Произведение «Африканский орленок» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Приключение
Темы: войнаафрикабайки
Сборник: Неизвестные войны Советского Союза
Автор:
Читатели: 665 +3
Дата:
Предисловие:
Из книги "Африканский анабазис"

Африканский орленок

 


  Тупик любой трассы, особенно если вы в Африке, может быть тупиком во всех смыслах. Нет если вы налегке и без тяжёлого транспорта, вам открыты все горизонты, но вот если у вас груз в составе двух железнодорожных вагонов и ни одного локомотива, кроме электромотриссы, которая абсолютно бесполезна, ибо провода украли еще год назад, а подстанцию взорвали и вовсе за два года до этой кражи века, было нам весьма грустно.

  В этот городок мы прибыли на двух трейлерах с «шестьдесятдвойками» без хода и без снарядов, под конец один тягач наскочил половиной колес и движком на длинную пулеметную очередь, там мы истратили последние снаряды и после продолжили путь в позиции «битый не битого везет», то есть один тягач тащил два трейлера.

  Нехорошие люди мешавшие нам мирно ехать, почему то решили что пятнадцать половозрелых европейцев в камуфляже и при двух зачехленных танках, должны испугаться трех дюжин местных дебилов при трех «Бренах» и одной базуке «Карл Густав», но зато под командой белого колонизатора. У нас было несколько осколочно-фугасных сто пятнадцати миллиметровых снарядов, они и поставили точку в этом боестолкновении. Джип с базукой был разнесен на атомы первым, пулеметчики получили вощще от души, ну и дальше по уставу. Колониальный Мальчиш-плохиш оказался самым умным и после первого же орудийного выстрела, очень удачно затаился в ямке, где и был обнаружен Акимом и Птицей. Данный индивидуум оказался бельгийцем, сержантом пехоты в отставке, нанятым вождем одного племени для обучения воинов современному бою, сержант проводил с обучаемым подразделением многокилометровый марш-бросок, но присутствовавший с ними сын вождя, увидев нашу колонну, своей властью велел её захватить. Мы почти уже отпустили эту невинную жертву негритюда, когда Тарасюк досматривавший вещи пленного обалдело воскликнул: «А це що таке?».  В руках у старшины поблескивал здоровенный пучек фотопленок. Таракан сразу сделал стойку, направил на побледневшего бельгийца автомат и приказал Тарасюку тащить сюда подтверждения шпионской сущности нашего пленника. Тарасюк шел очень медленно, впившись взглядом в пленку и неохотно протягивая её Таракану пробормотал: «Ох яка блудлива дивчина»…

  Пленки не были шпионскими, это  было пять метров кинопленки от новейшего скандального омерзительно-буржуазного фильма  Эммануэль, по словам бельгийца честно выменянные на три бутылки джина. Звали кстати нашего пленного Пуаро (не Эркюль).

Путь наш закончился в городке Ринанго, тут мы всеми правдами и неправдами загрузили несчастные танки на платформы, платформы обшили деревом, придав им вид вагонов и честно стали ждать паровозную оказию. Начальник станции поначалу пытался отказать Тарасюку в выделении досок, гвоздей и пролетариата, но ему показали Арканю и железнодорожник, «обделавшись легким испугом», согласился на представление данной услуги и материалов, за банки из под краски из запасов нашего старшины, коей краской вагоны и покрасили (в качестве бонуса старшина прицепил к нашим вагонам салон-пульман вице-губернатора, каким то чудом оказавшийся в местном депо).

  Приказ который мы выполняли был прост как пионерский лозунг, доставить две единицы поврежденной техники в пункт «N», в случае угроза захвата охраняемых объектов противником, объекты уничтожить. Угрозы пока не было и мы пребывали в ожидании, во всю пользуясь подвернувшимся отдыхом. Жизнь в городишке в принципе кипела. Там были резервные склады Революционной гвардии и старшина Тарасюк, выклянчив у командира его мощную «самоходную» бумагу, с печатью Военно-Революционного Комитета, буквально на тех складах прописался. В результате в выделенном для нас напрочь разграбленном доме появились: мебель, холодильник, радиола и естественно генератор с запасом горючки.

Так же старшина добыл нужное количество взрывчатки, которым мы заминировали танки, правда была проблема с взрывателями, вернее с их отсутствием, но голова на плечах, руки растущие откуда надо, немного соли, сахара, еще кое чего, элементарный транзистор и полевой телефон, короче все было на мази. Войск в городке было не то что бы очень, охрана складов, подчинявшаяся непосредственно ВРК, комендантская рота, взвод охраны вокзала и какой-то таинственный отряд Народной милиции, который мы так и не смогли ни разу увидеть, но по словам коменданта, являющийся серьезной боеспособной частью.

  А еще тут были самые настоящие пионеры. Революционную пионерскую организацию создал младший Команданте Матумба, он учился в институте Патриса Лумумбы, хорошо говорил по русски и считал своей целью, сделать Африку копией Советского Союза и начал с отдельно взятого городка. Его пионеры лихо маршировали в красных галстуках и пели советские пионерские песни на русском языке!Потом правда выяснилось, что он просто писал латиницей русские слова, а ребятишки им же обученный португальскому языку, зубрили с листа и с очаровательным акцентом распивали: Взвейтесь кострами, Картошку, Орленка и.т.д.  Самую свежую песню Пахмутовой, «И вновь продолжается бой», Матумба списал на слух с радио и исполнял её со своим хором наиболее часто.

  Барон, побывавший в свое время в Артеке пожалел что у местных пионеров есть только красные галстуки, а красных пилоток как в Артеке нет и Тарасюк получил задание…  В городке был старый кинотеатр, времен похоже еще братьев Люмьер и в кинотеатре сохранился занавес из настоящего старого китайского шелка и что характерно красный. Сначала Тарасюк изыскал равное площади занавеса количество брезента который вытравил и покрасил настоящим индиго, но параллельно к данной сделке по обмену, Тарасюк присовокупил пять метров кинопленки от фильма  Эммануэль. Конечно это было не совсем политически правильно, но как говорили классово чуждые иезуиты – цель оправдывает средства. За одно, Андрей в качестве бонуса подарил пионерской дружине пол сотни синих комбинезонов непонятного образца, но очень маленьких размеров. Пионерам очень понравились пролетарские нашивки в виде скрещенных молотков.

Короче, через несколько дней пионеры щеголяли в красных пилотках и в дружине появился запас красной материи. Камарадо Матумба на радостях устроил целый праздничный концерт, где все мы были почетными гостями. А тут и подоспела долгожданная радиограмма, к нам едет паровоз и ждать его не больше двух суток, но на другой день подоспели и менее радостные новости…

  Разбитые недавно в соседней области части сепаратистов, выбрали маршрут для отхода на сопредельную территорию именно через наш городок. Их в первую очередь интересовали склады с продовольствием, медикаментами и патронами, и было тех сепаратистов тысячи две с лишним, по местным меркам целая армия. А у нашей стороны мелкие подразделения местных (не считая таинственной Народной милиции), ну и мы орлы, стоящие минимум батальона, но одних нас было маловато. Ближайший гарнизон компаньерос был километров за триста и хотя им дали радиограмму, но надежда на помощь была исчезающе мала.

  Железнодорожная станция, где стояли наши вагоны, была в аккурат между зеленкой и складами, мы обозначили себя как последнюю линию обороны, в наших порядках находился сапер из комендантской роты, который должен был в последний момент (ежели такой наступит), поднять склады на воздух.

    Мы так же ждали своего момента, ибо согласно приказу могли взорвать технику только в случае прямой угрозы захвата оной. У на было четыре ДШК и четыре МГ-42 (увы без сменных стволов), хорошо хоть с морем патронов. Артиллерии у сепаратистов не было, и я приказал разместить пулеметы попарно, на водокачке, чердаке вокзала и на флангах. Рядом с ДШК на водокачке, разместили свои КП камарадо комендант и Барон. Мы всё таки надеялись дождаться своего локомотива, а что бы сепаратисты не захотели взорвать железку, местные железнодорожники, по нашей просьбе раскочегарили два стоящих на вечном приколе паровоза и из далека, они выглядели вполне под парами и даже готовыми к отъезду.

  Когда появился авангард противника, комендант дал красную ракету, по сигналу которой пара патрулей немного постреляла и сделала ноги и в это же время с противоположного въезда в город было снято оцепление и толпа беженцев с радостью и весьма быстро, приступила к эвакуации. Противник радостно попер на объятый паникой город и получил кинжальный огонь по фронту и с флангов. Мы согласно приказу своего командования, подчинялись местному коменданту, а он строго на строго приказал не открывать огня, пока противник не покажется в прямой видимости наших позиций, да и то только по приказу. А противник пер и пер, пользуясь численным превосходством, обходя хилые узелки обороны и все ближе подходя к вокзалу. Мы уже считали последние метры до условной линии открытия огня, как вдруг комендант улыбнувшись не человеческим оскалом, прохрипел, что теперь пойдет в атаку Народная милиция и горе тем кто будет на её пути, он поднял вверх трубку сигнальной ракеты СХТ, той самой которую в войсках называли «три красных свистка», и не успели отсвистаться три красных ракеты, как на пути атакующих сепаратистов, как из под земли материализовалась цепь из полусотни бойцов в странной  синей униформе, вооруженных судя по всему ручными пулеметами. Растянувшись по фронту, они открыли ураганный огонь, противник дрогнул и заколебался и тогда по всей линии милисианос прошла волна каких то манипуляций и на головах у них появились красные пилотки. Барон приник к биноклю и длинно и заковыристо выругался, в руках у милисианос были не пулеметы, а обычные Калаши, просто в руках у мальчишек они  выглядели не пропорционально большими. А подростки в красных пилотках пошли в атаку, он шли ведя огонь с ходу и с их стороны неслась до слез знакомая песня:

«Орлёнок, орлёнок, взлети выше солнца, И степи с высот огляди. Навеки умолкли весёлые хлопцы, В живых я остался один».

  Противник опомнился перестал пятится и открыл ответный огонь, и теперь то там, то там падали на землю хрупкие фигурки в синем и на красной африканской почве, расцветали траурными гвоздиками алые пилотки, но мальчишки шли вперед.

Барон плюнув на установки коменданта, приказал приготовиться к взрыву и открыть огонь из всех пулеметов. Мы стреляли на расплав стволов, лишь бы отвлечь вражеские стволы от милисианос и тут с неба раздался знакомый до боли рубящий звук турбин ТВ3-117, над полем боя мелькнули силуэты трех  "Крокодилов", заныли НУРы, забубнили турельные пушки, ситуация изменилась в момент, выживший противник попытался сделать ноги, но до зеленки добрались не многие, да и её «Крокодилы» хорошо прочесали огнем.

  А милисианос прыгали, орали, палили в воздух. Что с них возьмешь, дети и на войне дети. Только вот воюют и гибнут они как взрослые. Ребят осталось меньше половины. Сколько их по всему миру воевало и воюет, гибло и гибнет. Не знаю как сейчас, а тогда в семидесятые, для этих мальчишек в Африке и Латинской Америке, слово Революция не было пустым звуком и авторитетами


Разное:
Реклама
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама