Произведение «Вспомнить все»
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Баллы: 11
Читатели: 294 +1
Дата:
Произведение «Вспомнить все» заняло 3 - место на «Официальный конкурс короткого рассказа "Весеннее обострение"»
10.03.2024

Вспомнить все

- Пусти меня! Пусти-и-и! – визжал Кекс, трепыхаясь в пасти Бима. Но все было напрасно – Бим помнил былые подвиги своего друга, которые не принесли тому славы, но проблем хозяину доставили изрядно.

Бим – домашний пес породы «лабрадор», внес Кекса – рыжего кота породы «приблудный наглый», в дом. Кекс уже не упирался и не шипел – нет смысла. Хоть возрастом они были ровесники, но четыре кило Кекса против четверти центнера Бима противостоять не могли. Пес опустил друга на пол и с укоризной взглянул на него:
- Ну, чего ты так возбудился, или март на тебя так действует? Идет мимо соседский кот и пусть себе идет. Не безобразничает, на территорию твою не посягает – просто решил путь сократить. А ты рассвирепел, будто он хочет тебя жизни лишить!
- Ага! Ты знаешь – куда он шел? – Кекс приходил в себя и обретал способность изъясняться осмысленно. – К Мурке, в соседний двор!
- Тебе-то какая разница, куда он шел?
- Как это – какая разница? Она же моя подружка! – возмутился Кекс.
- Она, мне кажется, со всеми дружит. – Ухмыльнулся Бим. – С тобой тоже мурлычет, как и с другими. И вообще – тебя это уже не должно волновать, зря, что ли тебя хозяин в клинику возил?
- И что, что возил? Чувства мои никуда не делись! Я теперь ее еще больше люблю, платонически. А ревность платоническая, может, еще сильней! Я всех за Мурку порву! Этого соседского – в первую очередь! – Кекс успокоился и бушевал уже так, для порядка.
- Дурачок ты, Кексик, – Бим смотрел на рыжего друга, как на несмышленыша. – Думаешь Мурке надо, чтобы ты всех рвал? К тому же еще неизвестно кто кого – в прошлый раз ты едва без глаза не остался и ухо тебе порвали. К тому же – хозяину лишние заботы, мотаться с тобой в клинику, раны твои боевые лечить, думаешь ему это удовольствие доставляет?
- А что, хозяин? Его тоже пора на место ставить – распустился в последнее время. Тоже мне - хозяин! – возмутился Кекс. -  С утра до вечера пропадает на своей работе, а тут хоть ложись и помирай неглаженным. Плевать я хотел на такого хозяина!
Кекс настолько разошелся в праведном гневе, что не заметил, как Бим оскалил клыки и зарычал:
- Замолчи, наглый рыжий кот! Можешь говорить обо мне все, что хочешь, но говорить плохо о нашем хозяине я тебе не позволю!
Кекс понял, что перегнул палку и замолчал, но непримиримый взгляд не погасил и принялся вызывающе хлопать хвостом по полу.
- Не смей даже приближаться ко мне, неблагодарная тварь! – продолжал Бим. – Не суйся к моей лежанке, у тебя своя есть! Приляг на нее и поразмысли над своим поведением, а лучше вспомни – как ты сюда попал и чем обязан хозяину!
Бим, не взглянув на Кекса, прошел к своей лежанке, на которой раньше хватало места обоим и улегся, демонстративно отвернувшись от друга. Кекс, озадаченный поведением пса, запрыгнул на диван, крутанулся раз, другой и прилег, прикрыв морду хвостом. Время от времени он, приоткрывал глаз и поглядывал на Бима.

«Ишь разозлился, – думал Кекс. – Сроду я его таким не видел. И чего такого я сказал? Раньше, бывало и по морде ему мог треснуть – тот только улыбался. А тут... Вспомни, говорит, как ты сюда попал. А что – и вспомню!»
Кекс вздохнул, прикрыл глаза и погрузился в воспоминания...

