиреневенький  оттенок и слегка (ну, это конечно очень мягко сказано) терялась…
Но, логика победила. Алисска поняла, что это – аллергия. На что? На укус. Аквариумной рыбки – сомнительно, мало того совершенно абсурдно. С пристрастием обследовала причинное место, нашла первоисточник проблемы в виде черной точки, как от укуса пчелы, с сомнением посмотрела по сторонам, пчел не увидела, да и логика подсказала – в январе пчел не бывает. Алисска была начитанной и умной. Еще и с красным дипломом к тому же.
***
В банке ехидно змеился вьюн…
Колядки звучали…
***
«Когда все плохо – займись привычным делом»,  сказала себе Алисска, поставила на место уже отмытый аквариум (с перепугу отмыла, пока рассуждала на медицинские темы), запустила рыбок, налила воды.
Рыбки радостно осваивали новое водное пространство.
Вьюн, пакуда, спокойно уединился в домике.
Колядки звучали…
***
Пухла уже вся кисть…
Алисска была аллергиком и совершенно ясно понимала, что находится в преддверии анафилактического шока.  В Доме кроме Алисски, кошек, рыбок и наглого вьюна больше никого не было. Следовало вызывать «Скорую».
Алисска таки была не только аллергиком, но еще и врачом. Со «Скорой» приходилось иметь дело в стационаре, и поездить на оной в качестве доктора довелось. Она хорошо знала эту работу изнутри.
Теперь, баюкая опухшую верхнюю конечность, поджимая пальчики ступней и скуля от боли Алисска пыталась сложить план действий.
Значит так: она звонит в «Скорую». Ей отвечает диспетчер. Записывает паспортные данные, место работы. Хорошо,  это просто и понятно. Дальше диспетчер уточняет причину вызова. Ага – аллергия. Допустим, на что? Ладно, Алисска с диспетчером как-нибудь справиться.
А потом приезжает бригада Скорой Неотложной Помощи.
Такие важные доктор и фельдшер со специальным чемоданом, в красивой форменной одежде выходят из специальной машины и заходят в дом.
Что они видят? А видят они, перепуганную,  растрёпанную, одинокую дамочку уже, увы, не Бальзаковского возраста с выпученными глазками. И множество кошек.
Ничего, и не такое видали.
Следует профессиональный вопрос: «На что жалуемся?»
Получаем ответ: «Меня укусила аквариумная рыбка!». Потом озвучивается дополнение: «Вы не подумайте, я – врач!», и все это эмоционально, растерянно, с нажимом и с заглядыванием в глазки профессионалам.
Ага, еще и врач. Хуже не бывает. Посмотрим в сопроводиловке, кем работает. О-па! Преподаватель психиатрии! Оказывается, бывает и хуже… Может все же подключить психиатрическую бригаду?
Хорошо, не будем спешить, станем рассуждать логично, может у этой дамочки пираньи в аквариуме? Те и куснуть могут, и аллергию вызвать.
На всякий случай попросим: «Покажите рыбку!»
Ответ стирает всякие сомнения: «Не могу, она в домике!»…
***
Колядки звучали…
Хитрый вьюн отдыхал…
В психиатрический стационар не хотелось…

***
Алисска поняла, что ни за что на свете «Скорую» вызывать НЕ СТАНЕТ!
Она уколется преднизалоном, димедролом, адреналином, витаминами группы В и всем содержимым домашней аптечки; сделает себе искусственное дыхание, непрямой массаж сердца и при необходимости поставит трахеостому!
***
Колядки звучали…
***
Потом, когда Алисска рассказывала эту историю своему приятелю психиатру в ординаторской одного из отделений психиатрической больници, тот тихо завалился под стол и икал от смеха.
В последствии Алисскина подруга при помощи интернета идентифицировала эту подлую аквариумную рыбку. Оно оказалось совсем даже не безобидным вьюном за которые выдавало себя много лет, а сомом мешкожаберным, с ядовитыми железами в пасти и по всей средней линии тела, живущей в водоемах средней Азии и дорастающей в природных условиях до 30 см.
Вот такая вот история.

История об аквари-Умной рыбке

АЛИССКИНЫ ИСТОРИИ

Пролог
Было это давным-давно…
В одном тихом уютном городке прижилась странная девушка Алисска. Тогда она была молодой, худой,  романтичной и слегка инфантильной. Верила во вселенский разум, торжество справедливости и в светлое будущее. Увлекалась философией и эзотерикой, рисовала, шила, вязала, вышивала крестиком, как же без крестиков? Любила людей, понимала язык животных, трав и камней. И совершенно не переносила сплетен.
Алисска была очень начитанной, отличала Бабеля от Бебеля и полицию от поллюций, читала Мишеля Монтеня и Козьму Пруткова.
Преподавателя физики приводила в экстатический восторг, доцента каф. микробиологии - в активное, яростное раздражение, а зав. каф. неорганической химии – в тупую жесткую агрессию. Проф. каф. органической химии, напротив добродушно подхихикивал на госе, просматривая Цикл Кребса (образование мочевой кислоты), изображенное Алисской мелким почерком на четырех стандартных листах с двух сторон. Проректор по научной работе на выпускном госе долго беседовала с Алисской о необходимости преобразований в медицине по стариковски кивая и прикрывая глаза, и поставила единственное за несколько лет «Отлично с отличием».
Но дело не в этом.
Дело в том, что такая «загадочная» особь здорово выпадала из реальной жизни. Может поэтому с Алисской всегда происходили совершенно невозможные истории. А никто и не удивлялся.
Частенько истории происходили под Рождество.


ИСТОРИЯ ОБ АКВАРИ-УМНОЙ РЫБКЕ.

Начало этой истории уходит в веселые, бедные времена студенческого быта. Они с мужем жили тогда в общежитии. Отгремела студенческая свадьба, отошли в прошлое бездомные скитания по чужим комнатам и койкам. Тогда Алисска привыкла  носить в дамской сумочке зубную щётку, косметичку и простыню, потому как реально не знала где устроиться на ночлег. Любимый же муж Димочка будучи студентом второго курса прекрасно проживал на своем законном месте в общаге. Алисска же институт закончила и проходила интернатуру по неврологии. Из общаги ее выселили.
А потом – О ЧУДО! Почти год спустя им таки позволили 10,6 м. кв, законного совместного (наконец-то) проживания в коридорной системе с общей кухней на весь этаж и туалетом на 12 душ .
Алисска уже работала, а голубоглазый, талантливый, красавец Димочка все учился и подавал надежды.
Как бы там ни было, а пришло время обустраивать семейный быт. Алисска с энтузиазмом до волдырей на пальцах затирала известкой щели в хлипких общежитейских стенах, лупила гвозди под полки, передвигала мебель. В общем – честно вила семейное гнездышко. Димочка учился, развивал талант и страдал от несовершенства жизни.
Вот тогда то и появился аквариум. Димочка принес его с кафедры патанатомии. Вместе с заформалиненым в нем раковым желудком. В общем - это была квадратная банка с влажным препаратом в формалине. На семейном совете постановили сделать из него аквариум. Формалин вылили, желудок выбросили, банку отмыли. Стал вопрос о рыбках.
Пошли на известный рыноу «Урожай», долго выбирали, о рыбках ничего не знали. Продавцы в надежде сбыть товар активно выясняли чего пытается достичь молодая пара при покупке. Чета посоветовалась и расставила приоритеты: нужны самые неприхотливые и выносливые рыбки, сами выживаем с трудом. В итоге купили сомов, меченосцев и вьюнов. Радостно заселили приобретение в «аквариум» с выполнением всех необходимых правил. Рыбки вяло поплавали  недели две-три и отправились к праотцам. Все кроме вьюнов.
Купили еще одну партию водных домочадцев. Выжили только вьюны. И так – три-четыре раза.

…Прошло лет десять. Димочка с Алисской купили часть дома, долго и бедненько строились. Димочка вырос, пошел на работу, был так же голубоглаз и прекрасен, все так же развивал талант, страдал от несовершенства жизни и пытался писать научную работу.
Алисска по-прежнему работала на всех возможных работах по специальности детская неврология,  «вила гнездышко», варила «суп из топора», лупила гвозди, носила кирпичи, копала огород и двигала мебель (ну, это если мебелью считать аммиачный холодильник, фрагменты дивана, пережившего пожар и два потопа, сервант производства восьмидесятых годов и пр. в том же духе). Короче – студенческое общежитие в бытовом плане оказалось «Белой полосой». Там хоть кухня была…,  и туалет…, пусть и на двенадцать душ...
Но дело опять же не в этом.
На удивление  – вьюны выжили. В том же аквариуме. Их было двое – мальчик и девочка. Они даже пытались размножаться. Но сами же поедали своих мальков, видимо с тотальной голодухи.
Может молекулярные остатки формалина сыграли определенную роль и произвели в рыбьем организме определенные генные изменения, может сквозняки, может строительная пыль, может Димочкин всегдашний негатив и капризы как прививка встроились в биополе дома и стимулировали на выживание, Алисска же как то выжила.
Эта бодрая парочка (я о вьюнах) пережила много-много-много поколений сожителей (я о других рыбках), иногда Алисске казалось, что они и ее переживут. А все почему? Потому, что в конечном итоге ребята выбрали правильный режим жизни. Обычно они зависали в глиняном дизайнерском домике выполненном в виде обломков корабля, во время кормежки бодро выныривали, с аппетитом ели, потом в плане фитнеса активно гоняли соседей по аквариуму, извиваясь и подпрыгивая,  флиртовали друг с другом и томно удалялись обратно в домик до очередной кормежки или шейпинга. В общем, Алисска видела их не часто. Даже скорее – крайне редко.

****
Вот теперь-то мы наконец подошли к кульминации.
В один тихий рождественский вечер, когда сумерки уже окутали землю, а Первая Звезда еще не взошла,  Алисска решила помыть аквариум. Уже был убран Дом, упакованы подарки, приготовлена еда к разговению после Рождественского поста, политы вазоны и накормлены коты. Тишь, гладь и Господня благодать в отдельно взятом доме. И только рыбки плавали в мутноватой воде. Алисска поглядела на такую несправедливость и сказала: «Рождество – праздник для всех! И для водоплавающих тоже!».
Аккуратненько слила воду, сняла аквариум выловила специальным сачком сомов, меченосцев, попыталась поймать вьюна. Тот к тому времени уже потерял свою верную подругу, стал слегка агрессивен, и еще более замкнут, видимо от одиночества и преклонного возраста .
Алисска была в доме одна, в телевизоре тихонько звучали колядки в виде анонса на завтра, все было спокойно, празднично, загадочно, оптимистично и волшебно.
Алисска ловила вьюна. Специальным сачком. Когда бедолага попался, Алисска слегка прикрыла сачок ладошкой, и переместила рыбку в банку со специально подготовленной водой. Рыбка прыгнула в банку. А Алисска взвыла от боли. Волосы на голове встали дыбом, и на загривке тоже, и кажется по всему телу. Алисска поняла, что оказывается на ее теле очень много волос. Дыбом встали все…  От боли… И еще Алисска на мгновение увидела звезды кремля, Нью-Йоркские фейерверки, костер коренных эвенков и закаты Вольпароиссо в одном флаконе.
Она подула на ладошку, потерла. Звезды с фейерверками все еще сияли, пляжи Вольпароиссо посыпали спину раскаленным песком. Алисска в недоумении пялилась близорукими глазами на странную,  ярко-красочную опухоль на ладони. Телевизионные колядки звучали. Волосы почти встали на место. Опухоль росла и набирала колорит.
Алисска была врачом и прилично поработала что называется «в поле». В ее практике было множество и сложных, и курьезных случаев.
Теперь же она наблюдала, как собственная ладонь пухнет и краснота приобретает веселый сиреневенький  оттенок и слегка (ну, это конечно очень мягко сказано) терялась…
Но, логика победила. Алисска поняла, что это – аллергия. На что? На укус. Аквариумной рыбки – сомнительно, мало того совершенно абсурдно. С пристрастием обследовала причинное место, нашла первоисточник проблемы в виде черной точки, как от укуса пчелы, с сомнением посмотрела по сторонам, пчел не увидела, да и логика подсказала – в январе пчел не бывает. Алисска была начитанной и умной. Еще и с красным дипломом к тому же.
***
В банке ехидно змеился вьюн…
Колядки звучали…
***
«Когда все плохо – займись привычным делом»,  сказала себе Алисска, поставила на место уже отмытый аквариум (с перепугу отмыла, пока рассуждала на медицинские темы), запустила рыбок, налила воды.
Рыбки радостно осваивали новое водное пространство.
Вьюн, пакуда, спокойно уединился в домике.
Колядки звучали…
***
Пухла уже вся кисть…
Алисска была аллергиком и совершенно ясно понимала, что находится в преддверии анафилактического шока.  В Доме кроме Алисски, кошек, рыбок и наглого вьюна больше никого не было. Следовало вызывать «Скорую».
Алисска таки была не только аллергиком, но еще и врачом. Со «Скорой» приходилось иметь дело в стационаре, и поездить на оной в качестве доктора довелось. Она хорошо знала эту работу изнутри.
Теперь, баюкая опухшую верхнюю конечность, поджимая пальчики ступней и скуля от боли Алисска пыталась сложить план действий.
Значит так: она звонит в «Скорую». Ей отвечает диспетчер. Записывает паспортные данные, место работы. Хорошо,  это просто и понятно. Дальше диспетчер уточняет причину вызова. Ага – аллергия. Допустим, на что? Ладно, Алисска с диспетчером как-нибудь справиться.
А потом приезжает бригада Скорой Неотложной Помощи.
Такие важные доктор и фельдшер со специальным чемоданом, в красивой форменной одежде выходят из специальной машины и заходят в дом.
Что они видят? А видят они, перепуганную,  растрёпанную, одинокую дамочку уже, увы, не Бальзаковского возраста с выпученными глазками. И множество кошек.
Ничего, и не такое видали.
Следует профессиональный вопрос: «На что жалуемся?»
Получаем ответ: «Меня укусила аквариумная рыбка!». Потом озвучивается дополнение: «Вы не подумайте, я – врач!», и все это эмоционально, растерянно, с нажимом и с заглядыванием в глазки профессионалам.
Ага, еще и врач. Хуже не бывает. Посмотрим в сопроводиловке, кем работает. О-па! Преподаватель психиатрии! Оказывается, бывает и хуже… Может все же подключить психиатрическую бригаду?
Хорошо, не будем спешить, станем рассуждать логично, может у этой дамочки пираньи в аквариуме? Те и куснуть могут, и аллергию вызвать.
На всякий случай попросим: «Покажите рыбку!»
Ответ стирает всякие сомнения: «Не могу, она в домике!»…
***
Колядки звучали…
Хитрый вьюн отдыхал…
В психиатрический стационар не хотелось…

***
Алисска поняла, что ни за что на свете «Скорую» вызывать НЕ СТАНЕТ!
Она уколется преднизалоном, димедролом, адреналином, витаминами группы В и всем содержимым домашней аптечки; сделает себе искусственное дыхание, непрямой массаж сердца и при необходимости поставит трахеостому!
***
Колядки звучали…
***
Потом, когда Алисска рассказывала эту историю своему приятелю психиатру в ординаторской одного из отделений психиатрической больници, тот тихо завалился под стол и икал от смеха.
В последствии Алисскина подруга при помощи интернета идентифицировала эту подлую аквариумную рыбку. Оно оказалось совсем даже не безобидным вьюном за которые выдавало себя много лет, а сомом мешкожаберным, с ядовитыми железами в пасти и по всей средней линии


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     11:37 07.09.2018 (1)
Понравился текст. Только вопрос: для чего один и тот же текст повторили дважды?
     19:28 18.09.2018
Спасибо. Рада Вас видеть.
Плохо работаю с компьютером.
Пе дается мне ваш сайт - хоть что хочешь делай...
В техническом плане учебник по неврологии получился легче 
Книга автора
Пожар Латинского проспекта 
 Автор: Андрей Жеребнев
Реклама