Проверка слова
www.gramota.ru
История нелюбви. Глава 4
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Сборник: История нелюбви. Повесть
Автор: Юрий Тар
Читатели: 34
Внесено на сайт: 20:57 18.08.2017
Действия:

История нелюбви. Глава 4

Джип плавно выкатился на автобан и влился в общий поток.  Андрей привычно приоткрыл окно водительской двери и закурил. С годами у него выработался рефлекс как у знаменитой собаки  Павлова: стоило только сесть за руль, как рука сама собой тянулась за сигаретой.  
Немецкий автобан это, в общем-то, довольно унылая трасса.  Можно проехать сотни километров без какого-либо разнообразия. Автобаны идут в обход городов, поэтому пейзаж за окном практически не меняется и никаких достопримечательностей взору путешественника не являет. Здесь главное – скорость перемещения из точки А в точку Б.  Скорость, кстати, далеко не везде свободна от ограничений. Но довольно часто попадаются и участки, на которых знаков ограничения скорости нет. Это означает, что на такой дороге можно выжимать из машины всё, на что она способна. На европейских авто премиум класса, как правило, завод принудительно ограничивает скорость до 250 км/час. Исключение делается только для спортивных машин типа «порше», «ламборджини» и «феррари». Эти могут «улететь» и за 300. 
«Инфинити», по своим заводским характеристикам, мог разогнаться до 210 км/час, но Женька утверждал, что разгонял его до 220, и запас мощности еще оставался.  Андрей поначалу мотор не напрягал. Ехал спокойно в третьем ряду на «бюргерских» 130 км/час.  Этого было достаточно, чтобы часов в семь-восемь вечера оказаться в Загребе даже с остановкой на обед.  
Через полчаса Андрей заскучал. Монотонная езда с постоянной скоростью как-то не очень соответствовала его характеру. Хотелось разнообразия и драйва. И тут, как по заказу, прямо перед носом «Инфинити» из левого ряда в правый резко нырнул «Фольксваген Туарег» с польскими номерами. Пришлось даже немного притормозить, чтобы не въехать ему в корму.  Андрей встрепенулся. 
— Мужики, поиграем с поляком? – обратился он к друзьям.
— Давай, – поддержал Женька – только сигарету выброси, а то, неровен час, на скорости огонь по салону разметает. 
— Ату его! – обрадовался Володя, тоже заскучавший в дороге. 
«Туарег» и «Инфинити» машины примерно одного класса, и их возможности на дороге отличаются не столько тем, что у них под капотом, сколько способностями «прокладки»  между рулем и сиденьем. 
Андрей загасил сигарету, закрыл окно и сел на хвост «Туарегу». Он не проявлял никакой агрессивности, просто ехал позади поляка на дистанции метров пять-шесть и в точности повторял его перестроения, не отставая и не обгоняя. Минут через десять поляк занервничал. Не всякому понравится, что у него на хвосте висит черный джип с русскими номерами и наглухо затонированными окнами. Только через лобовое стекло можно было смутно видеть крепких мужчин в салоне. Водитель нажал на газ и попытался оторваться. Скорость подпрыгнула до 150. 
Андрей тоже прибавил, сохраняя ранее взятую дистанцию.  Поляк занервничал еще больше и попытался уйти с помощью хорошо известного водителям приема «шашечки», то есть, перестраиваясь из ряда в ряд и вклиниваясь между попутными машинами.  Не тут-то было. Удивить московского водителя «шашечками», да еще на автобане, где дистанция между машинами в пять раз больше, чем в Москве, занятие безнадежное. «Инфинити» плотно висел на хвосте «Туарега», повторяя его маневры, удерживая заданный интервал. Впрочем, в зеркале заднего вида что пять метров, что один – разницы никакой.  Кажется, что радиатор идущей сзади машины вот-вот въедет тебе в заднюю дверь. 
Поляк, видимо, решил, что за ним погоня, и опять прибавил скорость. 160, 170, 180…  Он всё чаще метался из ряда в ряд, но «Инфинити» не отставал. 
— Ого-го-го! – ликовал на заднем сиденье Женька – Знай наших, Польша!
— Гони его, Михалыч, гони! – болел на правом пассажирском Володя, в азарте помолодевший лет на двадцать. 
— Интересно, — добавил Андрей – что он сейчас думает? Ишь, как засуетился.  

Стрелка спидометра перевалила за 190 и уверенно двигалась к отметке 200… «Туарег» дернулся в крайний левый ряд, но чуть не угодил под «порше» летевший в левом ряду на значительно большей скорости, и вынужден был резко притормозить.  Но сзади  на него неумолимо надвигался хищный оскал радиатора «Инфинити».   Андрей издалека заметил  в зеркале «порше» в левом ряду и был готов к такому развитию. Чуть снизив скорость,  он слегка отпустил «Туарега»  вперед. Поляк снова метнулся, на этот раз  в правый ряд, и резко затормозил, сбрасывая скорость.  В окне водительской двери «Туарега» мелькнуло перекошенное от напряжения лицо европейца. 
— Всё, Михалыч, отпускай его. Сдулся поляк, наша взяла!  - с гордостью отреагировал Володя. 
— Хватит машину насиловать – заволновался Женька, вспомнивший вдруг, что это его джип – а то до заправки не доедем, она ж на такой скорости бензин ведрами жрёт!

Андрей посмотрел на датчик уровня топлива и навигатор, сбросил скорость до 130 и хитро посмотрел на друзей:
— Надо поляку пузырь поставить на следующей заправке. Благодаря ему скуку развеяли и на час раньше графика в Загреб приедем, А если обед перенесем на ужин, то и на два. Так что, отпускаю его метров на триста-четыреста вперед и смотрю, где он на заправку нырнет.  Нам всё равно скоро заправляться, а бак у него такой же, тоже долго не проедет. 
— А что, неплохая идея – улыбнулся Володя – все равно нас в Загребе Грегор встречать будет, вместе с ним и поужинаем. 

Грегор был личностью в Хорватии известной. В недалеком прошлом – посол Хорватии в РФ, в недалеком будущем – кандидат в премьер-министры на предстоявших осенью выборах. Доктор экономических наук, академик, убежденный, что путь Хорватии к благоденствию лежит через сотрудничество с Россией.  Грегор прекрасно говорил по-русски и был связующим звеном между ними и банкирами, собиравшимися участвовать в их проекте.  

— К черту обед, едем напрямую в Загреб – решительно сказал Евгений Григорьевич – лучше больше времени с Грегором пообщаемся. Ты только за 140 теперь не разгоняйся, а через пару сотен километров я за руль сяду. 

— Окей – кивнул Андрей – но сначала заедем на заправку вслед за «Туарегом», покупаем там в магазине бутылку для поляка, а потом едем дальше. 
Когда Андрей на заправке подошел к водителю «Туарега» с бутылкой виски в руках, тот напрягся. Но после пары фраз и улыбки до ушей тоже рассмеялся и протянул руку. Сначала левую, за бутылкой, а потом правую для рукопожатия. 

Через час Андрей и Женя поменялись местами. Половина пути до Загреба была пройдена. Женька позвонил Грегору по громкой связи и сообщил, что расчетное время прибытия в город 17.00.
— Отлично! Я вас встречу на въезде в город и покажу дорогу до отеля. Молодцы, что раньше приедете! 
— Не надо встречать, Грегор, мы идем по навигатору, гостиницу  сами найдем.  Дай нам полчаса на размещение, а потом подъезжай, поужинаем и поговорим. 
— Окей, окей, — с едва слышным акцентом ответил Грегор – в полшестого я буду в лобби отеля. 
— Володь, пива хочешь? – раздался с заднего сиденья голос Андрея – Я на заправке холодного «Кромбахера» прихватил. Нам сегодня все равно больше не рулить. 
— «Кромбахер»?  Это тот самый, что мы с тобой в прошлом году по всему Франкфурту искали? Тёмный? Давай его сюда!
— Тоже мне, друзья, – пробурчал Женька – до Загреба потерпеть не можете? А если я слюной захлебнусь?
— А вы, товарисч водитель, — съехидничал Андрей – не отвлекайтесь от дороги, берегите свой джип и смотрите, не расплескайте наше пиво. 

Покончив с «Кромбахером», Андрей включил смартфон, ранее выключенный, чтобы не мешал вести машину, и открыл почту. Сразу же на индикаторе увидел пять новых входящих. Одно по работе в служебном ящике и четыре от неё в личном. «Надо же, — подумал он – за полдня четыре письма, вот дамочке неймется…» .  
Письма разнообразием содержания не отличались. Какое-то провинциальное сюсюканье и обязательный «бусь» в конце каждого.  Да еще дурацкие фотки собственноручно испеченных пирожков. Зачем? Чтобы показать, какая она хозяйка? А не рано ли? Еще бы рецепт к ним приложила.  

К тому же, он терпеть не мог всяких уменьшительных производных от его имени. Особенно раздражали Андрюся, Андрюсенька , Андрюсик.  Ну и еще обращения типа «котик», «зайчик» и тому подобные телячьи нежности. Уж кем-кем, а котиком на шестом десятке лет он себя никак не видел. В Любиных письмах присутствовал весь комплект. Как  будто они уже двадцать лет жили вместе. «Интересно, — попытался вспомнить Андрей – пятнадцать лет назад меня такие вещи тоже напрягали или старею? Да нет, тогда тоже  это бесило». 
Фамильярность Любы, знакомой пока только по письмам и фотографиям настораживала. Казалось, что в вагоне её головы кто-то сорвал стоп-кран и поезд без тормозов несется под уклон, а пассажиры безмятежно спят.
«Зачем тебе эта женщина? —  мысленно спросил он себя – Ты что, не видишь все эти странности? Посмотри, что она творит на вашем сайте. А если она тебе такой троллинг дома устроит? Мало было Ани?»

Действительно, судя по фото, которых к тому моменту набралась уже целая коллекция, Люба была чем-то внешне похожа на Аню, только на десять лет старше и шире в кости. Такие же пышные черные волосы, такой же немного хищный взгляд и такая же агрессия в общении с другими людьми. Да и шампанское Люба пила, по всей видимости, ничуть не меньше Ани. Андрей усмехнулся, вспомнив недавно присланную серию фото на фоне батареи бутылок шампанского. Люба с довольной физиономией сидела на полу своего то ли подвала, то ли бани в окружении дюжины бутылок. Да и речь её в письмах и на сайте иногда становилась настолько несвязной, что изобилие орфографических, грамматических и стилистических ошибок уже нельзя было списать на функцию Т9 смартфона. А её стихи… Трезвый человек такого писать не мог. Это же насколько нужно не чувствовать родной язык, чтобы собранные в одну кучу слова абсолютно теряли смысл? 
Вот этот момент был, пожалуй, самым сложным в зарождавшихся отношениях. Андрей по натуре был перфекционистом, убежденным, что если уж ты взялся писать стихи, то выучи правила и законы стихосложения, придерживайся заданного размера и ритма, не рифмуй палку с селедкой. Люба же писала, как бог на душу положит. А клал он ей так, что читатели просто умирали со смеху. Правда, смех был не над юмором автора, а над пафосом человека, не понимавшего, что пихту нельзя вставить в петлицу. 
Любу подкалывали, цитировали её неуклюжие строки, а она зверела и кидалась на «обидчиков», вместо того, чтобы засесть за учебники. 
Андрей и сам иногда не мог удержаться от желания написать смешную пародию на какую-нибудь особенно выдающуюся несуразность. Любины критики приходили «поржать» над пародией и начинался новый бой Руслана с головой.  Правда, одолеть голову этот Руслан в юбке не мог, потому что не очень дружил со своей собственной. 

«Нужно как-нибудь сделать на неё SWOT-анализ*, — с улыбкой подумал Андрей – но, на первый взгляд, количество слабых сторон и угроз явно перевешивает сильные моменты и возможности». 

Андрей выключил смартфон и задремал. До Загреба оставалась еще пара часов езды.  А там их ждал Грегор с какими-то новыми предложениями по финансированию проекта. 

______  
*SWOT (англ.) – Strengths (сильные стороны), Weaknesses (слабые стороны), Opportunities (возможности), Threats (угрозы) – метод первичного анализа бизнес-проекта, применяемый инвестором для оценки привлекательности. 

Послесловие:
Начало


Продолжение

Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу