Карнавал одинаковых масок. Гл.3
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Эротика
Автор:
Читатели: 47 +2
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Полицейские продолжили обход, они лениво курсировали по платформам, заглядывали в полупустые останавливающиеся вагоны. Да, в таких условия не найдется место для героизма. Олег огорчался, несколько раз за утро он останавливал подозрительных гастарбайтеров, но проверки оказались безрезультатными, даже тыщенку не удалось заработать.

Карнавал одинаковых масок. Гл.3

Из вагона вышли несколько человек и направились к эскалатору. Через минуту вестибюль снова опустел и когда поезд скрылся, наступили те таинственные мгновения полной тишины, когда шаги патрульных разносили эхо по всему подземному царству. Олег облокотился на переносное металлическое ограждение возле будки дежурного по эскалатору. Вероника встала рядом и сложила ладошки возле локтя напарника. Теперь, когда работающая часть населения растеклась по городу, людей на станции будет еще меньше.

Полицейские продолжили обход, они лениво курсировали по платформам, заглядывали в полупустые останавливающиеся вагоны. Да, в таких условия не найдется место для героизма. Олег огорчался, несколько раз за утро он останавливал подозрительных гастарбайтеров, но проверки оказались безрезультатными, даже тыщенку не удалось заработать. Вероника влюбленно вглядывалась в лицо наставника. О чем он сейчас думает, этот двадцати девятилетний красавчик полицейский? Что так занимает его взгляд, пока он стоит у стены, скрестив на груди руки? Вероника проследила за его взглядом и результат ее исканий не принес удовольствия - Олег смотрел в одну точку, в одну конкретную пышную пятую точку.

На пустынной платформе работницы станции наносили желтую ленту на пол. Пассажиры, ориентируясь на эти полосы, смогут правильно соблюдать социальную дистанцию и не заразятся коронавирусом, по мнению роспотребнадзора, во всяком случае. Одна молодая женщина сидела на корточках и держала край клейкой ленты. От натяжения ткань её синих форменных брюк плотно облегала аппетитные бедра, ущелье между округлых ягодиц и раздвоенный персик. Но не эта подземная Афродита привлекла взгляд Аполлона, другая, та, что сильно наклонившись, продвигалась назад и прижимала ленту к полу. Ее форменные брюки прижались к оттопыренным естественным округлостям, готовые в любую секунду треснуть по шву и подарить Олежкиному взгляду самое возбуждающее зрелище.

Прапорщик так серьезно смотрел в никуда, что могло показаться, что он впал в задумчивость, но это иллюзия. Вероника своим проницательным взглядом сразу определила, что молодой кобель уже представляет, как подошел к наклонившейся даме, прижался пахом к ее широкому, оттопыренному заду и наслаждается своим упругим нажимом. Вероника могла бы и дальше читать мысли напарника, но выказала по этому поводу так мало восторга, что сам собой напрашивался вывод о необоснованной ревности. Олег не смог проявить должное спокойствие, его лицо постепенно изменилось, пробудились древние животные инстинкты. Неразборчивое вожделение заставило блеск в его глазах прыгать озорными огоньками, но само лицо оставалось глухим, непроницаемым.

– Пойдем у тех граждан пропуска проверим. Олег! Уснул что ли? - Вероника вложила в слова язвительную злобу.

Не отвечая, прапорщик встряхнул мечтательные мысли и медленной, самоуверенной походкой направился на встречу разбредающимся мимо колонн пассажирам. Он даже не замечал своей напарницы, не придал значения тому, что за упрек выразился на ее лице. Вероника шла за наставником, натянув губы, как бы улыбаясь.

– Полиция на метрополитене, Ваши пропуска, будьте добры, - с холодной вежливостью в голосе обратился Олег к стоящим кучками гражданам.

Все достали белые листы, без требования протянули паспорта и смотрели равнодушно на ретивого полицейского. Весьма искусно пряча все человеческое, Олег внимательно изучал пропуски, вчитывался, сверял данные с паспортами, но так и не нашел даже самой незначительной описки. Все чисто, не придерешься. Нет места подвигу на этой станции метро... Уязвленный в своем тщеславии, прапорщик отстраненно пожелал гражданам хорошей дороги и зашагал по вестибюлю. Эмоциональный всплеск Вероники сам собой улегся, она посмотрела на Олега нежным и выразительным взглядом, виня себя за внезапную вспышке ревности. Вдруг она наградила его беглым поцелуем в щеку и убежала к эскалатору. Лента уносила эту красивую, загадочную женщину наверх, подальше от задумчивого прапорщика полиции.

В дежурке было тихо, люминесцентная лампа дергалась и жалобно попискивала. Олег прошел мимо старшего смены, сидящего спиной к входу за мониторами видеонаблюдения. В мрачной казенного вида комнатушке за столом сидела Вероника и меланхолично кружила ложечкой дымящийся чай. Скудная обстановка - стол на металлическом трубчатом каркасе с крышкой темного шпона и две таких же лавки по обе стороны. Олег сел напротив, позволил себе оттянуть маску на подбородок, налил в свою кружку с засохшим на дне осадком и ждал, когда напарница хоть что-нибудь скажет.

– Хочешь в рот возьму? - Вероника наконец улыбнулась.

Она не могла долго обижаться на своего Олежку, хотела плакать, ревновать, биться в истерике, но не могла. Если хотя бы он не попадался на глаза, можно было бы его тихо ненавидеть, скрежетать зубами, проклинать. Но он здесь и слабая женщина утратила ненависть, потекла. Слабая женщина. Казалось, Олег игнорирует партнершу, в самом же деле, они уже согласились, не обменявшись ни словом. Поперву старались сохранять выдержку, медленно встали, тая возрастающее сердцебиение, таинственно прошли мимо старшего смены, а уже снаружи понеслись. Служебный туалет - вот единственное доступное в это время место для утех. Тесное помещение, если дверь между кабинкой и умывальником открыта, вдвоем вполне можно поместиться, главное не забыть запереться. Олег уперся мощной спиной в дверь, Вероника прошла вглубь, эротично оттопырила зад и прогнула спинку. Швы на брюках жалобно застонали.

– Что, не хуже? - с вызовом спросила полицейская, - еще будешь на баб пялиться, яйца оторву!

Олег улыбнулся, ему польстила ревность напарницы, законной супруги высокопоставленного начальника. Собственно, самой ревнивице это чувство не так сильно жгло сердце, сколько вызывало бурю самых непристойных фантазий. Ёе возбуждало ревновать этого жеребца. Тесный туалет - не лучшее место для секса, но страсть так сильно охватила брюнетку, что нестерпимый зуд желания требовал хотя бы просто прикоснуться к его пенису, подышать на него теплым, нежным воздухом, насладиться его ароматом.

Вероника расстегнула свой китель, нетерпеливо вырвала полы из-под ремешка, и повесила его на ручку двери. Глядя прямо в глаза любовнику, она стащила через голову черную форменную футболку и небрежно бросила на висящий китель. Лифчика не было, Олег уставился на вздернутые, объемистые груди, стремящиеся всей своей формой разойтись в стороны. Первый раз он видел эти темно-коричневые соски в нежного цвета ореолах. Красивая, налитая, упругая грудь смуглого оттенка. Нет, Вероника не позволяла себе прилюдно загорать топлес, это был натуральный цвет ее кожи. Ее лицо пылало, краска проступила даже сквозь смуглую кожу лица. А особую прелесть ей сообщала схожесть с южно-американскими красотками.

Вероника опустилась перед напарником на колени, некоторые пряди выбились из хвоста и распустились по плечам, с изящной небрежностью она поправила волосы и прижалась щекой к брюкам мужчины, туда, где призывно топорщился бугорок. С рассеянным видом Олег принимал ласки, ему не была до конца понятна резкая перемена в характере новой любовницы. Чаровница не обращала внимания на боль в коленках от холодной, жесткой плитки пола, она собиралась достойным образом вознаградить своего наставника, словно одержимая сдергивала пряжку ремня, вырывала с корнями пуговички и молнию.

Приподнятые молочные железы и эрегированные соски терлись о брюки полицейского, дополняя гамму чувственного наслаждения, шов тесных женских брюк плотно впивался в мокрую, разгоряченную промежность Вероники. Круги шли перед её глазами. Вот он, лакомый кусочек, пружинистым взмахом выпрыгнувший из штанов - упругий, длинный, ровный член с жирными венами и аппетитной головкой. Красавец. Вероника любовалась и глубоко дышала, раздувая ноздри, словно готовилась к прыжку с высоты.

Но запал еще не набрал полной силы - женщина приподняла ладонями свисшие под собственной тяжестью груди и пристроила напряженный шланг между ними. Олегу пришлось согнуть ноги в коленях, чтобы груди смогли наилучшим образом обхватить его направленный вверх член. Вероника, двигая всем корпусом, елозила сиськами по всей длине мужского органа, она спускала с губ тягучую слюну, чтобы облегчить скольжение плоти по коже. Особое удовольствие ей доставляло видеть прицеленную прямо в лицо набрякшую головку и тонкую кожицу, оттягивающуюся и надвигающуюся на залупу при каждом движении грудей.

Когда чувственность притупилась и нервная дрожь требовала более основательных действий, женщина сильнее раздвинула бедра, скользя коленками по холодному полу, отпустила тяжелые груди и вобрала красавчика в рот. Вероника насладилась распирающим ощущением между щёк и вкусом источающей пряный кисель головки. Язычком она провела вокруг нее, создала щеками вакуум и только после этого согласилась протолкнуть залупу вглубь. С не меньшим удовольствием она сжимала сочными губами прямой ствол с толстой жилкой, идущей понизу. Головка медленно пробиралась в глотку и затрудняла дыхание, но наслаждение было слишком сильным, чтобы прервать эту игру.

– Выеби меня в рот, - дрожащим голосом взмолилась нимфоманка в погонах, - отымей прямо в глотку!

Олег услышал мольбу своей подопечной и не остался безучастным - он с силой обхватил её голову, сжав пальцы на затылке по обе стороны хвостика и с силой притянул. Рот насадился на член до самого основания. Теперь мужчина руками натягивал голову Вероники то высвобождая губы, отчего они жадно вытягивались, то насаживая их до самых яиц. Иной раз он так резко насаживал её, что женщина хрипела и краснела, пуская слезы и слюни. Но Вероника не противилась, она расслабила каждый свой мускул и наслаждалась животной грубостью прапорщика.

Олег старательно таранил глотку напарницы, с неизменным упорством он насаживал ее рот на дрожащий, вздувшийся фаллос и трудно было разобрать даже ему самому, получает ли он удовольствие именно от этой игры или просто боится не оправдать ожиданий своей взбесившейся любовницы. Волна нарастала, в груди его клокотало, ноги уже не держали и пришлось прижаться спиной к двери, мужчину разобрало знакомое, приятное чувство. Перед самой эякуляцией он выдернул изо рта Вероники её любимую соску и направил головку на грудь, теперь он считал себя в праве на такой финал. Облегчение накрыло и густая желеобразная масса выстрелила на грудь патрульной, сколько Олег ни старался, лишь не большая доля спермы попала на губы и красивый острый подбородок.

В туалете стихло, Олег откинулся головой на дверь и закрыл глаза. Вероника дотянулась до черной футболки с белой надписью "полиция" и приложила её к груди. Она промокнула водянистую сперму, собрала сгустки и вытерла похорошевшее личико, потом бережно обтерла опадающий член и небрежно бросила футболку в ведро возле унитаза. Китель пришлось одеть на голое тело, но Веронике даже нравилось, как грубая материя стимулирует неопадающие сосочки.

Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Корректор Желаний 
 Автор: Сергей Лысков
Реклама