Произведение «ОЩУЩАЯ ЛУНАТИЧЕСКУЮ ЛЁГКОСТЬ САМООТСУТСТВИЯ»
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: Публицистика
Автор:
Оценка: 5
Баллы: 2
Читатели: 552 +1
Дата:
Предисловие:
Не подымай руку на хлеб дающего...

ОЩУЩАЯ ЛУНАТИЧЕСКУЮ ЛЁГКОСТЬ САМООТСУТСТВИЯ

"ОЩУЩАЯ ЛУНАТИЧЕСКУЮ ЛЁГКОСТЬ САМООТСУТСТВИЯ"



(размышления у непарадного подъезда
по поводу книги Эфраима Бауха “Пустыня внемлет Богу”).



. “B конце концов, я не утверждаю, что видел все правильно.
Ведь я смотрел невооруженным взглядом”.
Жюль Ренар, “Дневник”.



1
Есть отчего впасть в отчаяние
Много лет занимаюсь литературой: читаю, изучаю, анализирую, пишу, наконец. Поневоле приобретаешь какие-то технические навыки, а вместе с ними, если не понимание предмета, то, во всяком случае, ощущение того, что путь к пониманию намечен, когда в одночасье осознаешь, сколь зыбки и необоснованны твои упования.
В такой ситуации чувствуешь себя не просто некомфортно — полным идиотом. То, что считаешь белым, оказалось черным; черное — серобуромалиновым, и так по нисходящей.
Хочется возмутиться, но стараешься не доводить возмущенный разум до точки кипения, а то ненароком выдашь себя в непотребном виде уже не перед зеркалом, а перед сплоченной общностью ухмыляющихся знатоков, наверняка осведомленных в том, что неизвестно тебе. Раздваиваешься, как рогатка, переполненный мыслями отнюдь не вегетарианскими. И вот уже на твоей физиономий не белозубая улыбка, а оскал, и доброхот-психолог, понимающе кивая и пряча в карман брюк гонорар, любезно советует:



— Выплюньте все это из себя..
— Как плевали в эпоху доисторического материализма?
— Пускай хоть по матери, лишь бы полегчало.
— А вдруг в кого-нибудь попаду?
— Тот пускай и переживает. Но в случае чего, я этого вам не говорил.



2
Последней, пока еще не остывшей новостью литературной жизни Израиля стал роман Эфраима Бауха “Пустыня внемлет Богу”, вышедший.в московском издательстве “Радуга” в престижной серии “Мастера современной прозы”, в той самой, где ранее издавались (и это настойчиво подчеркивают панегиристы) произведения Франсуа Мариака, Фриша, Фолкнера, Кортасара и прочих знаменитостей,
Радоваться бы, да не получается. Хотя бы потому, что в наше время в литературе возможны чудеса отнюдь не литературного свойства. Но я не об этом. А о том, с какой скоростью еще неизвестное широкой публике 'произведение возведено в ранг шедевра без права на другое мнение, разве что “другое” никогда не будет высказано вслух. Вслух же высказывалось следующее:
“Книга” Пустыня внемлет Богу” перевернула мой бинокль, и посеяла во мне смуту” (Бина Смехова, “7 дней” 27 июня 2002) . В этой же рецензии и “невероятная и прежде недоступная понимания бездна,” и “душевный трепет и натянутый, как струна, поэтический нерв, и “присущее ему (то есть, Бауху — Б. И.) глубинное ощущение первичности, первозданности языка,” и — вот она” земная слава! — возведение автора в должность “добытчика семантических самоцветов”, что в писательской табели о рангах означает никак не ниже Вашего Литературного Превосходительства.
Спешит отметиться и Белла Поморцева в “Еврейском камертоне” (дату не помню, может быть, мартобря).
“По авторской манере – произведение, безусловно, новаторское. И если лексика этой книги еще ожидает профессионального разбора, для которого тесны рамки газетной статьи, то стилистическая оригинальность, умение внести в ткань повествования зрелищность театра, ритмы кино — очевидны с первых глав”. Здесь же присутствует и “атмосфера ожидания и предчувствие необычайного”. И еще: “Я не удивлюсь, если узнаю, что уже сейчас в недраx большой, обладающей многими возможностями студии, рождается фильм на основе этого романа”.
Леонид Финкель (“7 дней” 12 сентября, 2002) по-мужски немногословен: “Один только замысел романа “Пустыня внемлет Богу” огромен. Не случайно Анна Ахматова любила повторять слова Иосифа Бродского: “Главное — Это величие замысла”. Замысел романа Бауха в пределах этих отрок”. Peцензия Финкеля — гимн начальнику писательского департамента, у которого рецензент состоит в непосредственном подчинении. Там и сям мелькает имена, рядом с которыми не то, что стоять — дышать трудно, но Финкель грациозно вводит шефа в этот круг, где не только Анна Ахматова и Иосиф Бродский, но и Бушар и даже Спиноза: “Эхо Бенедикта Спинозы конкретизируется, но получает при этом иное звучание. Как видим, завуалировано Финкель подводит нас к мысли, что Баух велик не только в качестве писателя, но и философа.



Весьма мною уважаемый (без кавычек) Александр Рыбалка в статье с несколько ироническим названием “Пустыня внемлет Бaуxy” (“Досуг” 12 сентября” 2002) осторожно определяет роман, как еще один колоссальный шаг в сторону иудаистского образования евреев. Тех же, кто такое образование получил, успокаивает: “в принципе книгу Бауха можете не читать”. Хотя прозу его называет “великолепной”.
Бесспорно, на страницах пухлого тома можно набрести на хорошие, очень хорошие и даже великолепные примеры, но далеко не все так великолепно у Бауха Великолепного, как представляется его рецензентам. Легко обнаруживаются примеры и прямо противоположного свойства, но никто не решился плюнуть в колодец, из коего черпает животворную влагу. Пришлось это сделать мне… непьющему.



3
Предупреждаю заранее, примеры громоздкие. Когда мысль расцвечивается фейерверком шумно лопающихся фраз “величие” их в обратной пропорции к смысловой наполненности. Итак, начинаем:




“То ли куст пляшет языками огня, то ли знакомое, давно не посещавшее его огненно-ангельское крылатое, но вовсе не обжигающее его своим вихрем, а, наоборот, как бы призывающее привычным, хотя и впервые увиденным чудом?”




“Это только кажется, что нет паузы между дважды произнесенным его именем, чёрная дыра невероятной тяжести обозначилась тошнотой от низа живота, поднимается заверчивающимся вихрем уловленных в жизни голосов, удушающей, лишь увеличивающей сомнение злостью на собственную самонадеянную веру в  то, что способен их различить. Кто он?”




“Разве не просто повернуться и уйти, ведь ноги не приросли к земле, хотя ощущение такое, что летишь в пропасть и жив, пока летишь, или проигрываешь партию в шахматы: обратного хода нет, хотя можно смешать фигуры.



Я умышленно выделил последнее предложение. Действительно, можно все, не только смешать фигуры," но и заставить Моисея мыслить шахматными образами. За такую смелость, надо полагать, и нарекли Бауха “мастером современной прозы”.






Наш краткий обзор творческих достижений: автора был бы неполон без учета красивостей, которыми нашпигован текст, как консервная банка тараканами. Можно черпать полными пригоршнями “лакированные глаза, скосы глаз, кончики страха, лежбища смерти” или “абсолютной единичности вершащегося в этот миг события”. Но вершина любви к орнаментальной прозе, со времен Марлинского считающёйся в приличном литературном обществе моветоном: “ощущая лунатическую легкость самоотсутствия”.




В этом конкретном случае, я склонен Бауху верить — ощущает! Но при чем здесь мы, читатели? Сначала нас убалтывают, что мы имеем дело с товаром высшей пробы, а когда приобретем и разберемся, выяснится, что обмену и возврату не подлежит ни в пространстве, нам отведенном, ни во времени, нам отпущенном…
niw 09.04.03       Борис Иоселевич



Отмечу, в том числе и для хвастовства, что «Литературный сборник», цель коего  следить за публикациями интернета , обозначил эту статью в 2007году году в числе семи лучших. Б.И.



Послесловие:
... но раз поднял, опускай посильнее...

Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     15:19 03.10.2012 (1)
Ну и?
Предлагаете собрать тираж и "фтопку"?
Кстати, первый слог в фамилии небезызвестного французского писателя принято писать через "о": Мориак.
     04:46 04.10.2012 (1)
Уважаемый Александр! Во-первых, спасибо за ошибку. У меня, к сожалению, это не редкость. Но дело в том, что эта статья была опубликоана в 2003 году. когда у меня ещё не было интернета и вынул я её прямо оттуда. Что же касается "Фтопку", то не мне разводить огонь и уж тем более что-то в него подбрасывать. Борис Иоселевич
     10:34 04.10.2012
Тогда, Борис, я не понял пафоса статьи. Вы полагаете, что Баух претендует на величие? Или Вас покоробили масштабы сравнения, выбранные критиками? Или Вы отказываете в праве Вашим коллегам восхищаться тем, что их приводит в восхищение?
На "развенчивание кумиров", полагаю, Ваша статья также не направлена, ибо - какой же это кумир при таких-то тиражах (см. ниже)?
Касаясь же того, что "возврату и обмену не подлежит", ну, не знаю... Я о потраченных в 2010 году восьмидесяти рублях (удалось купить эту книгу в Казани только спустя восемь лет после выхода) не жалею. В конце концов, тираж 3000 экземпляров рассчитан на интересующегося читателя, а не на тех, кто покупает (если ещё покупает) книги в соответствии с топ-местами...

Не, Баух - хороший писатель (если коротко)
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама