Цветы победителям.
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Без раздела
Автор:
Читатели: 660
Внесено на сайт:
Действия:

Цветы победителям.

Цветы победителям
Очерк

9 Мая пожилые люди в военной форме и просто праздноодетые с орденами и орденскими планками и с цветами в руках. Тюдьпаны, гвоздики … и как правило красные, алые. Все это – знаки благородной памяти ныне живущих.
По мере приближения этой замечательной даты – «Победы над фашистской Германией» мне, непрофессионалу-корреспонденту, вспомнилась просьба при разговоре в одной из редакций города Тамбова: «Нужна статья о ветеранах Отечественной войны».
Замечательный мартовский весенний день привел меня на предприятие, где еще недавно пришлось работать. Отдел кадров завода «Ревтруд».
- Кого из ветеранов, - обратился я к начальнику «Военно-паспортного стола», - Можно посетить? – И изложил цель моего намере6ния.
- Завадская Светлана Вячеславна, - только получил ответ.
Но встреча с Завадской осталась как нельзя важна. У нее оказался полный перечень ветеранов Отечественной войны завода «Рувтруд». И на мою просьбу она незамедлительно назвала первую попавшуюся фамилию: Колодин Михаил Николаевич и позвонила ему, не возражает ли против встречи. И хотя было возражение, что он не такой уж героический, а обычный рядовой войны и предложил встретиться с другими ветеранами: Мельтник Василий Афанасьевич или Серегин Михаил Иванович. Но все-таки дал согласие на встречу. Ну а на его возражение Завадская ответила, что обязательно напишем и о других ветеранах со временем.
На пороге дома встретил небольшого роста, но крепкого телосложения с сединой, которая подчеркивала его почтенный возраст, человек.
- Колодин Михаил Николаевич?
- Да, - получил утвердительный ответ.
В разговоре он оказался хорошим собеседником, и хотя напоминал о своем не героическом прошлом. Разговорились.
- 24 сентября 1925 года рождения, - сообщил он, – как видишь возраст совсем не для войны. А все-таки в ноябре 1943 года военкомат направил меня на курсы подготовки водителей… В 17 лет… А в это время у меня уже имелось удостоверение водителя. Поэтому прямиком отправили в армию, но только не на фронт, а вначале в запасной полк, где проходил курс молодого бойца.
- Как долго? – Поинтересовался я. – Полгода, как в сегодняшней армии?
- Да месяцев 5 – 6 .
Колодин задумался… Было видно, что вспоминает давноминувшие дни. Сожаление и некоторая гордость за прошедшие годы промелькнула на лице. Он продолжил рассказ.
-- В августе-сентябре 1944 года был направлен в состав 1-го Украинского фронта 3-й Гвардейской танковой армии 9-й мехкорпус 3-й батальон автоматчиком.
«Хорошая память», - подумал я. В подтверждение он назвал фамилию командира бригады – Летвинов, а своего непосредственного командира Криворученко.
- Кстати, командующий танковым соединением являлся прославленный П.С.Рыбалко.
Часть располагалась рядом с городом Салдомер и находилась на отдыхе. Поэтому курсы подготовки для вновь поступивших на фронт продлились.

Позже, придя домой, я сопоставил некоторые факты и оказались некоторые совпадения исторического момента, когда призывался на фронт Колодин, как и многих его сотоварищей по оружию, с теми замыслами военноначальников и руководителей держав, которые были отражены в ряде документов Великой Отечественной войны.
В своих воспоминаниях маршал Г.К.Жуков пишет о сражении за Украину:
«Новый план освобождения Киева и развития наступления на Коростель-Эитомер-Фастов был представлен на утверждение Верховному. После рассмотрения в Генштабе и увязки с Центральным фронтом план был утвержден.
25 октября начала осуществляться перегруппировка 3-й Гвардейской танковой армии с Букринским плацдарма. Ей предстояло совершить путь около двухсот километров вдоль Днепра, а это означало – вдоль фронта противника. На наше счастье, погода была нелетная, и авиационная разведка противника во время перегруппировки почти не действовала».
15 ноября 1943 года И.В.Сталин в секретном послании премьер-министру г-ну У.Черчилю благодарит «за поздравления по поводу наступления советских войск, которым приходится сейчас выдерживать большой напор западнее Киева, куда немцы подбросили свежие силы и танки».

На мой вопрос: «Ваше первое боевое крещение?» - Колодин рассказал о местечке поместья Фольверк в Польше, где подразделение остановилось на ночлег.
- Пришли поляки: «Пановье, просим помощи». Однако время было позднее и командир отдал приказ выставить посты и отдыхать.
Утром, после сообщения от постовых, которые заметили немцев близ перелеска и небольшой деревни, где они пьянствовали и насиловали женщин, командир отдал приказ расположиться цепью и залечь перед Фольверком. Обнаглевшая пьяная толпа немцев, бранившихся, ведя бесприцельную стрельбу все приближалась.
Подпустив неприятеля, автоматчики ответили прицельным огнем, что породило замешательство в фашистских рядах. Те залегли. Началась перестрелка… Плотный огонь с обоих сторон не позволял предпринять никаких действий, как с одной, так и с другой стороны в течение полутора часов.
Рядом с Колодиным старшина встал и лишь крикнул «Ура», чтобы повлечь за собой бойцов, был сражен вражеской пулей. Однако другие бойцы дружно подхватили и ринулись в атаку. От этой неожиданности банда фашистов оказалась в замешательстве и бросив оружие, подняли руки с возгласами: «Гитлер капут!».
Пленены были большинство из группировки. Тут подошел поляк и жестами показал на сарай. Тогда командир отделения, взяв с собой несколько человек, в том числе и Колодина, поспешили в указанном направлении.
Командир приказал бойцу открыть дверь и с остальными ворвался внутрь. Однако перед входом валялся убитый немецкий генерал, а второй без сопротивления поднял руки.
В комнату вошла супруга Колодина. – Светлана Ивановна Колодина», - представил ее супруг. Женаты с 1954 года, так что скоро золотая свадьба. Та кратко напомнила, что нужно идти за внучкой в детский садик.
- Да, пожалуйста, - согласился я. – Можно покороче.
- Кстати, - добавил он. – Я и моя жена всю свою трудовую жизнь посвятили одному заводу «Ревтруд», на котором я начал работать с 1950 года во 2-ом цеху рабочим, окончил 2 института и на пенсию ушел в должности начальника производственно-диспетчерского отдела. Моя жена попала на «Ревтруд» по распределению из Саратовского университета.
Колодин продолжил рассказ.
-Уже в Германии в феврале месяце 1944 года, тогда моя служба продолжалась в другой части в качестве водителя американского «Форда» и обеспечивал войсковые подразделения боеприпасами и продовольствием. Но с автоматом ППШ не расставался, он всегда был со мной в кабине. Так вот, нужно было с лейтенантом Олейник Дмитрий Гаврилович прибыть в штаб корпуса и уже по возращении в штаб полка в районе Явора неожиданно сообщили, что на обратной дороге немцы. Решил ехать по другой и тоже небезопасной … Выбрали третий маршрут. И, если вначале было все благополучно, то ввиду сумрачного времени, неожиданно на дороге обнаружилась банда немцев в серой камуфляжной форме.
И только считанные секунды решили все, когда нужно было развернуться на машине и на скорости оторваться от наседавших фашистов… По прибытии в полк, в бортах и кабине машины оказалось довольно много пробоин.
Михаил Николаевич встал и принес открытки.
- Мы и сейчас поддерживаем связь. Однополчане, конечно. Обычно к 9 Мая переписка, поздравления, - и показал открытку. – Вот он и есть, зам. Председателя комитета ветеранов войны 3-й Гвардейской танковой армии. -  Подпись: Олейник – под поздравлением Президиума Киевского Совета ветеранов войны 3-й Гвардейской танковой армии, - тот самый, что был со мной в грузовике под обстрелом.  
- Судьба все-таки. Проходили как-то с боями город Опель, вспомнил, что здесь был в плену мой отец Николай Елизарович во время 1-й Мировой войны. Вот и получилось, что по той же хожу земле вдали от Родины, что и мой отец когда-то.

Уже дома, листая книги, попалась на глаза работа военного корреспондента газеты «Известия» Виктора Полтавченко. Об этом времени он пишет: «В феврале 1944 года войска 1-го Украинского фронта после зимних упорных боев под Житомиром и Корсунь-Шевченковским правым крылом продвинулись далеко на волынь и овладели городами Луцк, Ровно, Здолбунов.
В Ровно находилась резиденция гитлеровского наместника во временно оккупированных областях Украины рейскоммисара Эрика Коха, стяжавшего недобрую известность массовыми убийствами грабежами».
В строго секретном личном послании от г-на Уинстона Черчилля Маршалу Сталину сообщалось: «Что касается войны с Германией, которую Польское правительство желает вести с наибольшей энергией, оно осознает, что крайне необходимо иметь практическую договоренность с Советским Правительством ввиду продвижения освободительных войск на польскую территорию, с которой эти войска гонят немецких захватчиков».

В конце разговора Колодин кратко сообщил:
- Ну а Победу я встретил 9 Мая в городе Цоссене.
Что же касается моей дальнейшей судьбы, то еще до 1950 года я служил в Армии 7 лет… Германия – Чехословакия – Германия. Всего у меня на сегодня 14 медалей.

Прозаик М.Г.Брагин описывает последние дни войны: «Войска 1-го Украинского фронта вышли на оперативный простор. Путь на запад, к Эльбе, открыт.
Крупные силы маршала Конева, рассекая Германию, двинулись навстречу союзникам. В тот же момент, во исполнение директивы Ставки, маршал Конев отдал приказ танковым соединениям Рыбалко повернуть круто на север и наступать через города Барут и Цоссен к Берлину».
В послании от 8 мая 1945 года к Маршалу Сталину от президента Гарри С. Трумена говорится: «Теперь, когда советско-англо-американские войска принудили армии фашистских агрессоров к безоговорочной капитуляции, я хочу передать Вам и через Вас Вашин героическим армиям горячие поздравления нашего народа и его правительства. Мы высоко ценим великолепный вклад, внесенный могучим Советским Союзом в дело цивилизации и свободы.
Вы продемонстрировали способность свободолюбивого и в высшей степени храброго народа сокрушить злые силы варварства, как мощны они не были. По случаю нашей победы мы приветствует народ и армии Советского Союза и их превосходное руководство».          
Г. Тамбов                                                           Игорь Летунов
14.03.02.

Оценка произведения:
Разное:
Реклама