...Трехмесячный котенок не помнил откуда шел и не знал – куда. Он только знал - чтобы выжить, надо идти. Если остановиться – не будет больше сил подняться и продолжить путь. Значит все закончится там, где остановишься. Жить он хотел, а потому – шел.
Лапки проваливались в сугробы, которые становились все глубже, мокрая шерстка не могла удержать тепло в худеньком тельце. Он шел и шел, пока, наконец не уперся головой во что-то. Он даже не стал разбираться – что это такое, просто поджал лапки, закрыл глаза и собрал тельце в тугой комочек. Все, идти дальше некуда, он останется здесь. В последний раз он разлепил глазки, поднял их в черное небо, засыпающее его снегом, и закричал! С отчаяньем и обидой на короткую свою жизнь, в которой не было ни одного счастливого, теплого и сытого дня!
Никто его не услышал, и котенок смирился окончательно. А снег засыпал и засыпал его, вскоре там, где оставалось маленькое тельце был виден лишь невысокий бугорок...

- Ух, снегу-то навалило! Бим, пойдем разгребать, иначе машину за ворота не выгнать! – Хозяин натянул на голову вязанную шапочку и открыв двери, выпустил на улицу щенка.
Бим с визгом кинулся в сугроб, поднимая снежную пыль. Хозяин хохотал, разделяя его восторг и скреб лопатой двор. Открыв калитку, выпустил щенка за ворота. Визг щенка стих. В недоумении, хозяин выглянул наружу и увидел, что тот раскапывает лапками снежный бугорок, время от времени принюхиваясь к нему.
- Ну-ка, ну-ка, что ты там нашел? Котенок! Вот это да! Отойди, Бимка, не мешай! – щенок лизал мордочку котенка, но тот уже не реагировал, даже глаз не открыл.

Хозяин подхватил малыша, прижал его к груди и понес в дом. После получасового растирания и массажа, котенок подал первые признаки жизни. Он приоткрыл глазки и беззвучно разинул ротик. После теплой ванны хозяин завернул его в полотенце и уложил у горячей батареи. Котенок затих, а Бим уселся рядом, прислушиваясь к дыханию найденыша – неровному с хрипами.
Потом была борьба за здоровье котенка, которого назвали Кексом. Но леченье, тепло, сытная и вкусная еда, забота хозяина и Бима сделали свое. Вскоре Кексик уже преследовал хозяина по пятам, играл с Бимом и валился спать на лежанку вместе с ним. Только просыпаться он еще долго боялся – ему казалось, что проснувшись, он не сможет разлепить смерзшиеся глазки, не сможет подняться на лапы потому, что они окоченели на холоде. Что нет у него хозяина и доброго друга – Бима, что все это ему привиделось в предсмертном бреду. Стиснет его маленькое сердце страх приближения вечной тьмы и леденящего холода, и вновь захочется жалобно вскрикнуть от обиды на свою горькую судьбу…

Кекс вздрогнул и открыл глаза. Он осторожно спрыгнул с дивана, подошел к лежанке Бима. Тот все так же лежал к нему спиной. Кекс осторожно тронул его лапкой:
- Бимка, Бим, ты прости меня, я и в самом деле дурак. Это весна на меня так действует. Хозяин у нас самый лучший, другого такого на свете нет. И ты тоже самый лучший друг. Не знаю, как бы я жил без тебя. Пусти меня к себе, Бимочка, я не буду тебя обижать и обзываться. Ты добрый, а у меня просто такой противный характер.
Не переставая мурлыкать, Кекс втиснулся на лежанку, лизнул Бима в нос и пристроился рядом. Пес, добродушно ворча, подвинулся, освобождая место хвостатому другу.
Через полчаса Кекс упершись всеми лапами в край лежанки пытался отвоевать себе еще немного места:
- Ну ты и растолстел, псина! Скоро нормальному коту совсем негде будет спать! Надо сказать хозяину, чтоб меньше тебя кормил.
- Угомонись, наглая рыжая морда! – проворчал Бим и лизнул друга в пышные усы.


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама