Произведение «Чудовищная костлявая рука» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Ужасы
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 350 +1
Дата:

Чудовищная костлявая рука


          Рассказ из книги «Беспокойные покойники» (Литрес, Амазон, Озон)

Детские годы я провёл в глухой сибирской деревеньке. Кругом тайга на тысячи вёрст! Четыре года я провёл в детдоме, а потом был интернат.
В нашем классе был странный парнишка. Звали его Гриша. Высокий, чернявый, всегда угрюмый. Матери-отца у него не было. Жил он на краю деревни в маленьком домике с дедом и бабкой. Вся семья была глубоко верующая. Гриша никогда не играл с нами в наши детские игры, всех сторонился.  А в прошлом году с ним случилось страшное  событие, которое долго будоражило нашу деревню.

На въезде в наше село, у притока реки  Шегарки – Тетеринки располагалось кладбище. Это кладбище внушало нам, ребятишкам, страх и ужас. Про Тетеринское кладбище ходило  очень много ужасных слухов, а приключившееся происшествие там  в это лето с Гришкой Круковцом  окончательно убедило нас, что там нечисто.
В начале сентября, уже учась в школе, наш класс проходил через Тетеринку, направляясь на уборку льна. Нас было много, шумно, весело, никто ничего не боялся, и мы на кладбище задержались, рассматривая могилы. Над  деревянными покосившимися крестами глухо шумели опадающие осины и тополя, трава в рост человека скрывала безымянные холмики могил.
Вдруг услышали глухой шум и отрывистый вскрик. Гришка, рассматривая  какую-то могилу, вдруг провалился  выше колен. Зимой у нас болотистый грунт промерзал на два метра и, когда хоронили в это время покойников, то землю приходилось бить ломами по кусочку. Могилу, видно, зимой присыпали мёрзлой землёй со снегом, и она оказалась почти пустой - лишь корочка дёрна сверху. Подбежали к нему все разом, и обомлели. Побледневший Гриша  дико, с ужасом уставился  в могилу, упершись одной ногой о край земли, и безуспешно выдёргивая другую. Страшная картина поразила всех. Оскалившийся мертвец двумя руками-костями цепко держал Гришину ногу, провалившуюся сквозь рёбра груди. Гриша дёрнул изо всех сил ногу, и мертвец наполовину выскочил из могилы, зловеще блестя голым черепом, скаля зубы и пугая пустыми глазницами. Пронзительно закричали, завизжали все, кидаясь врассыпную. Не потерявший  окончательно самообладание Гришка, наконец, повернул ногу,  и выдернул её из рёбер и костей рук, сложенных, как обычно, при похоронах покойника на груди, и убежал, чуть не плача.

Долго обсуждали это событие на кладбище, а соседка баба Вера, когда мы ей всё рассказали, тихо и задумчиво ответила:
    - Ой-я-ёй! Не к  добру это! Плохое  предзнаменование для Гриши! Видать, покойник зовёт его к себе!

С тех пор Гриша ещё более замкнулся в себе, перестал дружить с нами, ещё более обозлился на себя, да и на всех! Мы пытались с ним разговаривать, шутить, но он больше отмалчивался, говорил, что плохо спит, и его всё время преследует какая-то мифическая «рука».
Сидим на уроке. Учительница что-то  рассказывает, а Гриша не слушает её – всё время смотрит в окно. Она оборачивается от доски, громко говорит:
    - Круковец! Повтори, что я сказала! Встань! Куда ты смотришь всё время?
Гриша поднимается, спокойно отвечает:
    - А вы посмотрите за окно! Видите – около берёзы торчит из земли человеческая рука?
Все ахают, встают с мест, кидаются к окну, смотрят, затем хохочут.  Никакой руки, естественно, нет! Учительница успокаивает всех и кричит:
    - Круковец! Выйди из класса!
Тот спокойно уходит, говоря:
  - Это вы не видите, а я вижу руку! Смотрите – это неспроста!

После уроков мы с Толькой Горбуновым догнали Гришку Круковца – идём рядом. Толька спрашивает:
    - Гришка! Расскажи про руку? Ты, говорят, видел её не раз?
    - Да! Как-то пошёл в лес за кислицей. Набрал немного – прилёг отдохнуть. Задремал вроде. И вдруг ясно вижу, как впереди у кустарника зашевелилась земля, да так сильно, что я проснулся. Думаю: «Что за чёрт? Крот так не может. Вся земля как бы пляшет! Что за зверь такой?» И вдруг, не верите? -  показывается из земли тощая человеческая рука и манит меня к себе. Я не боюсь, вскочил – и к ней! Наклоняюсь – а это сучок! Пнул его ногой – он согнулся, но не сломался. Но я же видел настоящую человеческую руку!

Я всегда любил мистику и верил в нечистую силу. Говорю Гришке:
    - А ещё были встречи с этой рукой?
    - С этой или другой – я не знаю! Но рука упорно преследует меня. По ночам снится! Бабушку свою просил помолиться (она у меня очень богобоязненная), чтобы Бог избавил меня от злосчастной руки. Это кто-то наколдовал мне её! Вы вот не видите её,  а я вижу! Только позавчера опять видел! Пошёл в лес - хотел принести сухого хвороста на растопку. Иду – впереди барсук тихонько роется в земле. Подхожу – не боится меня! Поднял голову – смотрит. Но затем неспешно поковылял вниз по балке. Я за ним! Просто так – из любопытства! Знаю, что барсук – очень сильный зверь, и его не так-то просто добыть даже опытному охотнику. Иду-иду, а барсук всё дальше и дальше затягивает меня в ложбину. Продираюсь сквозь кусты, а уже темнеет. Только хотел возвращаться назад – вдруг появилась небольшая полянка, а кругом кусты. На них плющ висит, образуя как бы пещерку. Глянул – и обмер! На кустах висят черепа лося, кабана, волка, лисицы и зайца! Это я ясно разглядел! Стало страшно – откуда это? Никто никогда не рассказывал об этом месте! Да и от деревни недалеко! Я от страха присел, смотрю – на полянке опять зашевелилась земля и показалась лапа – теперь костлявая! Как заорал – и бежать оттуда! Еле отдышался!

Толька Горбунов спрашивает Гришку:
    - Мне рассказывал Афонька, что, когда вы с ним были на зимней рыбалке, у  тебя, якобы, эта рука выхватила лом, которым ты выдалбливал лунку-прорубь на реке. Это правда?
    - Вы знаете? В прошлую  зиму мы решили с Афонькой  и Борькой рыбачить. Втроём расчистили от снега большую площадь на Силаевском омуте. Снега уже нанесло метра полтора. Пока добрались до чистого льда -  получились настоящие траншеи. Да лёд такой же толщины, может, чуть меньше. Ломали, били кирками и железными ломами две лунки. Первая  размером метр на метр, соединялась каналом длиной тоже с метр и стороной, глубиной полметра, с другой лункой. Главная ловушка для рыб - это вторая лунка размером  поболее, но глубиной – сантиметров восемьдесят. Всё это заняло у нас несколько дней. Да ещё снег почти ежедневно заносит - надо постоянно расчищать. И вот в субботу вечером, чтобы в воскресенье весь день ловить, идём на омут окончательно прорубать лёд. В маленькой лунке, откуда будет выплывать рыба, лёд уже чёрный - чёрный, т. к. вода рядом. Корка льда тонкая и можно провалиться. Начинаем самое главное, о чём думали все эти дни! Подскоблив до опасной грани дно лунки, выбираемся из неё.  Ложимся пузом на край лунки,  и в три лома, передохнув, начинаем ожесточённо и быстро-быстро бить лёд в одну  точку – диаметром сантиметров двадцать. Вот лёд  пробит - и  вода издаёт терпкий и тяжёлый запах (как там рыбы живут?), рвётся тугой струёй. Вода быстро заполняет лунку до  краёв, а мы уже, не обращая внимания на холод, всё ожесточённее долбим в ледяной воде по плечи рук.
Вода уже заполнила канал и вторую лунку. И сразу увидели лезущих на свет за кислородом задыхающихся чебаков. Они почти не боятся нас. Отошли в сторону, постояли с полчаса. Больше нельзя, т. к. вода быстро покрывается ледком. Большими снежными лопатами перегораживаем канал поперёк, чтобы из отстойника не вышла рыба. Выбрасываешь на лёд  другой снежной лопатой вместе с водой чебаков, язей, окуней, ершей и даже небольших щук. Они сразу цепенеют от мороза.
Один раз во входной лунке заметалась огромная щука – метра полтора! Она потеряла ориентацию, не могла найти входное отверстие и билась об стены. Мы деревянной лопатой бьём её, стараясь выкинуть на лёд. Но куда там! Силища у щуки неимоверная – хряснул  пополам черенок лопаты, а щука, наконец-то, нашла дырку в дне и еле протиснулась, и исчезла в таинственной глубине  Силаевского омута! Долго не могли придти в себя. Такую рыбину каждый из нас видел впервые! Афанасий говорит: «Она, уверен, ещё придёт! Надо только больше продолбить лунку. Чья очередь? Твоя, Гришка! Давай!» Я прилёг на лёд -  собрался с силами. И вдруг явственно опять увидел в воде эту руку. Она махала мне прямо из чёрной дырки в дне проруби. Мне стало жутко! А ребята стоят рядом, и ничего не видят! Я зажмурил глаза и начал ожесточённо разбивать-расширять дно лунки. Вдруг неимоверная сила  дёрнула мой лом, и потянула его на дно! Я настолько крепко его держал, что автоматически  вслед  за ломом влетел головой в прорубь. Ребята за ноги – еле спасли меня! А чёртова рука утащила мой лом на дно!


Мы поражены рассказом Гришки! Неужели он всё это выдумывает? Но ведь есть же свидетели! Что же это с ним происходит? К чему это всё? Долго обсуждаем это событие. Но то, что приключилось с Гришей в это лето – не поддаётся объяснению и разумению! Гриша в один день….поседел! И это в четырнадцать лет! Правда, не совсем, но добрая четверть головы  у него стала седой. Он всё это рассказал в классе, когда появился осенью полуседой:
    - Уже перед сентябрём – в конце августа, председатель колхоза Татьянин приходит к нам и говорит моему деду: «Устиныч! У тебя, практически одного в деревне, есть лодка. Прошу тебя – пусть твой Гришка съездит в Пономарёвку – надо срочно получить в МТС запчасти для двух косилок. Простаивают. Как назло – нет никого свободных! Все мужики с быками на уборке. Лошадей нет в колхозе – ты знаешь. Всех отдали на войну. Выручай!
Дед согласился, и я погрёб по Шегарке в Пономарёвку. Двадцать километров туда – двадцать назад. Мне не привыкать! В МТС долго не было заведующего – где-то мотался, и запчасти мне отпустили только вечером. Ночью грести тяжелее, да тем более против течения. Всё время крути башкой, чтобы не залететь на берег. Река-то стала в этом году узкой – почти не было дождей. Темень -  хоть глаз выколи! Медленно продвигаюсь.

Наконец появилась луна. Уже поздно. Вижу – проплываю Камышинку. Значит – через шесть километров наша деревня. Всё время думаю о Тетеринском кладбище у въезда во Вдовино.  Страшно! Его никак не миновать! С одной стороны речка, а с другой дорога. Посредине кладбище. Его же все боятся, и стараются проехать до ночи. Там такие дела были – рассказывали старожилы! Так вот -  показалась речушка Тетеринка. Гребу – стараюсь не смотреть на кладбище. А могилы там подходят к самому берегу. Луна залила все окрестности. Светло, как днём! Тихо-тихо!
И вдруг слышу тихий женский голос из воды. Так явственно: «Гриша! Иди ко мне!» Я заробел, задрожал, стараюсь не смотреть на воду, продолжаю грести ещё отчаяннее. Вроде, больше нет голоса. Но мне всё равно жутко!
Вдруг слышу, как бы тяжёлый и глухой вздох. Затем другой, третий. Краем глаза вижу, как из крайней могилы появляется белая-белая рука, а затем и скелет. Высунулся наполовину, и вертит башкой. Затем из другой - третьей, четвёртой могилы появляются покойники. Все начали щёлкать сухими пальцами, как наш колхозный счетовод костяшками счетов. Да так громко! Страшно и жутко мне стало! На голове волосы встали дыбом, тело трясёт крупной дрожью, руки опустились и я, было, перестал грести вёслами. Затем  всё-таки очухался. На берег не смотрю, справился с волнением, начал отчаянно махать вёслами.


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама