Мракобесы - 2. Игрушечный мир.
Тип: Заметка
Раздел: Обо всем
Сборник: Экономика и политика
Автор:
Читатели: 368
Внесено на сайт:

Мракобесы - 2. Игрушечный мир.

________________________________________________________________________________________



ИГРУШЕЧНЫЙ МИР


Наблюдая поступки современных людей, все чаще ловишь себя на мысли, что их поступки  крайне нерациональны. Поражает детскость восприятия мира казалось бы взрослыми людьми. Афиши и прилавки  ломятся от изобилияне только отделочных материалов и сантехники, но и от множества на первый взгляд совершенно ненужных вещей. Такое впечатление, что современного человека более всего интересуют моющие средства, дезодоранты, автомобили и сто сортов майонеза, и, как следствие, таблетки для похудания.
А причины этого явления очень просты: производство ради производства, ради прибыли любой ценой. Но производство не может существовать без спроса на товары, то есть без потребления.
И необходимость потреблять все и всеми отверстиями внушается современному  человеку везде и всюду.
Маркетинг не такое уж новое явления, так или иначе, он существовал всегда. В 70-е годы маркетинг и сам превратился чуть ли не в основное средство производства сначала в США, а потом и во всем мире.

Маркетинг часто отожествляют с дизайном, но это не совсем так.
И не следует думать, что наши предки были такими уж лопухами в этом деле. Художественное и инженерное проектирование, и его синонимы – инженерная психология, эргономика, индастрил-дизайн или просто – дизайн тоже существовали всегда, но в иных формах.  

Дизайн – это отнюдь не воплощение изысканного вкуса, а преподавание творческих дисциплин и истории искусства в художественно-промышленных академиях напрямую не способствуют приданию промышленным изделиям совершенной формы или, проще говоря, эстетических достоинств через их внешний вид. Дизайнера едва ли заинтересует количество заклепок на джинсах на заднице кинозвезды. Хороший вкус ведь приходит от понимания мира, а не от написания известного количества натюрмортов или пейзажей. Иначе можно построить примерно такой ряд: сначала «некто» писал акварелью и весьма успешно, затем он придумал сногсшибательную кофеварку, потом еще и автомобиль, и апартаменты для самого президента… список можно продолжить…

Но не следует и забывать, что художник-проектировщик, как правило, работает не в одиночку, а в коллективе и призван удовлетворять потребности сразу большого количества людей. Здесь сразу возникает проблема, – работая на массового потребителя, проектировщик, так или иначе, будет вынужден потакать дурному вкусу.

Практические навыки в искусстве, история искусств и философия в программе обучаемых диктуются не только очень широкой областью их применения в будущем, но и самой сущностью художественного проектирования. Художник, поэт, музыкант придает форму некой сущности, заключенной в предмете его творения – здесь нет противоречий.

Уже в 60-е годы минувшего столетия мир как бы отряхнулся от последствий минувшей мировой войны, от разрухи, продуктовых карточек и дефицита самых необходимых товаров потребления.
Люди обрели кров, приличную одежду, еду и даже некоторые  предметы престижного потребления – кто телевизор, а кто и автомобиль. Научно-технический прогресс стремительно развивался, чему способствовала и гонка вооружений времен холодной войны. Производство становилось все более совершенным, росли производительность труда и зарплата.
И тогда системный капитализм, казавшийся таким незыблемым, забил тревогу…

Феодалу ведь не нужна прибыль до одурения и икоты, и он не станет расширять свое производство без крайней нужды – у него довольно иных ценностей, –  например, привилегированное положение в обществе и власть, литература и искусство, возможность организовать свой досуг.
Трудящиеся тоже не желают ни расширять чье-то производство, ни управлять им – их интересует заработная плата, теплое жилье и достаточно простые развлечения. Прибыль безо всяких ограничений необходима только буржуазии, как производственной, так и финансовой – за деньги можно купить все, даже княжеский титул, можно купить много дорогих вещей доселе доступных только аристократам, можно купить и власть – надо только заплатить соответствующую цену. Буржуазия ведь тоже существовала всегда, то есть с того момента, когда воевать оказалось менее выгодно, чем торговать. Война требует значительных затрат и может не принести ожидаемой прибыли (добычи), война вообще дело опасное.  Побежденная сторона не получает зарплаты и только платит дань в пределах своих возможностей. А вот торговля в эпоху неравномерного развития капитализма приносила огромные барыши.

