Произведение «СОЛНЦЕ ЛЮБУЕТСЯ, КОГДА ЛАСКАЕШЬ СИРОТУ »
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Оценка: 5
Баллы: 2
Читатели: 45 +1
Дата:

СОЛНЦЕ ЛЮБУЕТСЯ, КОГДА ЛАСКАЕШЬ СИРОТУ 

СОЛНЦЕ ЛЮБУЕТСЯ, КОГДА ЛАСКАЕШЬ СИРОТУ 

В то время мы не знали, что наше детство было счастливым и беззаботным. В каждой семье было по шесть-семь детей. С утра до вечера мы игрались то у нас, то у соседей. Я не видел ни одной мамы, которая не встречала нас радушно.

Мой отец был спокойным и благородным человеком. Когда ему было восемь лет его отец умер от удара лошади. Тогда он учился в первом классе. Их было четверо братьев. Бабушка Забитхан, младший брат отца Алиймырза, его жена – злющая женщина и двое детей – мальчики. После смерти матери, не было возможности продолжить учёбу. Так я и остался с образованием в один класс. Два старших брата окончили школу и уехали поступать в город. Самому младшему из нас было шесть лет. Он был среди нас самым шустрым. Как только мне исполнилось двенадцать лет, брат отца начал упрекать меня:

- Теперь ты большой парень, надо начинать работать. Есть кош и для баранов, и для скотины. Есть кто будет за ними смотреть. Что сиднем сидишь дома? Иди паси моих овец».

Бедная моя бабушка, спокойная и добрая женщина, старалась никого не обижать и никого не осуждать. С каждым днём наша жизнь становилась всё сложнее и сложнее. Жена Алиймырзы не любила нас и не давала нам покоя. Не знаю, сколько времени прошло после смерти отца, но мать вышла замуж за пожилого мужчину, оставив нас. Возможно, чтобы утешить нас, но бабушка говорила:

- Я сама выдала вашу мать замуж, зная, что здесь ей жизни не будет, но предупредила её, что детей не отдам пока я жива. 

Все же мне сложно понять женщину, которая бросила четырех сыновей и вышла замуж. Какое сердце должно быть у такой матери? Как бы ему тяжело не было отец до самой смерти не простил её. Детство отца была безрадостной. В двенадцать лет стал слугой родного дяди Алиймырзы и пас овец. Переживал, что жена Алиймырзы, у которой лицо было чернее сажи, а возле носа была огромная бородавка, плохо относилась к бабушке. Такою осталась в памяти моего отца жена дяди.

Алиймырза построил в конце огорода деревянный домик. Бабушку и нас поселил туда.

Через некоторое время неожиданно, долго не болея, младший братик покинул этот мир. Никто не понял, что случилось.

Старший брат Назир закончил свою учебу и работал учителем. Второй брат Хизир работал бригадиром на кондитерской фабрике. А я всё что зарабатывал в кошаре приносил и отдавал бабушке. Моя красивая и милая бабушка еще больше постарела и ослабла.

И не удивительно, если сын, которого она любила больше жизни умер безвременно, младший сын, её надежда и опора, выпроводил её на улицу вместе с сиротами, внучок который бегал и играл, неизвестно от чего умер – повидавшая столько горя в своей жизни, конечно, плохо выглядела бы, конечно, у неё было бы грустное сердце. Жизнь её не пощадила, пропустила через тяжёлые свои жернова. 

Я не мог часто спускаться с коша в село. Даже, если приду, то некому постирать вещи мои и залатать одежду. Как-то голодный, зашел к брату отца в надежде, что пригласят сесть покушать. В тот день у них собрались женщины и сообща ткали сукно. Сноха увидела меня и говорит: «Как хорошо, что ты пришёл. Обращаясь к женщинам: вы говорили, что вам осёл нужен, вот пусть он потаскает вам дрова». Я ушёл из дома родного дяди не только голодным, но и оскорбленным и униженным.

А однажды я зашел к ним как раз в то время, когда толоке (изеуге) кушать подали и они трапезничали. Одна из женщин предложила: «Этому сироте тоже дайте еду». На что хозяйка Алиймырзы сказала: «Чем ему давать, лучше дайте дворовой собаке». Я тогда с горечью думал, что дети, которые не нужны родной матери не нужны никому. Если мать не ласкает родных детей, их никто не обласкает.

Моей родной матери не было до нас никакого дела. Она продолжила свою жизнь без нас. У неё было три дочери и один сын. Летом у меня не было обуви, и я ходил обычно босиком. Однажды деревянная заноза застряла в моей пятке. Сколько не старался, не смог вытащить. Через два дня нога так распухла, что я не мог ступить на землю. Всю ночь мучался от боли. К кому обратиться? Рано утром пошёл к бабушке по матери и показал ей распухшую ногу. «Аллах, Аллах, бедный мой мальчик, пойдем сейчас же к твоей матери, она что-нибудь придумает», - сказала бабушка и повела меня к маме. Пришли, а она ткёт сукно. Посмотрела, увидела нас, даже не спросила о цели нашего визита и не пригласила пройти в дом.

- Чтоб твоя душа оказалась в этом сукне, почему не смотришь на ребенка? Нога у него загноилась, - не довольствовала бабушка и ругала свою дочку.

 Даже с места не встала, не посмотрела. А я так надеялся, что мама отодвинет мою боль… 

Вот такие вещи не мог простить мой отец своей матери.

Назир женился на кабардинке, у них родился мальчик и жили они счастливо. Хизир женился на своей коллеге, детей у них не было.

Плохие вести быстро разносятся. Гитлеровская Германия напала на нашу страну. И стар, и млад потеряли покой. Большая работа развернулась в военкомате. Всех, кто мог держать оружие в руках отправили на фронт. Два брата моего отца в один день ушли защищать родину. Некоторое время письма приходили от них. Но письмо, которое получили в последний раз от Назира, было другим. Насторожившись, я прочитал его бабушке. Это было извещение о его геройской гибели.

Бабушка и я горько плакали обняв друг друга. От Хизира писем не было. Через год и мне вручили повестку. Мне было жалко оставлять бабушку. Я не представлял себе, как она сама будет жить. Ведь она уже ничего не видела. Эти мысли нарушали мой покой.

Я попал в трудовую армию. Дошёл до Ростова.

- Отправьте, пожалуйста, меня на фронт, - попросил однажды я.

- Нет, здесь тоже нужны сильные ребята, - сказали и отказали мне. Ещё большее горе постигло не только меня, но и весь мой народ. Когда я услышал, что балкарцев депортировали, земля ушла из-под ног, я себя чувствовал ещё несчастнее, чем в детстве, когда разлучали меня с матерью. Моё горе и боль отягощалась ещё и тревогой за бабушку.

Закончилась война, а мне идти-то некуда. Со мной были еще два сельчанина. Решили втроем поехать в Киргизию. К сожалению, один друг по дороге умер от тифа. Мы боялись, что тоже могли заразиться. Немного болели, конечно, но я ничего не помнил. Когда очнулся друг очень обрадовался: «Оллахий, напугал. Ещё больше испугался, что в чужом краю остался бы один», - сказал он искренне. С каждым днём мне становилось лучше. В нашей палате лежал парень, которого мы не знали. Его часто проведывали родственники. Когда в очередной раз пришла сестра этого парня, то поинтересовалась с какого мы села. Мы сказали ей откуда мы. Она повернулась ко мне и говорит:

- Меня зовут Лейля. «У тебя есть родственники?»

- Да, бабушка и брат, только не знаю живы ли они. А родителей уже давно нет. 

С этого дня, даже после того, как брат её выписался с больницы, Лейля приходила ко мне и приносила передачи. Когда выздоровел, я не знал куда идти. Вышел на улицу и стоял как памятник, не зная куда направиться. Вдруг увидела Лейлю и обрадовался несказанно. А она говорит:

- Я пришла специально к тебе. Мать настояла, чтобы я тебя привела к нам домой.

- Мне как-то неудобно.

- Возьми с собой друга и без лишних разговоров пойдем к нам.

 - Напарник нашел своих людей и ушел к ним. 

 Мать Лейли, симпатичная женщина, встретила меня радушно. Они приютили меня, обогрели, одежду где нужно заштопали и постирали.

- Бог мне сам дал их в награду. У меня нет родственников. Буду держаться за них, - подумал я.

- Не обессудь, пожалуйста, у меня есть сестра. Если ты не против, я устрою вашу совместную судьбу, - сказала Жансурат, мать Лейли. Про себя я подумал радостно, что мечты могут сбываться. Если она похожа на них, почему нет, - подумал я и дал своё согласие.

 Когда первый раз увидел её, она мне показалась маленькой и страшненькой. Без всяких торжеств стали жить одной семьей. Я убедился в правдивости поговорки «День сироты – потом настанет». Я был счастлив со своей воспитанной, мудрой, трудолюбивой женой. Благодарение Богу, который дал нам шестерых детей. Вся моя семья живёт понимая, уважая, почитая друг друга. Наши сельчане попали в Павлодарскую область. Видит Бог, я искал бабушку и брата, но не нашел их.

Как-то мой сельчанин приехал в совхоз, где мы жили. Встретился с ним, чтобы поговорить. Но он меня не обрадовал. Моя бабушка ушла в мир иной еще до переселения, а брат пропал без вести.

Алиймырза и его хозяйка не выдержали климатических условий Казахстана. Слышал, что один сын жив, а второй не вернулся с фронта. Мать с отцом очень за это горевали.

Когда вышел указ о возвращении депортированных, то нашей радости не было предела. Мы были в числе первых, кто возвращался на родину. Была осень. Наш деревянный домик давно пустили на топку. В связи с тем, что нам негде было жить, временно поселились в домах тех, кто еще не вернулся. Благодаря Богу, весной хозяин дома вернулся. Спасибо большое им за то, что пока не закончили стройку не попросили освободить дом. Жили все вместе, как одна семья.

С тех пор как вернулись сюда прошло сорок два года. Все эти годы я работал в колхозе пастухом.

В один из дней неожиданно я получил письмо «Здравствуй сынок, возможно – это письмо тебя удивит, но я осталась одна. Три дочери вышли замуж за казахов и остались там, единственный сын умер. Я состарилась и нуждаюсь в твоей заботе, забери меня к себе. Если сможешь, пожалуйста, прости».

Жена просила, чтобы я пошел и привел её к себе… Не смог поехать и привести, но это письмо нарушило мой покой. Всё же я переживал. Ночами просыпался и думал о ней…

Я искал семью Назира, не нашел. Родственники сказали, что Назир и его сын умерли от голода.

Так и прошла жизнь. Плечо подставить нет брата, нет сестры, которая скажет «мой брат», не испытал я и родительского тепла…


Перевод с балкарского языка Ларисы Ахаевой

Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     08:01 16.05.2024
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама