ЗАБЫТАЯ СКАЗКА (страница 1 из 2)
Тип: Заметка
Раздел: Обо всем
Сборник: Новое - это хорошо забытое старое...
Автор:
Баллы: 14
Читатели: 685
Внесено на сайт:

ЗАБЫТАЯ СКАЗКА

«СКАЗКА О ГУСЛЯРЕ»

Когда я была маленькой, мне очень нравились сказки в стихах. А «Сказку о гусляре» я особенно любила. Написана она прекрасно, талантливо, с необыкновенной лёгкостью и каким-то особенным юмором, очень добрая, с интересным сюжетом и неожиданным концом… Я читала и перечитывала её, не знаю сколько раз. Но кого бы ни спросила об этой сказке – никто не знает. В интернете нашла упоминание об этой книге, как редкой букинистической 1961 года издания.

«Сказку о гусляре» написал, незаслуженно забытый в наше время автор – Евгений Петрович Редин.

В предисловии к его книге (Детгиз, 1961) написано:

Евгений Иванович Редин родился в 1882 году в селе Торопове, бывшей Калужской губернии, в семье учителя. С 1923 года Е.И. Редин занимался литературным трудом: работал в редакциях газет, в издательствах, занимался переводами, писал книги для детей.

Последние годы жизни Евгений Иванович посвятил стихотворной обработке русских народных сказок. Стихотворное переложение «Сказки о гусляре» Редин закончил незадолго до смерти и передал рукопись Детгизу.

Евгений Иванович Редин умер в 1957 году.


Вот отрывки из его «Сказки о гусляре»:

В стародавней старине,
В недалёкой стороне,
Коли сказка не обман,
Правил царством царь Иван.

Проходили дни за днями,
Годы плыли за годами, -
Вдруг беда! Чужой гонец
Прибыл в царский во дворец
От заморского султана
С грамотою для Ивана.
Пишет в ней султан Махмет:
«Вот скоро сорок лет,
Как в моё ль султанство славно
Шлют мне подати исправно
И цари и короли
Ото всех краёв земли –
Хлеб и злато, мех и ткани.
Ты один не вносишь дани.
Не расплатишься со мной,
На тебя пойду войной.
Разорю твою столицу,
А тебя, царь, и царицу
Заберу себе в полон
До скончания времён».

Царь с царицей Анастасьей
Порешили в одночасье
Дань Махмету не давать,
А с гонцом ему послать
Из болота лягушонка,
Из Дунай-реки щурёнка,
Из норы степной сурка,
Да перо от ястребка,
Да десяток стрел точёных,
В царской кузне закалённых.
Дескать, если ваша рать
Будет прыгать и скакать
По болотам, как лягушки,
Лазать в норы, как зверушки,
Птицей по небу летать,
Щукой реки проплывать,
То тогда с тобой, злодеем,
Мы расправиться сумеем –
Ни один отсюда цел
Не уйдёт от наших стрел.

В государстве басурманском
Во дворце своём султанском
Взъерепенился Махмет,
Получив такой ответ.
Он на всех ногами топал,
А гонца в тюрьму ухлопал,
Стол хрустальный расколол,
Янычар перепорол,
Пять министров в три минуты
Присудил он к смерти лютой
И у визиря едва
Уцелела голова.
Десять дней Махмет ярился,
А когда остепенился,
На суда велел сажать
Многотысячную рать
И за морем-океаном
Воевать с царём Иваном…


…Царь тем часом не дремал,
Войско крепкое собрал
И, предвидя злую сечу,
Сам пошёл орде навстречу…

…он решил с врагами
Биться ратником простым –
В честь себе, в пример другим…


Была жестокая битва, «басурман легло без счёту, мы отбили им охоту нашу землю воевать – впредь не сунутся опять!» А царь пропал, его искали семь дней, но так и не нашли ни в живых, ни в мёртвых – видимо, он попал в плен.


…В государстве басурманском
Во дворце своём султанском
Заскучал султан Махмет –
Опостылел белый свет.
Басурманских войск остатки
Воротились в беспорядке.
Да из тех, кто уцелел,
Мало кто остался цел –
Не убит, так покалечен.
Похвалиться вовсе нечем,
Нет поживы никакой, -
В плен лишь ратник взят простой.
Он в одежде был неважной,
Домотканой да сермяжной,
И не знал Махмет-султан,
Что в плену – сам царь Иван.
Царь с врагом геройски бился,
Но от войска отдалился,
Был погоней увлечён,
И попал в засаду он.
Сила ломит и солому!
Может, вышло б по-иному,
Да одним из басурман
Ловко брошен был аркан,
И ремень в разгаре сечи
Охватил царёвы плечи.
Так толпою басурман
Полонён был царь Иван.
Он, понятно, опасался,
Ни пред кем не открывался,
Чтоб негаданно ему
Не попасть навек в тюрьму
Да не сгнить в темнице душной.
Царь работать на конюшне
Послан был и стал рабом.
Вот и всё пока о нём.  


Над столицей басурманской
Расписной дворец султанский
Возвышался до небес.
Много было в нём чудес,
Всяких выдумок затейных…

…но, с тех пор как рать султана
Из-за моря океана
Еле ноги унесла,
Он забросил все дела,
Позабыл про развлеченья,
Заболел от огорченья,
Потерял покой и сон…

…Сто раз солнце закатилось,
Три луны переменилось,
А султан лежал один
Да глядел на балдахин,
И не мылся и не брился.
Наконец, визирь решился –
В почивальню он вошёл
И такую речь повёл:
«Повелитель правоверных,
Властелин земель безмерных,
О пресветлый падишах!
Да хранит тебя аллах!
Повели тебе о чуде
Рассказать. О чуде люди
Говорят по всей стране.
Преклони свой слух ко мне!»…


Визирь рассказывает о старом гусляре, который каждое утро приходит на базар, садится под чинарой и играет на гуслях. И «ничего на целом свете той игры прекрасней нет!»


…Смолк визирь. Султан угрюмо
Проворчал: «Не много ль шума
Из-за чуда твоего?
Приведи ко мне его,
Буду ждать тебя в беседке.
Чудеса-то стали редки!»…

…Вот и сад. Гусляр дивится:
Явь ли это или снится?!.
Чудесами полон сад.
Колокольцы в нём звенят,
Распевают птицы песни,
Бьют фонтаны в поднебесье,
Бродят в замках слюдяных
Стайки рыбок золотых,
Под скалою, как в берлоге,
Ворошатся осьминоги,
Пастью щёлкнул крокодил.
И старик гусляр спросил,
Увидавши крокодила:
«Это что за щучье рыло?»
Но визирь ему в ответ
Прошептал: «Султан Махмет!»
И в беседке у фонтана
Увидал гусляр султана.
На визиря он глядит,
На визиря он рычит:
«Нечестивец шелудивый,
Пёс дрянной, ишак паршивый!
Больше часа здесь в саду
Я тебя, собака, жду!
Чай, не за версту базар.
Прочь, поди!.. Играй, гусляр!»

Старый, дряхлый, бородатый,
В шапке рваной и лохматой,
В пестрядиновых штанах,
В сбитых липовых лаптях,
В зипунишке захудалом,
В армячишке обветшалом
С удивленьем старый дед
Слушал, как рычал Махмет.
Он султану поклонился,
На ступеньку опустился,
Тихо струны перебрал,
Подождал и заиграл.
Струны пели, рокотали,
То звенели, то вздыхали,
Рассыпались серебром,
Затихали, а потом
Вновь росли и крепли звуки,
Словно старческие руки
Силу дивную таят,
И умолк султанский сад –
Гуслям всё вокруг внимало.
Ветерка как не бывало,
Колокольцы не звенят,
Птицы слушают, молчат,
Не резвятся обезьяны,
Перестали бить фонтаны,
А недвижный крокодил
Крокодильи слёзы лил.
Даже рыбки золотые
Стали, словно неживые.
Замер, слушая, султан.
Дивных звуков океан
Лился, сердце облегчая.
Отошла тоска глухая,
Просветлел суровый лик.

Три часа играл старик,
А как только он умолкнул,
Соловей тихонько щёлкнул,
Начиная песнь свою;
Отвечая соловью,
Петь другие птицы стали,
Затрещали, засвистали, -
Шумом, гамом полон сад;
Колокольцы вновь звенят,
Разорались обезьяны,
К небесам взвились фонтаны,
Стайки рыбок – кто куда…
И султан сказал тогда:
«Вижу, гусли – не забава,
Честь тебе, гусляр, и слава!
Ты скажи мне, где живёшь
Да какую жизнь ведёшь?»
Отвечал старик Махмету:
«Я, султан, брожу по свету.
Где народ – туда и я,
Кормят гусельки меня.
Людям радость доставляю
И живу – забот не знаю.
Да подолгу не сижу –
Погощу и ухожу».
А султан ему: «Ну что же,
У меня будь гостем тоже.
Во дворце ты будешь жить,
В платье шёлковом ходить
С оторочкою парчовой,
На перине спать пуховой,
Есть и пить на серебре
И считаться при дворе
Наравне с самим визирем.
Будешь в холе жить и в мире
И за то меня порой
Ублажать своей игрой».
Дед ответил осторожно:
«Погостить, конечно, можно,
А насчёт посул твоих –
Обойдусь, султан, без них.
Мне перина непривычна –
Я на лавке сплю отлично;
И о сладком не пекусь –
Был бы квас да хлеба кус;
И шелка мне не по летам…
Беспокоюсь не об этом,
А с визирем наравне
Не пришлось бы слушать мне,
Как бранишься ты неладно, -
Очень будет мне досадно», -
«Можешь быть спокоен, дед, -
Говорит ему Махмет. –
Уж доверься ты султану –
Обижать тебя не стану;
Месяц, год ли протечёт,
Будешь знать один почёт.
От меня не жди худого.
А бродить захочешь снова,
Слова против не скажу,
Отпущу и награжу».
Дед в раздумье почесался,
Повздыхал, да и остался…

…Ласточками дни летели…
Пролетели три недели,
И бродяге-гусляру
Стал дворец не по нутру…


Султан согласился его отпустить и даже предложил награду.


…А старик ему в ответ:
«Для меня нужды в том нет.
Если ж хочешь сделать милость,
Мне б другое пригодилось:
Стар я, немощен и слаб, -
Нужен мне в дорогу раб,
Чтобы нёс он за спиною
Гусли звончаты за мною
И ещё в пути моём
Пособил бы кое в чём.
Да со спутником в дороге
Веселей идут и ноги».

…Гусляра в дорогу сборы
Незатейливы и скоры:
Гусли с сумкой – весь удел.
А раба он приглядел
На конюшне у султана.
Собрались и утром рано
В путь отправились вдвоём
Дед с подаренным рабом.
Впереди старик шагает,
Что-то под нос напевает,
А за дедом раб идёт,
Гусли звончаты несёт.

Говорится сказка скоро,
А идти не больно споро…

Долго ль шли они, о том,
Коль не знаем, добрым людям
Мы, конечно, врать не будем…

Как-то раз погожим днём
Вышел дед с своим рабом
На простор реки широкой,
Полноводной и глубокой…

На раба старик косится –
У раба слеза катится…
«Что с тобою? – дед спросил. –
Иль по дому загрустил?»
Тихо раб ему ответил:
«Мне места знакомы эти.
За рекой страну мою
Я отсюда узнаю.
Тайну я тебе открою:
Здесь не раб перед тобою,
А земель заречных царь,
Православный государь.
Видишь ты царя Ивана!
Я в плену был у султана.
Больно зол Махмет на нас!
Ты царя от смерти спас.
Велика твоя услуга, -
Будь же мне заместо друга!»
Усмехнулся тут старик:
«Я к царям-то не привык.
Ну, да это всё едино –
Был султан мне господином,
Так царю не грех служить…
Мне, что ль, гусли-то тащить?..»
«Нет, за гусли я в ответе, -
Царь Иван ему ответил. –
Утруждать тебя не гоже –
Я сильней и помоложе,
Пусть уж буду до двора
Я рабом у гусляра».

…А уж весть летит вперёд,
Что из плена царь идёт.

Взволновалась вся столица…
У ворот народ толпится –
И бояре, и дьяки,
И простые мужики.
Всем царя увидеть надо,
Все царю Ивану рады,
И спешит вперёд скорей
Воевода Елисей.


Воевода рассказал царю, что он правил в его отсутствие царством, а царица пропала неизвестно куда.


Царь ужасно осерчал,
Осерчал и закричал:
«Пусть ярыжки всюду рыщут
Да царицу мне разыщут!
Не иголочка ж она –
Государева жена!
Коль повинна предо мной,
В монастырь сошлю глухой,
Чтобы вольничать не смела.
А покуда суть да дело,
На почётном на пиру
Честь окажем гусляру…»

Смотрит – где же старый дед?
А его простыл и след.
Царь кругом повсюду глянул,
Но гусляр как в воду канул.
Видно, правда, что старик
К царской жизни не привык.
Без него пошли в палаты,
А в палатах пир богатый
Государя ожидал.
Вот и входят в тронный зал.
Глядь – и ахнули все вместе:
На царицыном-то месте,
В кресле чиста серебра,
Видят деда-гусляра…


Царь удивился, бояре зароптали…


Дед в ответ: «Коль молвить здраво,
Я на трон имею право:
Где царица, там гусляр,
А старик совсем не стар».
Царь нахмурился немного
И промолвил, но не строго:
«Вздор ты, дедушка, несёшь!
Иль загадки задаёшь?
Притчей нас потешить хочешь
Иль пустое что бормочешь?..»

С трона тут гусляр поднялся
Да тихонько рассмеялся
И сказал: «О, государь!
Привечал меня ты встарь.
Что ж теперь не


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     00:43 17.11.2013 (1)
Вот это да! Как читается, как песня поется, как вода струится речь, трудно перевести дыхание и остановиться. Спасибо. Я не читал и не слыхал этой сказки. Ей богу стыдно! Случайно попал на эту страницу и рад. Спасибо. Люблю сказки и сам немного пишу, когда настроение сказочное. Но Гусляр! Спасибо Вам и Редину.
     13:12 03.12.2013 (1)
Спасибо вам, Виктор, что вы оценили моего любимого всеми забытого Редина.
Если вам действительно понравилось, то там есть ещё одна заметка под названием "Ещё одна забытая сказка", в ней - стихотворное переложение Рединым "Лягушки-царевны". Написано замечательно, а юмор какой...
     14:40 03.12.2013
Спасибо! Обязательно прочитаю. НО. Алаверды! У меня есть иронически-веселый рассказ "Хроника пикирующего курортника" и эссишко "Смутное время". НЕ пожалеете. Заходите в гости. Ждю.  
     00:40 13.06.2013 (1)
Спасибо... Я знаю - мы ещё пока русские, мы ещё живы...

            Спаси Бог Вас, низко кланяюсь Вам....
     22:36 13.06.2013 (1)
Конечно, живы. У нас ещё вся жизнь впереди... Будьте счастливы, удачи.
     23:31 13.06.2013
Реклама