Еще в 60-е году ХХ века высоко ценились физики и математики, о них снимались фильмы и писались романы, казалось и покорение космического пространства, и полеты на другие планеты не за горами.
«И на Марсе будут яблони цвести» – пели энтузиасты конца 50-х – начала 60-х годов. Увы, не будут. Пришли новые времена и новые фантазеры.
Стройных и коротко постриженных молодых американцев первых послевоенных лет сменили длинноволосые хиппи, поколения рок-н-ролла и пепси-колы, наркоманы и паразиты. Американская мечта иметь собственный миллион как будто осталась, но заработать его честным трудом становилось все меньше желающих. Удача, успех, везение заполняют умы современных вундеркиндов, но только не упорный труд и согласие довольствоваться лишь самым необходимым.

Смена духовных и эстетических ценностей на их игровую модель произошла не на рубеже  90-х годов,
как думают некоторые.
В СССР, да и во всем мире последние надежды на светлое будущее стали улетучиваться уже в начале 60-х, что примерно соответствовало хрущевской денежной реформе 1961 года. Перемены не заставили себя ждать, стали расти цены на основные товары и продукты питания, распределительная система постепенно сменялась рыночной и последствия этой авантюры мы ощущаем теперь и в полной мере. Толстый, лысый дурак, по сути, развалил великую державу, но долгое время страна еще двигалась по инерции вперед, не чуя под собой ног и как говорится без царя в голове. Догнать и перегнать любой ценой, –  чертовски здорово сказано, не хватало сказать только каким образом это можно сделать, а вот для этого ума уже не хватило. Началось тупое копирование «западных ценностей», но не обвально, что довольно скоро должно было вызвать негативную реакцию населения, а дозировано и совершенно бездумно. Взрослый человек с интеллектом ребенка всегда нуждается в игрушках, такими игрушками стали джинсы или иной какой импортный ширпотреб, что сразу отодвинуло на второй план и неизведанные арктические просторы, и яблони цветущие на Марсе.

Эпоха постмодерна – это отнюдь не прерогатива искусства и литературы.
Модернисты во все времена были заражены авангардистскими идеями и поисками новизны, часто приводящими к упадку и гибели культур. Постмодерн покончил и с этими предрассудками – если ничего нового уже невозможно придумать, то в него можно поверить или просто поиграть.
И паттерны «нового мышления» постепенно внедрялись в сознание людей, – этого требовал начинающийся глобальный кризис системного капитализма.

Рост производительности труда стал заметно опережать рост денежных средств населения и его покупательную способность. Капитализм преодолел начальную стадию своего развития вместе с ее неравномерностью, монополистический системный капитализм больше не мог извлекать прибыль из воздуха с помощью неадекватного обмена товаров и сырья с неразвитыми странами, а массовое производство требовало минимальных издержек и постепенно перемещалось в страны с наиболее благоприятным климатом и традиционно низкой оплатой труда. Казалось бы, проблема решена и «золотой миллиард» может жить комфортно и не слишком себя утруждая, место рабочего и инженера займут управляющие и менеджеры. Так, да не так.

Всех наличных денег у населения даже развитых стран все равно не хватит, чтобы оплатить все произведенное в мире под контролем тех же самых капиталистов. Не будет и прибыли. Производство стагнирует, да и нет уже того производства, – весь ширпотреб производится в третьем мире, а ширпотреб это основная статья дохода от массового производства, высокие технологии и наукоемкие проекты занимают весьма незначительную нишу в этом процессе и спрос на них ограничен потребностями не всего населения, а лишь некоторой его части.


Мало научить обезьяну перепробовать все сорта бананов – надо еще заставить обезьяну за все это заплатить. Но деньги, как не крути, это эквивалент не только стоимости, но и труда. Можно заставить обезьяну работать, но кто будет потреблять все ею произведенное? Сам капиталист этого сделать не может. Тогда кому нужен весь этот мартышкин труд? Капитализм никогда не преследовал цели удовлетворить потребности человечества, капитализму необходимо удовлетворить в первую очередь свои собственные потребности.
А потребности капиталиста сводятся к получению прибыли и сохранению и преумножению первоначального капитала. В противном случае конкуренты не заставят себя ждать. Ведь капитал – это не счет в банке, тем более что банки обладают очень интересной способностью не только появляться, но и исчезать. Капитал – это в первую очередь средства производства, которые должны работать, и на них не купишь бананов или билет на проезд в Вечное Благополучие.

И тогда на сцену выходит его величество Ссудный Процент от кредита, для погашения которого потребуется новый кредит, за ним следующий и так почти до бесконечности – забавная игра, как для обезьян третьего тысячелетия, так и для их поводырей. Деньги утрачивают свою первоначальную ценность и становятся элементом виртуальной игры, наличность легко заменяется на банковские кредитные карты, а борьба за существование в этой новой реальности происходит на Поле Чудес в Стране Дураков.














.


Оценка произведения:
Разное:
Реклама