Стихотворение «Маленький принц»
Тип: Стихотворение
Раздел: Лирика
Тематика: Философская лирика
Сборник: Любимые стихи Пьеро
Автор:
Баллы: 93
Читатели: 490 +4
Дата:

Маленький принц

Ушастый лис, вдохнувший пыль кулис,
чихает, сморщив нос, смешно зафыркав:
"Не то пальто. И шапито не то.
И подсадные из соседних цирков".

Мой рыжик щурит сонные глаза,
обзёвывая вытертую шаль:
"Земля обречена на чудеса.
Они придут. Ты только не мешай".

Поддержка автора:Если Вам нравится творчество Автора, то Вы можете оказать ему материальную поддержку
Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     11:09 18.12.2023
Кратко, глубоко, грустно и красиво!  Здорово!
     18:45 11.08.2023
У меня украла "Маленького принца" соседка с воровской кличкой Артистка.
Я купила симпатичное издание на книжной ярмарке... Артистка много книг у нас стырила (неужели читает?!) Она не возвращает ничего. Это миф. Только, если ей пригрозят. Но чуда нет. И моего "Принца" нет. И кучи нужных мне вещей нет...
А вы знаете, что Экзюпери написал "Принца" в Нью-Йорке? Он жил в Пентхаузе высотки  на 21-ом этаже возле Централ парка. Два года прожил в НЙ , не хотел учить английский язык. Меня почему-то последний факт радует.
Хороший ваш стих, с добрым настроением. Позитивный.
     21:30 11.08.2023
Просто невероятно! Браво!
     22:42 21.07.2023
Как глубоко и грустно! Браво!
     09:52 16.04.2023 (1)
Великолепно! Разочарование, ожидание, грусть, надежда -- все уместилось в строчках... И ещё что-то сокровенное, не прирученное!
Гость      10:22 16.04.2023 (1)
Комментарий удален
     20:44 18.04.2023 (1)
/
Тут загадка весьма простая. Люблю Сент-Экса, как своего личного Иисуса. "Le petit prince" перечитываю раз в полгода... в среднем)))  Как и вы, я пользуюсь помощью героев Антуана де Сент-Экзюпери))) Бывает -- цитирую их слова, явно или скрыто. Но самое интересное - вытащить на авансцену читательского восприятия и моделирования, персонаж, как действующее лицо. Подумаешь, он герой "не моего романа". Да ведь у нас один роман на всех - смертных и бессмертных, людей и зверей, богов и чертенят, мужчин и женщин, стариков и детей, придуманных жителей и придуманных так давно, что пройдя через века и тома огромного романа жизни, вымышленные обрели "и плоть, и страсть", а другие, жившие  не так уж давно, превратились в анекдоты, поговорки, шутки - их частная вероятность съехала к нулю. Они и сами-то не особенно верят в свою экзистенцию, оттого что шили себя белыми нитками, на скорую руку, без замыслов и планов, на три жизни вперед. Но, если, действующее лицо продумано, на весь ум, и всю совесть -- герой станет Героем, а со временем удивит автора до невозможности и более того. Александр Дюма, заключил благородное пари, что три стрелка-выпивохи и молодой искатель приключений на свою ж... или, всё-таки, на голову, будут известны на всю Францию? В минуты маниакальных просветлений и работы фантазии в режиме "полный форсаж", явились в материальный мир призраки, числом четыре. И чем точнее и правдивее было гусиное перо в руке Мастера, тем больше деталей соединялись в картины человеческих образов. Три и один стали легендой Франции. Неуклюжий от сдержанной силы нормандец, самую малость туповатый и медленный, иногда ему нужно сказать дважды - так он сделает вчетверо и в десятеро отобедает с бочонком бургундского. Невысокий ростом, изящный сердцеед, с миниатюрными ступнями ног и кистями рук, на которых от работы шпагой выступают синие вены, уродуя совершенство рук, не занятых никаким полезным делом. Такой парень опасен до крайности, его парфюм настоян на ядах,, интригах, золоте, воске церковных свеч и легком букете утренних ароматов будуара некоей К.Б.Т. .. тише, прошу вас, сударь... еще тише... вы слышите, как скользит по коврам, ядовитая змея. Не думайте, что видите разноцветную ленту из шелка, расшитую неяркими узорами из священных слов и секретных криптограмм, складывающихся в список содеянных грехов. воздев ладони к небесам, старый юноша ждет отлива крови. И когда нежные руки побелеют и обретут изящество контуров и ювелирную точность жестов, итальянец готов к вашим услугам. Мальчика воспитывали при папском дворе, в священном Ватикане, там в моде хрупкие юноши с длинными шелковистыми волосами. Он был старательным учеником и умел, практически всё - петь латинские псалмы, ублажать привередливых аристократок, переспорить любого противника в теологическом споре, равно как и перепить всех друзей, особенно, если предметом и наградой служило бродящее бегом молодое кьянти. Все равно потом выяснится, что итальянский молодой монах тут вовсе не присутствовал, и не знал ничего дурного об этих, проткнутых рапирой насквозь, милых господах... кажется, там. справа лежит мертвый гугенот из Ла-Рошели, а ближе - палач из города Лилль... тише, ради всего святого... только вчера, последний судья был верным сыном Единой и Святой Кафолической Церкви... так получилось! А кто подтвердит алиби ловкача? Мы с Римским папой до утра играли в шашки, спросите у Его Святейшества, коли вам жизнь надоела. Ни папу, ни маму, никто спрашивать бы не стал - патологические лгуны с хроническим раздвоением личности... Вот слову третьего персонажа верили безоговорочно и стопроцентно. Когда бы он сказал, что завтра, по его приказу, над Лувром с обеда и до вечера будет идти дождь, никто бы даже не пошёл проверять. Сказано - дождь, значит дождь. Вечером, на охрану дворца заступала гвардейская рота г-на Дезессара... не знаю, как рядовой состав, но зять г-на Де Труавилля непременно прихватил бы с собой голландский Zonnedeck. Оскорбленный всем миром, слишком честный и целомудренный граф не на шутку обиделся на шутку. Вот и каламбур спроворился!!! А что там граф? Пользуясь накаленной военной обстановкой, граф, абсолютно честно, организовал казнь своей неверной супруги руками лучших друзей. Правильно - все поработали за одного. Судя по произношению, повадкам и дресс-коду, наконец-то нам встретился настоящий француз. Территория залегания - Иль-де-Франс, то есть центральная часть королевства франков. В мультике галлы, и это не одно и тоже. Все благородные черты сохранились только у северян. Благородный феодал очень благородно приближает свою белую горячку. Хронический алкоголизм уже есть. Симптомы наличествуют. Какие? Например, скудость словарного запаса и затрудненность речи. Наследник Гийома де Машо, Оливье Де Ла Марша, Франсуа Де Бельфора, разговаривает с друзьями обрывками фраз. Для ординарца слов не осталось, бедняге только жесты. Граф щелкает пальцами, косит глазами, кивает головой во все стороны. Не понял? В зубы и в поддых. Исключительно благородно. Породистый стрелок из мушкета врёт под присягой, практикует самосуд, ежеминутно пьян до изумления. Маразм крепок настолько, что телохранитель монарха не всегда помнит, в какой руке принято держать шпагу. Пик немотивированного поведения - отказ от патента на звание лейтенанта от кавалерии. Мол, графу мало, а для алкоголика на коне - многовато. Объективное описание формирования внутренней субличности. Граф Два активно спорит с Графом Один, влезает в его жизнь, навязчиво излагает историю своей женитьбы на проститутке. Девиз наследственного алкоголика - ce n'est pas la peine. Мол, все в мире пустяки, не стоящие внимания. Вот и добрались до четвертого соучастника. Определяя его национальный, социальный и культурный статус. В Лувр он явился прямо из Аквитании, сделав небольшую остановку в райцентре Менг. Его родной язык дружно не понимала Вся Европа. Не семитский. Не кельтский. Не романский. Не германский. Не славянский. Не финно-угорский. Не греческий и не латинский. Существование родственной лингвистики отнимало последние шансы на идентификацию языка и народа. Стоите? Лучше сядьте. Будущего маршала Франции, без переводчика, поняли бы в высокогорных грузинских и армянских общинах. Профессия молодого Шарля, теперь преследуется по закону во всем мире. В семнадцатом веке, молодого всадника на зеленой лошади, называли "гасконец". Сегодня, молодого человека с рюкзаком тротила, в Европе называют "террорист". Французом, черноволосый юноша, не был и не считался!
Итоговый вопрос. Можно ли считать четырех стрелков из мушкета, отражением и воплощением доблести французов, преданности французов, храбрости французов, чести французов, патриотизма французов, благородства французов, бескорыстия французов?
Гость      20:49 18.04.2023 (2)
Комментарий удален
     23:48 18.04.2023
Ночь накануне Рождества.

                                                                                                                    Гуляет ветер, порхает снег.
                                                                                                                    Идут двенадцать человек.
                                                                                                                                                      А. Блок


Роняя редкие удары, каминный «Мозер», времен царских,
Неторопливо и пространно, провозглашает, что день умер.
Он был прекрасен, чист и ясен. Двенадцать из Капернаума,
Бредут застывшими дворами, дыша морозом петроградским.

Полночный час, неясный, темный, бессловья и безличья полон.
Тягучий колокол напомнил былых признаний лихорадку.
Гадалка Ночь, смеясь, открыла обманутых надежд загадку,
Вновь обещает мир в аренду, пришпорив сердца тайный голод.

На грязных пятках наалаи. Фелонь с изорванным подолом.
Седой Фома и брат Фаддеев оглохли от людского шума.
В пути замерзли и устали, двенадцать из Капернаума.
Шауль запутался неловко в чужой шинели долгополой.

Всецарь до смерти занемог, любовной слепотой плененный,
Не нужен свет, не нужен Бог. Хор запахов и звуков ворох:
Волчица Ночь сладка, как кровь, обманчива, как шелка шорох.
Гипноз из масла черных роз, в огне кальяна растворенный.

Вот мы пришли! Да неужели? Хвала Творцу! Как точный адрес?
Пергамен трубочкой сыщите! Так он пропал? Ты сам подумай!
Ругались, на Большой Пушкарской, двенадцать из Капернаума,
Покуда Левий, за подкладкой, не отыскал его, мытарясь.

Глумливо бытие и ложно, мой неумелый подмастерье!
Ведь зорко в мире только сердце, а форма лишь подлог ужасный,
Так объяснил однажды ночью, мой собеседник рыже-красный.
Ревнуешь, Джезо? Перестань! Обычный старый лис, поверь мне!

По лестнице крутой и скользкой, апостолы взошли на небо,
Почти что. Так им показалось. Топтались у дверей бездумно,
Спасителя спасать собрались, двенадцать из Капернаума.
Пришли к нему на день рожденья, отведать и вина, и хлеба.

Не верю рыжим я совсем. Для них нет ни добра, ни худа.
Мне казначей твердил всегда, что деньги тлен, от них беда,
За тридцать продал, как раба! Я заплатил – осёл, вино, еда.
Кто внес Кайафе серебро тогда? Пилат и я. Развел нас Иехуда!

Ай-зох-н-вэй! Сидим, зеваем, а на дворе, бикицер, утро!
Кадиш давайте прочитаем или споем, как у Нахума!
Шумели, спорили, гадали, двенадцать из Капернаума,
В какой же стороне, скажите, Ерушалим наш святомудрый?

Сестренка Ночь, душа больная, пора ли нам наполнить чаши,
Прекраснейшим вином на свете? Лоза сто лет плодоносила,
Год Юбилея, цвет рубина, медовый вкус и солнца сила.
Так Эрец Исраэль пьянит - вином тоски о смерти нашей.

Ахот, достаточно ли яду, в кувшин с вином ты положила?
Центурию врагов возможно в огонь Шеола переправить!
Вот шекели, глаза прикрой, в менору надо свечки вставить.
Сломай диван. Спроси у ребе - как Богу верить не по лжи нам?

Ты слышишь? Там стучат! Вино закрой, затисни пробку туже!
Ну кто тут? -- С днем рожденья, Равви! - Шолом, еврейские бродяги!
Подальше унеси и спрячь …  Марк, не хватай, кислее браги!
Хаверы, там в бочонке пиво! Баварского на вкус не хуже!

Был мазлтов, и был лэхайим. Обнявшись, фрейлех танцевали.
Учитель, время не теряя, всех научил, как петь «Семь Сорок».
За стол уселись, вечеряя. Настало время разговоров.
Поднялись двое, Шимон с Кифой, и в тишине они сказали:

Иешуа, любимый Равви, ты наша жизнь, ты боль, ты радость!
Прости, мы знаем об отраве, о том, что ты уйти задумал.
Отец стези наши направил. Двенадцать из Капернаума
Свои непрожитые дни в дар принесли. Живи не в тягость!

Беседа выдалась недолгой. Иоханан, дымя махоркой,
Вдруг застонал совсем негромко, как будто сон плохой увидел,
Застыл навек в начале строчки, похож на «алеф» в алфавите.
Мамаша Смерть счета закрыла, всех уравнял напиток горький.

Иисус давно так не молился… «Отец, прости, мне пулю впору!»
Суму на плечи, посох длинный, для малышей пакет изюма.
Прощался с каждым, в лоб целуя, двенадцать из Капернаума.
Мезузу тронул, запер дверь, и ключ повесил в жилконтору.

Христос ушел Большой Пушкарской, к Распятью, как на торжество.
Провозгласил всем «Мозер» царский, что наступило Рождество!
     23:37 18.04.2023
Кого подозревали и что теперь знаете?
     20:05 09.04.2023
лис почуял фальшь, что все подсадное. Чудеса все равно придут
     03:59 26.10.2022
Очень  хорошо и по-доброму написано!
     22:31 30.08.2022
На Земле уже есть чудеса... Но, наверное не каждый их видит)
Чудесный рыжий пушистик) 
Спасибо за сказку, Автор!
     07:06 25.08.2022
Очень симпатичное и зримое стихо, а "обзевывая" — просто обалденный неологизм. Браво!
P.S.: Уважаемый/ая Цикада, Вы хоть намекните: Вы — мужчина или женщина, чтобы знать, хотя бы, в каком роде обращаться! А пока дарю и цветы и пиво))
     08:59 11.08.2022
Реклама