Произведение «Там, где поют деревья - Эпилог» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: Переводы
Тематика: Переводы
Сборник: Лаура Гальего Гарсия - Там, где поют деревья
Автор:
Оценка: 4
Баллы: 1
Читатели: 112 +1
Дата:
Предисловие:
Автор: Лаура Гальего Гарсия
Перевод с испанского: Голубкова Вера Витальевна

Там, где поют деревья - Эпилог

Эпилог

в котором говорится о наследниках Рокагриса




Нортия была освобождена.

Армия повстанцев прибыла в Нормон гораздо раньше, чем рассчитывал Волк. Айрик показал военачальникам свойства волшебного сока, который он носил с собой во фляжке, и все сошлись на том, что нельзя ждать дикарей на южных границах королевства, а стоит перехватить их как можно раньше.

Итак, повстанцы напали на них спустя несколько дней после гибели короля Арака, когда в стане дикарей между вождями племен разгорелась борьба за власть.

Нортийцы шли в бой во имя королевы Аналисы, которую, несмотря на то, что короновал ее лидер повстанцев, на радостях все признали законной властительницей, узнав, что она спасена и находится в безопасности. Нападавшие помнили также о нортийских мужчинах и женщинах, страдавших под гнетом захватчиков.

Виана не принимала участие в тех боях. Набрав отряд добровольцев во главе с Айриком, она повела их по тропе, обнаруженной дикарями, к сердцу Дремучего Леса. Неожиданно напав на вражеский лагерь, нортийцы изгнали дикарей из чащи леса и бросились спасть деревья, хотя ни Виана, ни Айрик, ни тем более Ури никому не говорили, почему деревья так важны и каковы необычайные свойства сока, текущего по их стволам.

Вернувшись из леса, люди Вианы узнали, что отрядам во главе с Волком, удалось окончательно вышвырнуть дикарей из Нортии. Большинство варварских вождей бежали, а их колдуна, пытавшегося улизнуть из страны, изловили на королевской дороге, и разъяренная толпа сожгла его на костре.

Теперь предстояло восстанавливать королевство и приводить в порядок дворянские владения, хотя почти вся знать погибла на войне. Именно поэтому были прощены предатели вроде Робиана де Кастельмара. Им оставили их земли, но родовая честь была утеряна, и в будущем потомкам понадобится немало времени, чтобы восстановить их былое могущество и величие.

Аналиса осталась на нортийском престоле, а ее мать была провозглашена регентшей. Она упросила Волка остаться при дворе в качестве ее ближайшего советника и преемника, чтобы он совместно с маркизой правил королевством до совершеннолетия Аналисы. Ему возвратили титул, имя и земли, и он снова стал известен как граф Уртек де Монтеферро, хотя так и не смог избавиться от прозвища, под которым его знали те, кто восхищался его делами: рыцарь Волк. Спустя год он женился на маркизе Бельросаль, присоединив, таким образом, свою родословную к королевской.

Далекая от всего этого Виана вернулась в Рокагрис.

Шагнув рука об руку с Ури в ворота замка, девушка пошатнулась от нахлынувших чувств. Здесь она родилась, росла, жила. Здесь она в последний раз видела Белисию перед попыткой спасти ее, закончившейся столь трагично.

Теперь замок опустел. Дикари покинули его, чтобы сражаться с наступавшими с юга отрядами, а слуги разбежались кто куда, опасаясь за свою жизнь. Впрочем, Виане это было неважно.

Несколько недель Ури и Виана жили в замке одни, радуясь возможности побыть вдвоем. Это были счастливые дни. Они любили друг друга и знали, что навсегда запомнят это время.

- Женись на мне, – попросила как-то вечером Виана, отдыхая в объятиях Ури. Сказав это, она почувствовала себя очень смелой не только потому, что это мужчина должен делать предложение своей возлюбленной, но и потому, что могла представить, какое лицо будет у королевы, не говоря уже о лице Волка, попроси она разрешения на брак со странным юношей из лесного народа.

- Что значит “женись”? – спросил Ури. Виана улыбнулась.

- Это значит, что мы поклянемся друг другу быть вместе навсегда. Что наша любовь никогда не закончится.

- Не могу Виана, – тихо ответил он; лицо юноши было так печально, что при виде его у Вианы разрывалось сердце. – Я не смогу остаться с тобой навсегда.

Девушка закрыла глаза и вздохнула.

- Мне не нужно было говорить об этом, – прошептала Виана. За эти дни они почти забыли, что скоро всему придет конец.

Ури еще крепче прижал девушку к себе и пристально посмотрел ей в глаза.

- Я не смогу остаться с тобой навсегда, – повторил он. – Как сейчас, не смогу. Но обещаю, что всегда буду любить тебя… Всегда.

Виана разрыдалась.

Больше к этой теме они не возвращались.

Как-то ночью Виана проснулась и обнаружила, что Ури рядом нет. Она вскочила с кровати и, задрожав от холода, поняла, что в Нортию пришла осень. Все еще дрожа, девушка набросила на плечи плащ, и побежала по замку, зовя любимого.

Она нашла его во дворе, обнаженным, таким, каким увидела в первый раз. Он стоял и, казалось, не чувствовал ледяного воздуха, наступающего с севера. Подняв к небу свои зеленые глаза, он ждал рассвет.

- Ури, – прошептала Виана.

Юноша обернулся и посмотрел на нее, а потом улыбнулся. Печально и счастливо.

- Виана, – просто ответил он. – Прощай.

- Что?..

В эту минуту первые рассветные лучи поднялись над стенами замка, лаская растрепанные волосы Ури.

- Прощай, Виана, – повторил юноша. – Я люблю тебя.

Тело Ури стало меняться на глазах. Кожа потемнела и погрубела, волосы беспорядочно взметнулись ввысь. Ноги погрузились в землю, а руки потянулись к небу, ища живительного солнечного света.

- Ури… – растерянно пробормотала Виана и, внезапно осознав, что случилось, закричала, отчаянно и безнадежно, – Нет, Ури, нет!

Она бросилась к юноше, зовя его по имени, но тот с каждой секундой все менее походил на человека: на волосах и пальцах его проклюнулись нежные листочки, лицо исчезло под корой, ноги срослись воедино, а образовавшиеся из ступней корни прочно вросли в землю.

Рыдая, Виана обняла Ури за талию, ставшую стволом; она непрестанно твердила его имя, умоляя не уходить, не бросать ее. Но ни мольбы, ни слезы не остановили превращение. Когда солнце поднялось ввысь, Виана лежала у подножия молодого дерева, гордо устремившего к небесам свои ветви.

Она смотрела на него с мокрым от слез лицом. Это было одно из поющих деревьев; его листья тянулись вверх в поисках ветра, чтобы напеть нежную, печальную мелодию сладких воспоминаний о прошлом.

Прижавшись к корням дерева, Виана слушала песню, а потом запела вместе с ним.

- Спасибо, – сказала она, допев песню, и погладила кору дерева, которая была когда-то пятнистой кожей Ури. – Спасибо за все, что ты дал мне. Спасибо за то, что решил остаться здесь, со мной, вместо того, чтобы вернуться в лес, к своим, и там пустить корни. Я никогда не забуду тебя. И всегда буду рядом с тобой.

Здесь и нашли Виану Дорея, Айрик и остальные, когда вернулись в Рокагрис. Они немало удивились необычному дереву, столь быстро выросшему во дворе, и тому, что владелица замка выглядела грустной и безучастной в то время, когда все нортийцы от мала до велика праздновали падение короля Арака и изгнание дикарей. Виана так никому и не рассказала о причине своей тоски.

Как наследница Рокагриса она вернулась к своим обязанностям и стала приводить в порядок семейные владения, изрядно пострадавшие за месяцы ее отсутствия и правления дикарей. Айрик, Альда и Дорея остались в замке вместе с Вианой. Они всем сердцем любили свою госпожу и желали служить ей и дальше.

Каждый вечер после ужина Виана приходила и садилась у подножия чудесного дерева, чтобы нежно погладить его кору и спеть вместе с ним.

Проходили месяцы, и с каждым новолунием живот Вианы становился чуть больше, пока она не родила в свой срок близнецов – девочку и мальчика. Кто был отцом детей, она не сообщила, впрочем, никто и не расспрашивал об этом. Дворянские дома Нортии нуждались в наследниках и, если хотели выжить, приходилось закрывать глаза на сомнительное происхождение некоторых из них. Мальчика Виана назвала Корвеном в честь отца, а малышку – Белисией в честь лучшей подруги. Близняшки росли здоровыми и сильными и ничем не отличались от других детей. Темно-русые волосы их не имели странного оттенка, а кожа не была пятнистой. В их жилах текла красная кровь, как у обычных смертных. Даже цвет глаз они унаследовали от матери.

И все же Виана постоянно боялась, что однажды дети убегут из дома в лес, чтобы там пустить свои корни, потому что знала множество сказок о детях, рожденных феями, которые не могли устоять перед зовом колдовского мира, к которому они отчасти и принадлежали.

Но Корвен и Белисия росли среди людей и никогда не выказывали желания покинуть этот мир. В детстве они играли в прятки во дворе, укрываясь в ветвях поющего дерева. Когда близнецы выросли, это же дерево стало свидетелем первых слов любви, сорвавшихся с их губ, а позже наблюдало за первыми шагами родившихся у них детей.

Белисия вышла замуж за первенца королевы Аналисы, которую давным-давно взял в жены красавец-принц из южных земель. Таким образом, с годами Белисия стала королевой Нортии. Именно такой судьбы когда-то желала для себя девушка, давшая ей свое имя, чьи мечты так трагически оборвались.

Корвен остался в родовом замке и тоже женился на девушке из хорошей семьи. У них также родились дети, наследники владений Рокагрис.

Виана же, напротив, так и не вышла замуж. Злые языки судачили, что Робиан де Кастельмар приезжал к ней свататься, но как пришел, так и ушел несолоно хлебавши, а так ли это было на самом деле, Виана никому не рассказывала.

По правде говоря, они просто поговорили по душам. Разговор был долгим; Робиан повинился перед Вианой, но руки ее не попросил. Оба стали старше и мудрее и теперь могли вспоминать прошлое без гнева и боли. Со временем они даже сдружились.

Говорят, что каждый вечер до самой смерти Виана спускалась во двор, чтобы петь возле дерева. Даже когда волосы ее стали совсем седыми, глаза затуманились и почти ничего не видели, а пальцы скрючились от артрита, она нетвердым шагом, спотыкаясь, приходила навестить свое дерево.

Там она и умерла, а студеным зимним утром ее бездыханное тело нашли лежащим среди корней.

Все горько оплакивали Виану. Корвен решил похоронить ее под деревом, зная, что именно этого она и желала. Много людей приходило в те дни на ее могилу, и даже дерево поникло и всю долгую зиму молчаливо грустило, опустив к земле ветви с пожухлыми листьями. Оно не пело.

Но вот однажды весенним утром из земли пробился робкий росток, пробужденный к жизни первыми дождями и лучами солнца. Яркий зеленый стебелек вырос и обвился вокруг ствола поющего дерева.

И оно тоже ожило, вернув себе густую зелень. Все приписывали это приходу весны. Дерево вновь запело, и люди как раньше приходили к нему, чтобы послушать прекрасные мелодии.

Стремительно промчались годы. Корвен состарился и умер, уступив свое место наследникам. А много-много лет спустя засохли и умерли поющее дерево и вьюнок, выросший возле его корней.

Потомки Вианы не стали рубить высохший ствол, и он по-прежнему стоял на своем месте.

Обстоятельства сложились так, что со времени нашествия дикарей минуло несколько веков, и теперешний владелец Рокагриса отмечал свое пятидесятилетие.

В замок съехалось множество гостей со всех уголков Нортии; люди искренне любили и самого герцога, и его древний, славный род.

Стоя у дверей, он сам встречал каждого из гостей. Последний пришел, когда солнце уже закатилось за горизонт, но хозяин замка был непрочь и подождать; менестреля Оки все высоко


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Жизнь и удивительные приключения Арчибальда Керра, английского дипломата 
 Автор: Виктор Владимирович Королев
Реклама