Произведение «Три кузины. Глава 9-10. Ближе к утру. Вадим о жизни.» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Автор:
Читатели: 81 +2
Дата:

Три кузины. Глава 9-10. Ближе к утру. Вадим о жизни.

Глава 9. Ближе к утру.

Аля Хатько и Олег Вайнтрауб.

Мы с Наташкой ещё крепко спали, когда раздался телефонный звонок. Я по привычке всполошилась и начала лапать рукой по тумбочке, но оказалось, что Наташа моя уже подошла к телефону и тихо разговаривает. По голосу я поняла, что моя подруга очень довольна и всё время говорит:
-Спасибо, милый. Я так рада, что ты не забыл обо мне.
Вскоре она простилась с абонентом и начала одеваться. Я последовала её примеру.
-Наташа, а кто тебе так рано звонил? Я так поняла, что с юбилеем поздравляли, верно?
-Да, ты угадала, Валечка. А звонил мой…..
Тут Наташа ненадолго замялась, а потом продолжила.
-Звонил мой муж.
Я, как держала в руках юбку, так и присела на кровать, открыв рот.
-Наташа, не шутишь ли ты надо мной?
-Нет, не шучу. Просто вчера не успела тебе рассказать, что есть у меня любимый мужчина. Теперь он вместе с группой работников сельского хозяйства и руководством области находится в Германии. У них знакомство с работой аграрных комплексов и отдельных, мелких хозяйств по производству мяса и молока. Короче, поехали перенимать опыт работы у немцев. Вот с утра поздравить не забыл.
-И, когда ты с ним судьбу связала?
А, вскоре, как вдовой стала. Степан так и не подал на развод, а мне это и подавно не надо было. К нам в колхоз прислали из другого района зоотехника. Это был красивый, высокий, культурный мужчина. Он грамотно составлял рационы для животных, требовал от председателя, бригадиров и агронома, чтобы корма заготавливались качественно. Придумал какие-то смесители, измельчители, сдабриватели для грубых кормов. И, естественно, надои у наших бурёнок пошли вверх. Жилья своего у нашего Михалыча, так его все стали называть с первого раза, не было. Он снимал квартиру, а вернее, председатель сам привёл его к бабке Степаниде, которая жила почти рядом со мной. Поговаривали, что была у него жена, но не сложилась у них жизнь и он, оставив свой дом, уехал куда глаза глядят. А в районе ему рекомендовали наш колхоз. И вот теперь часто мы с Михалычем (а звали его Дорофеев Василий Михайлович) шли после работы домой вместе. То ли действительно он на ферме находил дела, то ли нарочно приходил в наш коровник позже, чтобы вместе со мной немного пройтись, я не знала. Но чувствовала, что наши прогулки совсем не проходят зря. Настало время, когда он предложил мне жить вместе. Я и ожидала такого предложения, и опешила от него. Начала всячески отговариваться. Перед этим я понемногу уже открылась перед ним: рассказала о своей жизни в замужестве, о своих детях.
-Наташа, если ты во мне не уверена, то я не настаиваю на том, чтобы идти в ЗАГС. Давай просто поживём вместе, лучше узнаем друг друга, а потом и решим, что делать дальше. С детьми посоветуйся, послушай, что они тебе скажут. А я лично, уверен, что для меня лучшей жены быть не может.

-Действительно, мама, что ты теряешь? – сказал мой старший сын Егор. По всей видимости он хороший человек. А с женой развёлся, так теперь сплошь и рядом такое явление. Тем более, что наша бабушка уже не придёт тебе на помощь. (Я не сказала: моя мама умерла через два года после смерти своего зятя). А брат мой с семьёй уехал в Россию. Так что я тут оставалась одна. Разговор со своими братьями и сёстрами Егор взял на себя Он у меня теперь был и советчиком, и опорой в жизни. Но я понимала, что ему надо строить свою личную жизнь. Он и так всего себя посвятил мне, и своим братьям, и сёстрам.
Мне было чуть больше 40 лет, когда Василий перешёл ко мне жить. Ведь моложе меня на пять лет был. Конечно, наша деревня вся гудела от разговоров, от пересудов. Поползли всякие сплетни. Но нам было хорошо вместе, и мы не обращали на эту мелочь внимания. Он очень бережно относился ко мне, как к женщине, к тому же любимой. Растаяла и я от его любви и ласки. Он никогда не сказал, что я холодная или лежу, как бревно под ним. Я сама видела в зеркале, что изменилась в лучшую сторону. Я помолодела, откуда только силы брались справляться с колхозным стадом, с домашними делами и ещё оставались на то, чтобы приласкать мужчину. Познакомились с ним и дети. Все остались довольны. Как будто Василий не был в нашей семье чужим, а создалось такое чувство, что он свой в доску. Своих детей у него было двое. Но они почти не поддерживали с ним связь. Считали, что он виноват в разрыве с матерью. Но Василий никогда не оставлял их без своего внимания. Хотя у них уже были свои семьи, он всегда старается материально, ненавязчиво помочь. Когда пришло время выходить мне на пенсию, он не дал мне ни одного дня поработать дольше.
-Наташа, ты своё отработала. Поднять шестеро детей на ноги – так за это надо уже пенсию давать, а ты ещё полстраны молоком напоила. Отдыхай.
Когда мне исполнилось 60 лет, мы оформили свои отношения в ЗАГСЕ.
И я вот отдыхаю, а он работает. Теперь выдалась командировка поехать за опытом в Германию. Из нашей области поехали начальники Агропромышленных комплексов, несколько руководителей и мой Вася. Как он умудрился оттуда позвонить, не представляю. Но мне так приятно такое внимание, Валечка, ты не представляешь. Говорит, что обязательно приедет на мой юбилей. И как он только успеет, ума не приложу.

-Представляю, Наташа, представляю., - подумала про себя я. Ведь мой муж точно такой. Уже столько лет живём вместе, а он любит меня, как будто только поженились.
-Я рада за тебя, подруга. Оказывается, сбылось предсказание той старухи на свадьбе, которая предрекла тебе счастливую жизнь во второй её половине.
Мы весело засмеялись и начали готовить закуски к праздничному столу: ведь Егор вот-вот должен привезти с поезда московских гостей.
-Ответь мне, Наташа, на вопрос: ты хоть раз пожалела о том, что тогда не уехала с Вадимом и своими сёстрами в Москву?
-Если быть совершенно откровенной, то скажу так: пожалела и не раз. Особенно, когда поняла, что с замужеством я влипла, как говорят в народе, как кур в ощип. Но, со временем, я поняла, что каждому человеку предопределена заранее его судьба. И старуха та появилась на свадьбе не зря. Это, какое-то провидение в её лице. Она же явно дала понять мне, что я сама своими руками изменила свою судьбу. Кого я хотела обмануть, когда, съев конфету, сунула туда хлеба кусочек? Где-то подспудно, когда мне было невыносимо плохо и горько, я помнила, что моё счастье впереди ещё. Потом, когда выросли дети и стали каждый на свой путь, я вздохнула с облегчением и подумала: вот же оно твоё счастье, Наташка – твои дети. Оказалось, что оно неполным было без Василия.
Оставим ненадолго наши хлопоты, а перекинемся в далёкие 70-годы, когда Вадим своим предложением перевернул не только жизнь Зои и Иры, но и свою.

Часть 10. Вадим о своей жизни.

За неделю до отъезда Вадима было принято решение, что Тамара и Полина отпускают своих девочек в Москву с Вадимом. Как было сказано раньше, Наташа нехотя, но осталась дома.
Матери начали суетиться, ездили несколько раз в райцентр, чтобы купить своим девочкам какие-либо наряды. В Москву едут всё-таки. Но Вадим остудил их пыл.
-Тётеньки вы мои, дорогие! Ваша мода очень отличается от московской. Поэтому, если есть какой рубль лишний, то отдайте дочерям, а мы там с ними разберёмся, что им понадобиться. Дело идёт к осени, тем более школа на носу.
Провожать сестёр Наташа не пришла. Не то, чтобы завидовала им, а просто решила не видеть Вадима. Уж больно он ей понравился. Знала, что не по седоку лошадь и смирилась. Мать видела, что Наташе не по себе и корила себя, что отговорила дочь поехать в Москву.
Впервые деревенские девчата видели и свою столицу Минск. Здесь на несколько часов была у них остановка. Вадим сдал вещи в камеру хранения, а сам повёл своих подопечных показывать город. Они были шокированы увиденным.
-Надо же, какая тут красота! – вскрикивала то одна, то другая девочка.
-А цветов в городе столько много! Их же поливать надо. А кто же столько воды натаскает? – спрашивала у Вадима Ирина.
-Здесь ежедневно летом ходит поливочная машина. Вот она и поливает не только цветы, но и асфальт.
-А асфальт –то зачем? – в один голос спросили девочки.
-Чтобы остудить немножко. Он же сильно нагревается. Да и людям дышать легче. А, давайте мы с вами в кино сходим, - предложил Вадим.
Девочки согласились. Отыскали кинотеатр и уже через час сидели в прохладном зале. Народу было немного, и они заняли места, как им показалось удобные, а не согласно купленным билетам. Демонстрировался фильм «Есения». Даже и сам Вадим с интересом наблюдал и переживал за жизнью девушки по имени Есения. А Зоя и Ира украдкой слезу даже утирали. После фильма Вадим зашёл на переговорный пункт, чтобы позвонить своей домработнице, что приедет к утру и не один.
К их приезду квартира сияла чистотой, а стол был накрыт для завтрака.
-Ну, Татьяна Матвеевна, а теперь познакомьтесь с моими троюродными сёстрами. И он поочерёдно представил девочек. А через недельку, как вы и просили меня, отпущу вас в долгосрочный отпуск. Теперь молодёжь вас заменит. Расскажите за это время им, что входило в ваши обязанности, поможете им обжиться, кое -то по-женски посоветуете. Ведь я признаться в женской моде ничего не смыслю. А им надо немного обновить свой гардероб.
-Спасибо, что не забыли, Вадим Сергеевич, мою просьбу. Моя внучка ждёт меня не дождётся. Ведь ей уже рожать скоро, а дочь моя никак не сможет ей помогать ухаживать за малышом. Сами знаете, что с профессорским составом туговато у нас.
-Я совсем запамятовал куда вам ехать-то надо?
-Да в Ленинграде внучка живёт.
-Ах, да! Вы же говорили, девичья у меня память, - засмеялся Вадим.
Девочкам понравилась квартира и комната, которую им отвели для проживания.
Вечером, когда домработница уехала домой, а они уселись чаёвничать, Ирина задала вопрос Вадиму:
-Вадим, а расскажи нам, как ты оказался в Москве и откуда у тебя такая шикарная квартира?
-Почему бы и не рассказать, раз есть благодарные слушатели, - пошутил Вадим. Мои родители жили в той же деревни, где и ты Ира проживала со своими. Мама работала дояркой в колхозе, а папа в строительной бригаде. А мне было три года. Тогда, как мне рассказывала мама, с нами жила мать отца. Вот я с ней и проводил время. Однажды строительная бригада уехала на заготовку леса, и там папа по неосторожности оказался под падающим толстым деревом. Он погиб на месте. Вы не маленькие и сами понимаете, что такое в деревне потерять кормильца. Мать была неутешна, как неутешна и бабушка, мать отца моего. Но горюй, не горюй, а жить надо. И меня на ноги поднимать надо. Помните в деревне Ручей стоит недалеко от фермы высокий маяк?
-Да, помним, - закивали головами девочки. Наши мальчишки иногда туда влезали, а их родители ругались очень. Говорили:
-Зачем на наши головы такая напасть?
-Это геодезическая отметка. Она нужна, как привязка к определённой точке. Вся территория в определённом порядке покрыта такими маяками. Тот старый вот-вот должен был рухнуть и тогда сюда приехали солдаты из военной части, которые и занимались строительством, вернее, возведением таких объектов. Бригаду разместили по квартирам, а их командира поселили у нас. Строительство продолжалось более трёх месяцев. Как мне потом мать рассказывала, некоторые девчонки замуж вышли за солдат. Любовь у них случилась. Не миновала эта участь и мою маму.


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама