Необычное путешествие. Глава 17. Монастыри (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фэнтези
Сборник: Необычное путешествие
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 28
Внесено на сайт:
Действия:
«17»
монастырь Нораванк и красные скалы

Необычное путешествие. Глава 17. Монастыри

Извилистая дорога с нависшими скалами от монастыря Гндеванк закончилась, путешественники благополучно добрались до открытой местности, поехали в направлении указанном Назаром и выехали на оживленную трассу.
— Так вышла бы замуж за нелюбимого или нет, Сона? – Вова повторил вопрос.
— Сложно ответить. Если будет серьезная причина и за любимого выйти замуж не позволят обстоятельства, может, соглашусь жить с нелюбимым. Вова, я похожа на ту, которая бросается каждому встречному мужчине на шею, лишь бы стать замужней? Или я такая старая, что не могу выбрать жениха?
— Нет, — смутился Вова, — я не имел в виду ничего такого, просто интересно с кем бы ты не хотела прожить жизнь.
— За грубого, наглого, лживого ни за что не пошла бы замуж.
— А будь он богат?
— Ты меня сватаешь за кого-то? – насмешливо спросила Сона. – Сам ты на богача не похож.
— Почему? – еще больше смутился Вова.
— Вдруг разбогатев, человек становится высокомерным, на людей менее обеспеченных смотрит свысока. Ты не такой.
— За кого пошла бы замуж?
— За того, кто меня любит или хотя бы заботлив, внимателен, если он добрый и мне приятно быть с ним.

— Впечатлений много, — вдруг заговорил Лео, желая прервать неприятный разговор.
— Да уж, — Вова обратился к Соне, — ты сказала старику, что я твой жених?
— Да, а надо было обмануть, что вы оба мои родные братья? По-моему, вы совсем не похожи. Или мне следовало им сболтнуть, что мы случайно познакомились и любим погулять? Вова, мы были в гостях у селян, не забывай об этом – у них более строгие нравы. Может, ты боишься, что я тебя жениться заставлю?
— Нет, нет, не боюсь.

— Тебя та женщина назвала Сона джан. Что означает ‘джан’? – Лео еще раз попытался перевести разговор в другое русло.
— Так говорят, когда хотят подчеркнуть уважение, что-то вроде дорогая, милая.
— Так только женщин называют?
— Нет, и мужчин тоже, Левон джан, — рассмеялась Сона.

Указатель на магистрали сообщил, что близко монастырь Нораванк.
— Нам туда! – радостно воскликнула Сона. — Название комплекса Нораванк означает ‘новый монастырь’.
Дорога, проходящая по дну узкого извилистого ущелья вдоль русла речки среди отвесных скал, словно залитых алой краской, и крутых поворотов, вызвала восхищение не только Соны. Но особенно их поразили горы, как только они достигли монастыря. Их взору открылось широкое пространство – Красный каньон. Вокруг высились красные утесы, а на возвышенности стояли церкви из светлого камня. Послеполуденное солнце покрасило церкви в оранжевый цвет и добавило массивным валунам багровые оттенки.
Вова озабоченно посмотрел на показатель топлива:
— Пожалуй, вы идите, погуляйте, посмотрите монастырь, а я займусь топливом, и проветрю машину.

Сона  и Лео направились к воротам монастыря. Лео оглянулся и увидел, что Вова отъехал на машине подальше от дороги.
— Идем сюда, — Лео ввел девушку в безлюдный двор, потянул к крестово-купольному крупному строению, нашел укромное место за стеной и привлек ее к себе. — К счастью, пока нет туристов. Мы еще успеем посмотреть церкви, я соскучился. Весь день сижу рядом с тобой, а поцеловать нельзя?

— Мы на территории монастыря и такое поведение не хорошо по отношению к Вове, — некоторое время спустя, Сона с трудом освободилась из пылких объятий Лео. — Если он увидит, я не знаю даже... нет, знаю, что будет потом.
— Ох, и что же?
— Ты не слышишь его мысли?
— Не могу сейчас, я думаю только о тебе.
— Если он убедится в подозрениях, бросит нас и уедет один.
— Ну и что? Ты нас можешь переместить хоть куда, хоть обратно во Флоренцию.
— Эту способность нельзя использовать как скакалку, вернее, ею пользоваться не так легко, как кажется. Вдруг не получится?
— Ты придержала скалу, я видел.
— Нам угрожала опасность. Ты мог мне помочь?
— Нет, я могу лишь наблюдать. Ты предвидишь заранее?
— К сожалению, я увидела всего на минуту раньше падения камня. Пойду к усыпальнице, а ты чуть позже подойдешь.
— Погоди, ты охладела ко мне или тебе стал нравиться Вова? – Лео придержал ее за талию.
— Нет, что ты, как мог подумать такое. Просто у меня появилось какое-то странное предчувствие.

Сона поспешила во двор монастыря. Лео медленно пошел следом. Ее опасения не были напрасны – ей навстречу шел озабоченный Вова.
— Ты откуда идешь?
— Я поступила некрасиво по отношению к природе, — она быстрым шагом направилась к двухэтажной церкви.
Храм венчала ротонда с двенадцатью колоннами.
Прямо от основания стены фасада церкви с противоположных концов начинались две узкие лестницы, ведущие наверх. Достаточно высокие каменные ступени сходились почти у входа на второй этаж. Ширина ступенек позволяла подняться лишь одному человеку.
Вова не понял ее настроения: «Возможно, они поссорились. Странная она какая-то». Посмотрел на церковь и вдруг увидел, что Сона поднялась на второй этаж. Девушка стояла на последней ступеньке, когда Вова сорвался с места и бросился вслед за ней.

Сона вошла внутрь и остановилась. Она находилась в молельной комнате, лишь барабан ротонды парил над головой. Девушка обмякла, опустилась на колени, перекрестилась и стала молиться.
— Что случилось? – встревоженный Вова появился перед ней и помог подняться. – Лео пошел искать пещеру?
— Не знаю, — растерянно произнесла Сона, — я чего-то испугалась.
— Помогу тебе спуститься. Сначала пойду я, потом ты, не торопись, иди медленно. Как жены князей поднимались по узкой лестнице без перил по высоким ступеням?
Когда они спустились, Вова решительно велел:
— Стой тут, принесу воды, — и побежал к машине.
Лео вышел из усыпальницы и направился к Соне.

Возле двухэтажной церкви остановилась группа туристов с гидом.
— Монастырский комплекс Нораванк можно назвать гробницей княжеского рода Орбелянов, построенной в четырнадцатом веке, – рассказывал гид. — На первом этаже церкви Аствацацин (Богородицы) были устроены искусно выполненные усыпальницы. Узкие ступени, выступающие на западном фасаде, ведут на второй ярус – ко входу в молельню. Великолепная церковь последняя работа мастера Момика — скульптора и миниатюриста. Рядом находится его небольшой и скромно украшенный склеп, датируемый тем же годом.
Легенда гласит:
Знаменитый Момик влюбился в красавицу — дочь одного из сюникских князей. Эта любовь была взаимной. Встревоженный князь вызвал к себе скульптора и объявил: «Отдам тебе дочку в жёны, только если ты один, без чужой помощи, за три года построишь красивый монастырь». Момик принял условие и приступил к работе. Мастер справился с заданием раньше времени — возвел церковь невиданной красоты, дел осталось самая малость. Узнав, что зодчий успел создать храм ко сроку, вельможа подослал слугу к строению. Исполняя княжеский приказ, прислужник поднялся на купол изящного сооружения и столкнул каменотёса. Так последний обтесанный искусным резчиком камень стал его надгробием.

— Всегда найдется тот, кто мешает любви, — громко заметил Лео.
— Да, — подтвердил гид, который реплику принял, как обращение к себе, — неравный брак всегда был нежелателен для знати.
Гид направился в усыпальницу, группа последовала за ним.

— Что с тобой, Сона? Почему Вова побежал к машине? – спросил Лео.
— Меня захлестнуло неприятное предчувствие и оно растет. Мои внутренности сжимаются от страха.
— Ты опять себе что-то представила. Смотри, коршун над нами кружит.
— Наверно, это тот же орел, может, он за нами следит.
— Проверяет не натворили ли чего-нибудь недозволенного, — ворчливо произнес подбежавший Вова. — Возьми бутылку, Сона, выпей воды.
— Спасибо, Вова, ты очень внимательный, — взволнованная девушка выпила глоток воды.

— Орлам в горах раздолье. Мне всё больше нравится у вас, хочу остаться, – Лео посмотрел на нее, когда они зашагали к машине.
— Хочешь изменить историю? – Сона на какой-то миг забыла о Вове, который остановился и растерянно моргал глазами:
«О какой истории она говорит? Между ними что-то случилось или они попали в какое-то происшествие?».
— Боишься, что не смогу привыкнуть к вашей жизни?
— Не боюсь, но кем и как мы тебя представим?
Сона растерянно посмотрела по сторонам и вдруг увидела, что Вова сник, ей стало жаль его: «Может, он и правда не равнодушен ко мне, а я весь день вместе с Лео, будто назло ему».
— Думаешь, я смогу сделать тебе документ, по которому ты родился, жил в моем рухнувшем доме и мой брат? – Сона рассмеялась, пытаясь разговор превратить в шутку.
Кажется, Лео понял, что хотела сказать Сона, и тоже рассмеялся:
— Просто мне сейчас хорошо с вами.
Вова облегченно вздохнул.
— Может, мы еще попутешествуем в ваших краях? У вас интересно.
— Честно говоря, мои деньги на исходе и Вове завтра нужно идти на работу, — она заметила, как парень мрачнеет на глазах.
— Может, я смогу заработать?
— Да, конечно, тот старик тебе с радостью заплатил бы.
— Старик не легко расстается с деньгами, он вряд ли, — усмехнулся Лео.
— Крестьянин платит за работу, за материальные блага. В его понимании — это построить дом, вырастить и собрать урожай. Петь, танцевать, рисовать — одни удовольствия. Зачем ему платить за чужую радость?
— Армен же заплатил, — напомнил Лео.
— Какой Армен?
— Тот парень со свадьбы в храме Рипсиме.

Не зная, что ответить, Сона решила поменять тему разговора.
— Я хочу поесть мёд и орехи. Вы не против?
Мужчины согласно кивнули.
Сона взяла из машины пакеты с продуктами, нашла удобное место, расстелила газету, достала мед и лаваш. Они отрезали кусочки лаваша, макали их в мёд и ели. Лео раскалывал орехи, Сона очищала ядра от скорлупы, мёд заедали орехами.
— Здешние орехи самые вкусные — сладкие и маслянистые, возможно, горный воздух и родниковая вода тому причина, — Сона ела с удовольствием.
Салфеткой вытерла яблоки и дала мужчинам:
— Мы должны поторопиться, солнце садится, нам пора в путь.

Дальше ехали молча, до тех пор пока Лео не нарушил тишину, обратившись к Соне.
— Всё ж почему ты не искупалась у старика?
— На дереве у соседей сидел мальчик. Ты видел?
— Да, увидел мальца, — улыбнулся Лео.
— И я заметил его, — усмехнулся Вова, — когда лежал в воде.
— Я увидела мальчика, когда попробовала воду, — многозначительно произнесла Сона, — пришлось сказать про больницу. Эта причина самая уважительная.
— Слава богу, а то я решил, что ты действительно больна, — пробормотал Вова.
— Любознательный мальчик, так внимательно меня рассматривал. Наверное, станет анатомом или скульптором, — рассмеялся Лео.
— Вряд ли, — серьезно возразила Сона.
— Почему нет?
— Обучение больших денег стоит, его родители не осилят таких затрат.
— У вас ученики платят за обучение? – Сона кивнула утвердительно.
— У вас бесплатное обучение? – удивился Вова.
— Ученик ночует и работает в мастерской учителя. Оба живут за счет заказов.
— Что может ученик? Он же ничего не умеет.
— Докрашивает картину, протирает до блеска скульптуру...

На левой стороне дороги показался маленький рынок, где жители соседних деревень продавали фрукты и овощи, выращенные в своих садах и огородах.
— Вова, останови, пожалуйста. Купим персики, — попросила Сона, прервав расспросы.
Компания вышла из машины. Вова купил персики, которые выбрала девушка. Лео и Сона не удержались и попробовали


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     01:12 26.03.2020 (1)
Как они будут объяснять Вове про Леонардо? Они совсем потеряли бдительность... Да, дела ))
     09:17 26.03.2020 (1)
Вова ревнует и не понимает откуда взялся художник, но боится потерять девушку и терпит.
спасибо!
     12:46 26.03.2020 (1)
Его привязанность к этой девушке непонятна... Он её совсем не давно узнал))
     13:54 26.03.2020 (1)
Он искал ее месяц (глава 4 Тайный поклонник), потому легко согласился с махинациями соседей, надеясь, что будет ходить к ней часто и заслужит любовь девушки. А судьба устроила сюрприз.
     21:33 26.03.2020
Упустила... Нужно пересмотреть)) Спасибо!
Книга автора
Язычество против псевдоязычества 
 Автор: Скрытимир Волк
Реклама