Произведение «Первый поцелуй»
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Темы: советское время
Автор:
Читатели: 621 +1
Дата:

Первый поцелуй

Каждую субботу, а иногда и в воскресенье, после окончания вечернего фильма ребята приносят магнитофон, протягивают длинный провод от здания клуба в сквер и – гуляй страна! –  танцы хоть до утра. Молодёжи не очень много, но человек двадцать-тридцать всегда наберётся.
Майские жуки, ударяясь о висящую на дереве лампочку, падают на импровизированную танцплощадку: небольшой  участок между тополями за поселковым клубом. Иногда они шлёпаются прямо на кого-нибудь из танцующих. Мальчишки смеются, девчонки нарочито визжат. Всё, как всегда, разве что жуки не в любой сезон бывают.
– Шисгарес! Я пою тебе Шисгарес! – Кричит Вовка, почти заглушая магнитофон, по-дурацки  при этом кривляясь, извиваясь, как червяк, поднесённый к крючку. Да, парень у Ленки какой-то развязный… Даже чересчур. Она, гордая такая, красавица и к тому же девушка отчаянная, с нею все представители мужского пола держатся соответственно – на дистанции, а он… Вытанцовывает перед ней, да ещё дым в лицо пускает! Наверное, пытается таким образом утвердиться, как лидер, не зная, что для этого ещё хоть капелька интеллекта не помешала бы. Что поделаешь, если природа его умом не наделила? Вот брат его младший, Борька, он не такой совсем…

– Тань, ты где? – Ольга лукаво улыбается, заметив моё «отсутствующее присутствие». Смотрю отрешённым взглядом, не понимая, что же она от меня хочет. И в ту же секунду соображаю: подруга пытается «вернуть меня в реальность». Прервала воспоминания, а жаль: не весь вчерашний вечер ещё в памяти «прокручен».
– Потеряла? – отсылаю улыбку рикошетом. Не могу же я озвучить свои мысли. День рождения у Оли сегодня, как-никак. Все подружки в гостях – её ровесницы. Это я одна затесалась среди них – молодая. Вон как они, наперебой, поздравляют её и, вроде как, радуются! Чему? Мне так жаль Олюшку… Подруга такая душевная, и – подумать только! – восемнадцать уже стукнуло. «Старуха…», –  думаю с искренней горечью и, чтобы как-то отвлечься, предлагаю поиграть «в чепуху».
Идея поддержана, и вскоре в квартире то и дело раздаются взрывы  гомерического хохота. Вы знаете эту игру? Тогда, конечно, можете себе представить, какое воцарилось веселье.
Я на два года моложе, и весьма довольна этим обстоятельством: как говорится, вся жизнь у меня ещё впереди. А вот Ольга на замужнюю даму похожа и погулять с нами уже не может: уезжает обычно с Сергеем кататься на мотоцикле сразу после танцев. Так что домой я возвращаюсь без неё, в сопровождении шумной компании сверстников. Ну, и не только. Плюс-минус, по возрасту. Но больше – плюс.
Посмотрела на Ленку, и наши взгляды пересеклись. Последнее время с ней что-то происходит. Да, смеётся со всеми вместе, но впечатление такое, что через силу. Странная она какая-то. В компании, вроде, и в то же время сама по себе. Я с нею почти не общаюсь, нет у нас общих тем для разговоров. О парне своём никогда не говорит, а уж о его брате, и тем более… Глаза у Ленки настороженные, холодные, насквозь пронзает острым взглядом, будто подозревает тебя в чём-то. На руках шрамы. Вены резала?! Не знаю… О таком не спросишь. Похоже, переживает-то она из-за Вовки. Он старше, и намного. Нашёл себе какую-то… Время проводить. А зачем тогда вокруг Ленки каждый раз крутится?

Интересно, а Борька придёт в парк? Танцы обязательно будут! Если Ольга сказала, можно не сомневаться. Мальчишки в лепёшку расшибутся, но устроят. Уважают они её. Ещё бы не уважать, Оля весёлая такая, в любой компании заводила! И юмор у неё мягкий, не обидный, хотя и всегда поразительно прицельный. И ещё она очень проницательна. Мы близкие подруги, даже и говорить, порой, не нужно о том, что на душе: она это чувствует. Вот даже и про Борьку…

Борька. О, это отдельная история! Есть что-то в нём такое, разудало-цыганское. Смуглый, черноглазый, уверенный в себе, всегда спокойный. Никогда ни перед кем не заискивает, чувствуется его сила внутренняя. И волосы не отпущены ниже плеч, не болтаются, как у Вовки. Вполне нормальная стрижка. Мужская.
Не такой Борька, как другие. Ну, да что там скрывать: нравится мне он. Ходят, правда, слухи разные, что-то про наркотики… Нет, не верю! По-моему, просто выпивает с ребятами иногда. Мало ли что про кого говорят!
Вот только рост у него не очень. Интересно, он, хоть, не ниже меня? Кажется, нет. Мериться же не станешь! На всякий случай обуваю, собираясь на танцы, туфли на невысоком каблуке: приятнее, всё же, когда не торчишь антенной среди мальчишек. Особенно, если стоишь рядом с тем, который не безразличен.

Не ошиблась я: танцы в этот вечер были. Все шумно поздравляли Олю с совершеннолетием, и выглядела она абсолютно счастливой. Наверное, только я одна знала, какое на самом деле у неё настроение: надо же было такому случиться, что именно в этот день не приехал Сергей…
Потом фотосъёмку затеяли. Наверное, Олина работа: я и понять не успела, что к чему, как оказалась рядом с Борькой перед фотоаппаратом. Но зато сразу сориентировалась, как лучше встать: небрежно ногу в колене согнула, перенеся вес на другую. Маленькая хитрость: теперь уж точно на фото я буду обязательно – ниже, даже если рост у нас одинаков!

Интересно так получается, само собой, как бы: только что нас было человек десять, и где, спрашивается, они все растворились? Только я и Борька. И никого больше! Неловко даже…
        – Я провожу тебя?
– Проводи…
 Дороги в посёлке, обычно – грязь непролазная, тротуаров нет, только обещают проложить, и идти домой от центра далеко, долго и нудно. Но именно в этот вечер, как назло, сухо, и дорога какая-то… В общем, втрое короче, чем всегда!!! Не успели и нескольких слов сказать, как уже и калитка перед нами!
        – А ты приедешь на следующий выходной?
– Не знаю… Наверное.
– Приезжай… – Борька помолчал немного, как бы ожидая чего-то, – Так, я пойду?
– Да, конечно. Пока!
– Пока…
                     
С этого вечера Борьку в посёлке стали называть «моим» парнем, а меня – «его» девчонкой. В то время не говорили «они дружат» и, тем более, «они встречаются», это считалось прямо-таки нафталинно-старомодным. Бытовало выражение «они ходят». Ну да, это сейчас забавно такое услышать, а в семидесятые – в порядке вещей было, если тебе зададут вопрос: «С кем ты ходишь?». Вот ни с кем не ходить – это считалось непрестижным.
Я ходила с Борькой. Чинно. Все субботние и воскресные вечера он исправно сопровождал меня домой после танцев или просмотра очередного фильма в маленьком тесном клубе.

В будни мы с Ольгой уезжали в райцентр, где  учились в техникуме. Провинциальный городок, уютный такой и близкий, чистенький, весь в зелени и цветах, оазис. Совершенно иной мир.
Мальчишки из группы к моим отъездам на выходные почему-то относились с некоторой ревностью. Не нравилось им это. Группа у нас была, что надо, практически – большая семья. Все и обо всех знали, если и не всё, то очень многое. Однокашники – просто друзья, а вот, надо же: задевали их эти мои визиты «на сторону»! Ездила-то я не домой, потому что жила очень далеко, а в гости к Олиной родне, близко знакомой с моими родителями. Ребята подшучивали, ненароком, как бы, расспрашивали, даже пытались по-своему контролировать ситуацию.
А какой, думаете, вопрос чаще всего задавали друг другу девчонки в общежитии? Да уж никак не: «Что нам на завтра выучить задали?». Самым наиактуальнейшим вопросом был: «А ты – целованная?».
Целованные, между прочим, стеснялись и тайну свою старались не разглашать. Ну, разве что под большим секретом.
Мне стыдиться было нечего. Свою нецелованность я отстаивала надёжно, иногда даже, практически, в рукопашную.

В один из «танцевальных» поселковых вечеров Борька вместе с друзьями исчез с танцплощадки, а по возвращении ребята были уже навеселе. Не могу сказать, что мне это понравилось, но и расстройства особого тоже не вызвало. Почётной обязанности провожать меня домой Борька за этот проступок лишён не был.
          Лето. Небольшой ухоженный скверик, скамейки.
        – Посидим, Таня?
Со своим парнем да не посидеть на скамейке в такую пору?
        – Конечно!
Я выбрала восхитительно уютное местечко: скамеечку, укрывшуюся среди кустов туи и стриженого самшита. Мы присели рядышком, но разговор на этот раз почему-то не клеился. То ли оттого, что Борька выпил, то ли потому, что чересчур уж близко ко мне он сел.
И вдруг этот нахал очень даже напористо попытался посягнуть на мой незыблемый статус  нецелованной!
Реакция моя оказалась мгновенной. Обеими руками вцепившись ему в чуб, я изо всех сил стала тянуть его за волосы! В противоположном от себя направлении, разумеется.
Борька опешил и разозлился одновременно. «Борьба» продолжалась, наверное, несколько минут, а может быть – секунд. По крайней мере, мне показалось, что – долго. В какое-то мгновение, он исхитрился чиркнуть своими губами по моим, не более. Всё равно, я готова была его убить!!! Отстал, конечно, но мы жутко друг на друга рассердились и потому отправились по домам в одиночку.
До самого утреннего автобуса не сомкнула я глаз, терзаемая неразрешимым вопросом: «Какая же я теперь-то? Целованная? Нецелованная?»
Это было не смешно, потому как врать я совершенно не умею, и не умела никогда. Девчонки, по обыкновению (и уж с особым пристрастием – по понедельникам), проводили опрос на эту тему, и когда очередь доходила до меня… Я впадала в ступор, не зная, что отвечать. Изумлённые подружки пытались меня расшевелить, но то, что я после этого выдавала в ответ, повергало их в ещё большее недоумение.
        – Не знаю…

Недели, меж тем, мелькали быстро, мы с Борькой помирились, и он снова служил при мне «полупроводником»: из дома в клуб-то я отправлялась, всё-таки одна, и только обратно мы шли вместе. Штурмовых действий мой парень больше не предпринимал. Правда, обнимать свою подругу ему уже иногда позволялось. Меня  устраивали такие отношения, Борьку, похоже, нет.
Шла весна следующего года. Поздним вечером мы стояли у общежития, в котором жили, кажется, прикомандированные рабочие.

– Тань, ну я, хоть когда-нибудь, тебя, всё-таки, поцелую?!
– …
– Ну, пожалуйста!!!
– Нет.
– Что с тобой станет-то от этого?!
– Нет!
– Всего один-единственный разочек!

Тут я призадумалась. Столько времени пребывать в полуцелованном состоянии мне, и действительно, надоело. Никакой в этом вопросе ясности! Уж либо «нет», либо – «да». И правда, что от меня, убудет, что-ли, из-за одного поцелуя?
– Таня, ну что ты молчишь-то? Можно?
– Ну, хорошо. Один раз – можно.

Честно? Даже не помню, как Борька поцеловал меня, и что я при этом испытывала (если испытывала вообще). Но, он поцеловал, факт! Мне это было как-то… Зато Борька будто подрос от такой удачи! Что-то говорил мне, шутил, улыбался, и вдруг… вознамерился повторить свой подвиг!
…Пощёчина, которую я ему влепила, была такой звонкой, что, пожалуй, могла разбудить постояльцев обшарпанного общежития.
Ошарашенный Борька молча растерянно моргал, не зная, как реагировать. Потом, наконец, простонал:
        – По-че-му?..
На что я невозмутимо ответила:
– Ты обещал ОДИН раз.

Больше мы с Борькой уже не «ходили».

Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама