Произведение «Сказ о том, как Иван - крестьянский сын мафию наказал» (страница 2 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Сказка
Автор:
Оценка: 5
Баллы: 2
Читатели: 85 +1
Дата:

Сказ о том, как Иван - крестьянский сын мафию наказал

таким вопросом. Он из-за границы выпишет супермена. Ихные супермены всё равно без дела сидят, бандитов всех повыловили, так что такому предложению очень даже будут рады. Их хлебом не корми, дай бандита словить.
  - А что? И то, правда!! – согласился народ. – Слыхали мы про такого супермена.

  И всем миром отправились в город к городскому мэру.
  Выслушал мэр народ, и выразил своё мнение по этому поводу:
  - Мы подумаем, что здесь можно сделать… , разве что по линии побратимских связей? Вообщем, ждите.
  Что народу делать? Сидят, ждут. Дождались.

  Прилетел супермен, плащиком взмахнул:
  - Кого поймать? Говорите.
  - Бандитов, конечно! Кого ещё? Воров, что картошку воруют, да на базар волокут продавать! – отвечает ему народ.
  - Вы мне их подробно опишите, чтоб я смог по вашим словам фоторобот составить, да по этому фотороботу их и разыскать.
  Народ опять к Ивану с расспросами, только он их видел. Обсказал Иван, как мог бандитские физиономии и опять спать завалился.
  Составил супермен фоторобот по Ивановому описанию и – на базар, а там  картошкой торгуют местные купцы-бизнесмены (братья Ивана тоже там торговали). Посмотрел супермен на их личности, с фотороботом сравнил… Похожи, ну как две капли воды, похожи. Все, как один. Похватал он этих торговцев, да в тюрьму сволок. Они, конечно, возмущаются:
  - Как так!!! За что?!!! Мы честно торгуем!
  Но супермен по-русски не понимает, предъявляет фоторобот командиру и к нему прилагает всех арестантов.
  - Вот, - говорит. – Дело сделано. Принимай воров, начальник!
  Как глянул командир на фоторобот, сразу дар речи потерял: на карточке истинный его портрет изображён, только без кепки.
  Прогнал он всех арестованных и говорит супермену:
  - Что же ты, супермен, порядочного человека от бандита отличить не можешь? Сидел бы уж дома.
  Ничего супермен не понял. Глянул ещё раз на фоторобота, огляделся – кругом одни бандиты.
  - Умом Россию не понять, - вздохнул он и отправился в гостиницу составлять докладную записку суперменскому начальству города Нью-Йорка о невозможности миссии ввиду полного отсутствия условий применения новых технологий.

  Три котла

  Видит народ в деревне, что от супермена толку, как от козла молока. Ворьё как ходило по огородам, так и ходит. Нет никаких сил больше терпеть это безобразие. К Ивану надо идти, падать на колени всем собранием.
  - Помоги, Иван. Христом богом просим, не оставляй в беде! – взмолились крещёные.
  Жалко Ивану односельчан. Встал-таки с печи, в затылке поскрёб.
  - Ладно, - говорит. – Так и быть, помогу. Ставьте на огонь три котла!

  Обрадовались бабы да мужики, в один миг котлы на огонь поставили, а тут и Ваня вышел. Подошёл к первому котлу, достал пузырёк «Кока-Колы», опрокинул в котёл. Подошёл ко второму – «Алка-Бенса» коробку окунул, у третьего задумался маленько, да и говорит:
  - А ну, бабы, тащите сюда свои ваучеры, да в огонь их бросайте. Это, чтоб я умный был, а не дурак.
  Жалко бабам ваучеры, но делать нечего, принесли и в огонь побросали. Картошка-то дороже каких-то бумажек.

  Тут и вода в котлах вскипела. Поднялся Иван к первому по порядку котлу, перекрестился по русскому обычаю, да и махнул вниз головой в котёл, потом – в другой, а там и – в третий. Выскочил на волю, смахнул воду и предстал перед народом во всей красе: ну, вылитый Шварцнегер, только лицом на русского человека похож.

  Народ так и ахнул. Девки же деревенские сразу в Ивана повлюблялись, стали ему записки писать. Но Иван на записки не отвечает – не до любви ему, на нём большая ответственность перед народом избавить их огороды от воров.

  На следующее утро велел он отцу разбудить его до первых петухов. Сказано – сделано. Встал Иван, хоть и неохота по росе ноги мочить, но – обещал народу. Вышел в поле, глядь, воры на картошке. Спрятался Иван в кусты, сидит, выжидает, пока воры всю картошку не выкопали. А как выкопали, тут и он объявился.
  - Опять ты? – удивился Клубень. – От палача ушёл – повезло и опять неймётся? От меня-то вряд ли уйдёшь!
  Сказал так и за ножиком в карман полез.
  - Ага, - ухмельнулся Иван, да как даст по роже Клубню. Развернулся, и Бубулька по тому же месту приложил со всей-то шварцнегерской силушки. Ботва подол задрала и ходу, сапоги за ногами не успевают, бежали, бежали, отстали, в кусты завалились. Клубень с Бубульком полежали, малость отдохнули и тоже в бега ударились, а картошку хозяевам оставили, а уж те не знают как и благодарить Ивана. А ему что? Махнул рукой, да и спать пошёл. Любил он поспать грешным делом.
  На другой день – та же история. Опять Иван воров наказал, хозяину урожай отбил. И на следующий день то же самое, и на следующий, пока по всей деревне огороды не опустели. Народ радуется. Особенно радовались старушки немощные: и картошка в погребе цела-целёшенька и экономия прямая, не надо работникам платить.

  Ходит Иван по деревне гоголем. Все ему рады, все здороваются, все в гости зовут. Честь и почёт! А тут и из соседней деревни народ запохаживал.

  - Ванюша, - говорят. – Наши-то огороды оборони от врага. Век будем помнить.
  - Ладно, - отвечает Ваня. – Не переживайте за свои огороды. Обороню.

  Всё бы хорошо, да оплошал Иван как-то. Поспать он любил – всем известно, вот и проспал воров. Унесли картошку. Да ладно бы хозяином той картошки мужик какой был, а то ведь старушонка дряхлая. А старушек Ваня уважал и очень жалел.
  - Не плачь, мать, - успокаивал он старушку. – Найду я твою картошку и воров проучу - не Иваном буду.
  И нашёл ведь. В городе, на базаре.

  В тот день Клубень с помощниками с утра на рынке торчал. Сам, собственной персоной. А уж какой он злой был! Сколько раз их Иван с огородов сгонял, сколько зуботычин они получили от него и не сосчитать…, а этой ночью пронесло – удачная ходка получилась. Ботва обвешивала покупателей, как могла, а Клубень с Бубульком валялись рядом, отдыхали после бессонной ночи.

  Иван приметил их сразу, как только зашёл на рынок и, не говоря ни слова, затолкал всех троих в мешок. Взвалил мешок на плечо, и хотел было удалиться, но путь ему преградил Али-Баба.
  - Мой продавец, - ткнул он пальцем в мешок. – Плати за него восемь косых!
  Отстранил Иван Али-Бабу и пошёл дальше, но сорок разбойников оказались рядом, стоят и смотрят косо, того и гляди – драться полезут. Но Иван-то наш – супермен! Махнул мешком с ворами и освободил себе дорогу. Тут бы и делу конец, так нет же, ещё некрещёные набежали, кричат что-то по-своему, в Ивана пальцами тычут.
  - Чего надо-то, правоверные? – вопрошает Иван.
  - Наш продавец!! Плати десят тонн!!!
  - Как это ваш!? – возмутился Али-Баба. – Мой продавец!!
  И опять – бах-бах-трах-трах!
  Ну, раз такое дело, не до Ивана, а Иван нанял грузовик, погрузил картошку с ворами и был таков.

  На селе собрался народ.
  - Что с ворами делать?!! – кричат-волнуются. – Под суд их! Головы с плеч!!!
  - Пощадите, братцы!! – взмолились воры. – Не лишайте жизни!
  Тут Иван вперёд вышел:
  - Не гоже нам, мужики, об этих иродов руки пачкать! Но картошку мы их в раз отучим воровать!
  - Как же такое возможно? – удивился народ. – Сколько волка не корми, он всё одно, в лес смотрит.
  - Ставьте котёл на огонь и варите картошку в мундирах, а этой картошкой кормите воров до тошноты. Заодно и поговорку про волка проверим: права ли молва в народе?
  Так и сделали.

  Обрадовались воры, что так легко отделались, посмеиваются над Иваном, едят с удовольствием. Наелись уже, а им всё подают и подают.
  Услышал настоящий супермен, что стряслось. Любопытно ему стало поглядеть на воров, и что с такими делают на Руси. Прилетел в деревню.
  - Где тут у вас арестованные содержатся, - спрашивает.
  - Да вот они грешные. Картошку лопают. Хе-хе!
  Глянул супермен – три бандита за столом сидят, а вокруг женщины ходят, добавки раздают, чтоб тарелки не пустовали. Удивился он страшно! Виданное ли дело бандитов кормить до отвала!? Скребёт он в затылке, а сам всё бормочет:
  - Умом Россию не понять.

  А бандиты тем временем уже наелись, носы заотворачивали. Да, куда там, им насильно в рот пихают картошку, чтоб до тошноты, значит.
День кормили, другой, а на третий только картошку поднесли – воров на тошноту потянуло. Ну, значит, наелись. Через неделю им снова картошку подают, их опять затошнило.
  - С голоду подыхать будем, - кричат, – картошки в рот не возьмём!!! Смотреть на неё не можем!
  - Раз так, идите с миром, да больше не попадайтесь, - отпустил их Иван.
  Идут воры, плачут. Больше всех Ботва надрывается:
  - Как теперь жить-то будем?
  - Как, как? – занервничал Бубулёк. – Пусть Клубень думает, как нам жить дальше, он у нас главный, ему и решать.
  Клубень сопит. Думает.
  - По морковке ударим или по капусте! – сообразил он, наконец.
  - Не выход, - усомнился Бубулёк. – Иван нас и морковкой и капустой накормит.
  - Он нас вообще жрать отучит! – завыла Ботва.

  С тех пор в той местности картошку больше не воруют. Успокоился народ, а картофельные воры, поговаривают, приподнялись: на рекете, афёрах с недвижимостью, да на разных незначительных авантюрах, вроде производства палёной водки. Теперь ездят на дорогущих иномарках, кушают в самых лучших ресторанах, но нос воротят даже от картофельного пюре. Помнят Ивановы уроки. А Иван, как сошла с него суперменская сила (испарилась по естественным причинам), забрался на печь, так с той поры и не слезает. Спит. Никто ему не мешает: отец помер, братья по тюрьмам мыкаются – красота. Если посчитать, так уж 30 лет с печи не слезает. Как Илья Муромец в своё время тоже прохлаждался 33 года, пока печенеги с половцами не одолели. 

Пришлось подняться – народ попросил. В былинах так сказывают.



Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама