Главная страница
Новости
Дуэли
Голосования
Партнеры
Помощь сайту
О сайте
Регистрация
Вход
Проверка слова
www.gramota.ru
Моменты театральной жизни (часть 3-я) Курьезы. (страница 1 из 2)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Миниатюра
Автор: Ляман Багирова
Баллы: 43
Читатели: 143
Внесено на сайт: 12:31 24.10.2016
Действия:

Предисловие:
На сцене случается разное. Иногда из ряда вон выходящее. Но все это называется емким словом: театральная жизнь. Пестрая, яркая, красочная, как огни рампы и колосников. И - тихая, когда погасают все лампы, и горит только одна – дежурная лампочка сцены. Словно сердце театра, которое не должно остановиться.

В этой части я попыталась собрать воедино смешные и курьезные моменты. Свидетелем многих  мне пришлось быть самой. А некоторые превратились в театральные легенды, передавались из уст в уста, и дошли до меня. 

Моменты театральной жизни (часть 3-я) Курьезы.

Итак,капелька-смешинка 1-я: Спектакль «Хитроумная влюбленная»

Премьера этого спектакля по пьесе  Лопе де Вега состоялась 25 ноября 1995 года. И продержался он почти пять или шесть лет. Это хороший срок для спектакля.

Состоял он из двух актов (обычно все спектакли у нас были двухактные). В первом акте – 5 действий, во втором – 4.  
 
Одна из героинь пьесы, Херарда, появлялась в первом и пятом действиях  1-го акта, а затем в четвертом  действии 2-го. И на поклоне. То есть 3 раза: в самом начале спектакля, в конце 1-го акта, и в конце спектакля.

Обычно играли  два актерских состава. Так вот, в одном из них Херарду играла замечательная актриса театра, необыкновенно пластичная, с изумительно певучим голосом, очень талантливая. Но, к сожалению, как это часто бывает у творческих людей, она будто пребывала в созданном ею образе, и нередко забывала о реальности.

Так вот, отыграла она свою сцену в первом действии 1-го акта, и спустилась к себе в гримерку. И … напрочь забыла, что ей появляться еще пятом действии! Отцепила мантилью, переоделась в байковый халат и решила отдохнуть до конца спектакля. Ведь, как она считала, появляться ей только в конце 2-го акта! И уже в другом платье и мантилье!

А я сижу на выносе, работаю с водящими фонарями… Вынос – это такая площадка-балкон под самой крышей театра. Там установлен ряд верхних ламп, пушки (особые лампы с линзами, создающими спецэффект) и водящие. Это фонари, свет которых следует за главными героями действия.

И  мне, как говорится «сверху видно все»!

Отыграно четвертое действие 1-го акта. Наступает пятое. На сцене только один (!!!) герой – престарелый капитан Бернардо с подагрическими ногами. Его играет народный артист республики. Он - единственный из занятых в пьесе, кто играет бессменно!

По мизансцене он становится под левым театральным станком, задрапированным декорацией. Декорация изображает балкон, на котором должна появиться маха Херарда, полюбезничать с капитаном и бросить ему гвоздику. На этом первый акт заканчивается.

Народный артист, то бишь, капитан Бернардо - в костюме испанского гранда 17-го века (со всеми этими рюшечками, кружавчиками, пышным воротником-гранголой, в фиолетовых коротких штанах и камзоле).

Пять секунд. Херарды нет!

Десять секунд. Херарды – нет!

Капитан понимает, что он чего-то не понимает! Но при этом понимает, что надо что-то делать!

Народный артист (вот, что значит профессионализм!) подпрыгивает на «подагрических ногах» перед окном, и начинается импровизация, выдержанная(!!!) в ритмике стихотворного текста Лопе де Вега!

Трудно представить?! Однако же это развертывалось на моих глазах, и я сверху видела бешено вращающиеся голубые глаза народного артиста и его  мгновенно налившуюся кровью шею под гранголой!

Голос при этом…медоточивый!!!

- Херарда, ангел мой!

Молчание!

- Херарда, дивный свет мой,  где вы?!!

Молчание!

По внутренней радиосвязи уже несется SOS!!! Помреж (помощник режиссера) – милая нежная девушка, рычит как стая уссурийских тигров перед смертельной схваткой!

- Дина!!! Дина!!! Твою…. (далее перечисляются все родственники артистки до 4-го колена!) На сцену!!! Бегом!!! На сцену!!! Он тянет монолог!!! Ди-и-ина-а-а!!! Там стихи! Он долго не выдержит!!!!!!!!!!!!!!!!!! Быстрее!!!!

Рассеянная Дина, конечно, уже проснулась и вскочила. Но, пока наденешь тяжелый испанский костюм, причешешься, прицепишь мантилью, поправишь грим  и воткнешь гребень, пройдет как минимум минут семь! И это, если делать все стремительно! А еще надо спуститься на сцену , обогнуть ее, пройдя через подвал, и уже оттуда подняться на станок, и встать в кокетливую позу на балконе! То есть в общей сложности минут десять бедный народный артист – капитан Бернардо должен в полном одиночестве импровизировать на сцене, не выпадая из ритма стихотворного текста Лопе де Вега!

По большому счету, в таких случаях дают занавес. Но это – позор! Это - черное лицо театра! Перефразируя известный анекдот о том, как надо сыграть пьяного и трезвого, можно сказать: «в нормальных условиях только дубина не сыграет, а вот в экстремальных, да, так, чтобы зритель ничего не почувствовал, и решил, что так и нужно по пьесе – тут уже высший пилотаж нужен». Как говорится «в бой идут одни «старики». Вернее – один старик. Наш бедный народный артист – капитан Бернардо!

Он по-прежнему пасся под балконом злополучной Херарды. То изображал неподдельное изумление ее отсутствием, то страдал! Руку «коронкой» ко лбу прикладывал, тоскливые очи возводил горе, то бишь, к балкону! (Ей-Богу, мне сверху казалось, что он испепелит этот балкон!!!). То сердито махал рукой, мол, да, ну ее, эту строптивую маху! Но тотчас снова возвращался:

- Херарда, о как жаль, мой ангел, что вы к моим мольбам так глухи! Я ведь страдаю, дивный мой цветок!

- О, почему ты так жестока? Неужто сердца в тебе нет, небесная Херарда?!

- ХЕР-РА-Р-ДА-А!!! Отзовись! Не погружай меня в стенанья!

-О, Боже, и опять ни звука! Неужто что случилось с ней? Мне давеча аптекарь говорил, что у него она пилюль купила!

- Не вынесу я муки тяжкой! Ведь я не мальчик, милая Херарда! А убеленный сединАми муж! И долго я терпеть не стану! Мне это как-то не к лицу!

- Ах, чаровница, ах, проказница, постой же! Наверно, новую мантилью примеряет! И ожиданием меня терзает! Ну, погоди ж, коварная Херарда!

Бедный Лопе де Вега, наверно, вертелся в могиле как пропеллер! Вряд ли кто еще, со времени написания пьесы, так издевался над ее текстом! Я покатывалась со смеху у себя наверху. Бог его знает, как еще не выронила водящих фонарей из рук! По внутреннему радио несся осипший голос помрежа:

- Скор-р-рей-й!!!

Наконец, в окне появилась Херарда! Боже! Ну и вид был у «предмета вожделенной страсти» престарелого капитана! Лиф платья с шемизеткой съехал набок, мантилья закрывала половину лица, а гребень вообще висел на ухе! Но самое комичное – рыжеватый парик был надет криво, из под него выбивались черные как смоль волосы актрисы, и оттого казалось, что растительность на голове у Херарды растет как-то неровно, и почему-то разного цвета! Хорошо, хоть была полутьма, сопровождавшая интимное воркование капитана и махи, и из зрительного зала всех деталей ее облика  не было видно.

В общем, они проворковали, что полагается по тексту, Херарда бросила капитану гвоздику, тот заткнул ее за ухо, и занавес закрылся! Антракт!
Что творилось за кулисами, я не могу и передать! Народный артист вращал глазами, и кричал, что еще одно такое происшествие, и он умрет как Мольер на сцене, от разрыва сердца! Херарда в самых изысканных выражениях оправдывалась, просила прощения и благодарила! Утихомирил всех режиссер, который клятвенно пообещал выписать народному артисту премию за спасение мизансцены! И, кажется, слово свое сдержал!

Потом все пошло своим чередом. Второй акт отыграли благополучно. Лопе де Вега, надеюсь, перестал вертеться в гробу! Больше его текст не искажали и не пороли отсебятину!

Но с тех пор, сколько ни шел спектакль на сцене, капитан Бернардо (бессменный народный артист!) в первом действии первого акта прибавлял от себя незадачливой Херарде:

- И не забудьте, дивный ангел мой, что наша встреча скоро состоится! Не уходите вы надолго под сень блаженную покоя и уютных нег!
К счастью, Херарда его понимала с полуслова, и уже стояла на станке раньше, чем заканчивалось 4-е действие 1-го акта!
 
Капелька-смешинка 2-я: Спектакль «Калхас»

Это был бенефис уже другого замечательного народного артиста. Он играл трагикомическую роль старика-актера Светловидова из чеховской пьесы. В пьесе всего два героя – Светловидов и суфлер Никита Иванович. Большую часть одноактной пьесы Светловидов проводит на сцене один и говорит монолог о жизни, о своей работе, о том, что сцена-яма съела у него лучшие годы жизни, а он ей пожертвовал всем, но под конец оказался никому не нужным и его пьяненького забыли в театре.

Надо сказать, что актер-бенефициант был очень набожным человеком,  часто посещал бакинскую церковь, подолгу молился. Говорили, что после каждой премьеры он отправлялся в храм, стоял возле иконы Божьей матери и замаливал грех лицедейства. Так,  в конце концов, и уехал  на свою родину  в Белоруссию и  завершил актерскую карьеру.

Но, пока что он блистает в театре и играет свой бенефис!

На сцене очень приглушенный свет, луч водящего держит только бенефицианта. По роли он встает с роскошного театрального кресла и  произносит слова:

- Ни звука, ни души. Один! Забыли меня, как собаку забыли! Одна эта черная яма! Тишина! Хоть бы тварь какая живая была, все ж легче было бы… Хоть ей словечко скажешь…  Но, нет… Совсем один.

Бенефис прошел великолепно, спектакль затем долго оставался в репертуаре.

На одном из энных спектаклей произошло следующее. На словах (вот уж, и вправду - нарочно не придумаешь!) «Хоть бы тварь какая живая была, все ж легче было бы… Хоть ей словечко скажешь…  Но, нет» - вдруг, откуда ни возьмись, в кресле Светловидова появляется кошка!

В театре, а особенно во внутреннем дворе у нас всегда были кошки. Их любили, подкармливали. Кроме того, они защищали от крыс и мышей. Но на сцену, естественно их никто не пускал, да они и сами боялись яркого освещения, громких звуков и большого количества людей.

Но тут, видимо, оттого, что спектакль шел при очень приглушенном свете, не было музыки, на сцене был всего один человек, да  и зрительный зал давно не полный (не премьера же!)  - одна из кошек осмелилась выйти. И скорее всего ее просто не заметили работники сцены.

Но самое курьезное заключалось в том, что она появилась именно на словах «Хоть бы тварь какая живая была». Тут уже не скажешь «но, нет»!

Пришлось импровизировать! Тем более, что кошка уселась в кресле кувшинчиком, и выжидательно глядела на актера! К счастью, текст на этот раз был не стихотворный, но все равно, надо было попасть в чеховскую стилистику.

- Ну, что ж, вот Бог и послал живую тварь! –  горько возопил актер-Светловидов, сидя на полу у края сцены.  – А еще говорят, что Бога нет! Это все фарисеи-чернокнижники-фармазоны выдумали! Чтоб им пусто было! Да как же без веры в него, благодетеля моего! Очи всех на Тя, Господи, уповают! Да святится имя Твое! Да приидет Царствие Твое! Вот, кошурочку мне ниспослал в утешение! Ах, горе ты мое горькое, погано все, противно, во рту словно двунадесять языков ночуют, а тут и повем печаль мою божьей твари. Иди сюда, мохнатенька! 

«Мохнатенька» лениво повела ухом, уселась как бройлерная курочка, подобрав по себя лапки, и приготовилась спать.

- Молчишь! – уныло протянул Светловидов. – И, то сказать, бессловесное ты создание! Жалкое! Всяк тебя обидит, всяк пнуть норовит. Прямо как жизнь меня пинала! Ох, как пинала она меня! – завелся актер по новой. – Горько мне, горько, - ударил он себя в грудь, совсем как булгаковский Фагот! – Ведь сцена-то эта, как яма съела лучшие годы моей жизни! - театрально взрыдал он, и окончательно съехал на чеховский текст.

Так и продолжал монолог, сидя на полу у рампы под замогильную элегию Массне в исполнении Шаляпина, пока не появился актер, игравший суфлера. Он и согнал  мирно спавшую в кресле кошку.  Сказал ей «Брысь!», и царственным жестом указал за кулисы, где несколько монтировщиков уже стояли наготове с кусочками колбасы и приманивали ее. С кошки моментально слетели остатки сна, и она помчалась за кулисы.

Дальше все пошло своим чередом. Но, что было после спектакля!!!!

- Все!!! Все!!! – бушевал режиссер – Выговор помрежу и работникам сцены!!! Выговор! Премию только Светловидову (то есть актеру, игравшему его) и кошке! Кошка, в отличие от вас, работает на спектакле! А вы с дураком валяетесь!!!

Последнее выражение требует пояснения. Режиссер прекрасно владел русским языком, вообще театральная элита в Баку была в основном русскоязычная. Но в минуты наивысшей ярости и напряжения он иногда путался в идиоматических выражениях. Так, например, вместо выражения «мне это нужно как собаке пятая нога или телеге пятое колесо», он говорил «мне это нужно как собаке пятое колесо». То же самое было и выражением «валять дурака» В гневе он выкрикивал «не дурака валяете», а «с дураком валяетесь!», что вообще повергало нас в гомерический хохот!

В общем, не знаю, получили ли актер и кошка премию, но то, что помреж и работники, не уследившие за кошкой, получили выговор – это точно!

Капелька-смешинка 3-я: Спектакль «Шейх СанАн»

Это спектакль-трагедия  по пьесе выдающегося азербайджанского драматурга ГусЕйна ДжавИда шел у нас также довольно долго. Но я застала уже последние полгода его репертуарной жизни.

Пьеса философская о нравственных исканиях и страданиях  мусульманского священника Шейха Санана, полюбившего христианку, грузинскую девушку Тамару (ХумАр).

Спектакль, как обычно, двухактный. Играют два состава.

Первый акт заканчивается тем, что Шейх Санан произносит небольшой монолог о поисках истины, о том, что надо познать и ад, и рай, чтобы понять, в чем же она. И вдруг под ним разверзается земля (на сцене открывается люк в подвал) и из него вырывается адское пламя( свет четырех ламп с красным фильтром!). Шейх проваливается в этот люк, и занавес закрывается.

Второй акт начинается с того, что вновь разверзается люк,  и Шейх (на невидимых тросах!) из ада возносится вверх – искать истину в раю!

Как я уже сказала,  спектакль по очереди играло два состава. В первом составе, актер, игравший Шейх Санана – уже третий народный артист! – был человеком довольно крупной комплекции. Ходил по сцене вальяжно, был представительным, или как говорят у нас – санбаллЫ – респектабельным! Присовокупите еще породистое лицо, волнистые густые волосы с благородной сединой – и облик готов! А тут еще костюмная роль средневекового шейха – тяжелая, ниспадающая абА (плащ-накидка), чалма, четки в руках. Актер выглядел солиднее и крупнее, чем был на самом деле!!!

Зрители любили этого артиста. Он был популярным не только по ролям в театре, но и в кино. И, совсем не удивительно, что почти каждый его пафосный монолог встречался бурными аплодисментами.

И вот, прокричав, что «танцует дьявол и его семья, танцует бытие небытия!!!», артист принялся кланяться на аплодисменты. И совсем забыл, что перед ним люк, куда он должен осторожно сделать шаг на ступеньку лестницы. После чего свет практически тушился, оставалось только слабое мерцание, в котором действующие лица казались тенями, и Шейх Санан спокойно спускался   в подвал, и уходил оттуда  к себе в гримерку на антракт.

Но тут воодушевленный артист забылся! Сделал широкой шаг и …провалился в люк! Там было не особенно глубоко, но все же пришлось скатиться по шести ступенькам. Благо, из зрительного зала этого не было видно, да, и занавес  дали сразу. 
   
Но в антракте артист ахал и охал, ему вызвали скорую, вкололи успокоительное, ибо артисты люди вообще мнительные и легковозбудимые, и испугался он больше, чем ушибся.

В принципе, он мог выйти во втором акте. Ничего


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Sherillanna      11:44 15.03.2017
Брависсимо!
Виктор Яго      18:10 07.02.2017 (1)
1
Очень забавные истории. Очень смешно и завидно, что ты была у истоков этого Юмора. Действительно, профессионалы на высоте в любой ситуации. 
Ляман Багирова      18:15 07.02.2017
О!!!
Я это вживую наблюдала!
Тогда прфессионалам не до смеха было!
Это мы покатывались!!!
Варюшка      20:22 19.12.2016 (1)
1
Сидим читаем вслух и смеёмся, спасибо...
Ляман Багирова      20:40 19.12.2016
Вам спасибо! Да, и сама хохртала, когда вспоминала все это!
Аделаида Агурина      15:51 30.11.2016
1
Да...Театр - это мир!

PS капитан Бернардо просто замечательный. Вот что значит - настоящий актер.
Alisa Sorokina      16:09 08.11.2016 (1)
 Прочла с интересом.  Рада,что познакомилась с таким талантливым автором.
 До встречи на страницах Фабулы.
Ляман Багирова      18:04 08.11.2016
Благодарю Вас сердечно, Алиса!
До встречи!
Наталья Эстеван      17:27 30.10.2016
Дорогая Ляман!
С удовольствием прочитала!
Всё-таки, актёры - это необыкновенные люди, умеющие импровизировать в самых непростых обстоятельствах!
Анна Высокая      15:06 28.10.2016 (1)
Здравствуй, дорогая Ляман! Спасибо тебе большое, за добрый юмор, за тот позитив, который льется из твоих произведений, как бальзам на  мою душу!
Знаешь, когда я дошла до "взлета из ада," долгое время не могла читать дальше. Как представлю взлетевшую фигуру и возгласы из зрительного зала, так слёзы на глазах)))
Ляман Багирова      15:37 28.10.2016
Спасибо, дорогая Анночка!.
Так рада тебе.
Ведь это все правда, этому всему была я свидетелем сама.
А дальше в личку.
Роман Смирнов      10:03 28.10.2016 (1)
Здравствуйте, Дорогая Ляман! Вот уже неделю я хожу "темнее мавра", и бурчу про себя: хочу в театр, хочу в театр)
Вот такое осеннее обострение. Жизнь(моя) - скучна, и требует событий. И что же? - Ляман! Про театр! Бальзам на душу!Бывают 
же "странные сближения") 
Наслаждение, утоление, что угодно - всё получил! Спасибо огромное!
Представил, как Вы рассказываете в дружеской компании theatrical story, 
и этот момент - 
Пять секунд. Херарды нет!

Десять секунд. Херарды – нет! --
с Вашей-то утончённостью мимика должна быть гомерической)) -- все со стула падают от смеха)))
...Спасибо, Ляман!
Ляман Багирова      15:36 28.10.2016
1
Спасибо вам огромное, Роман.
Какие добрые ваши слова, спасибо вам от всего сердца спасибо!
Заходите и на рассказ.
Якутянка      10:18 26.10.2016
1
Спасибо,  Ляман! Получила  такой заряд позитива,столько интересного,живого общения с Вами!
Эми Ариель      09:45 26.10.2016
1
Замечательный цикл, получила удовольствие