Vitam iustam. 1. Чувства. Глава 18. (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Читатели: 280
Внесено на сайт:
Действия:

Vitam iustam. 1. Чувства. Глава 18.


Уже несколько дней Маг ничего не видел в своем чудо – глазе. Какая-то мутность закрывала от него мир и никакие усилия не могли эту тусклость развеять. Алексей не отзванивался и не отвечал на звонки. Закрыв на время свою практику, мужчина сосредоточился на внуке. Он чувствовал смятение, взвинченность внука, но не более. Включив автодозвон, настойчиво теребил телефон. Наконец-то тот ответил:
« Слушаю!»
- Алексей! Ты где пропал? – закричал Ефим.
«Как где? Ты же сам отправил меня с поручением.»
- И где ты? Что узнал? – уже тише спрашивал мужчина.
« Все еще в поисках. Ольга, похоже, вообще исчезла, как впрочем, и Евгений.» – что-то незнакомое было в голосе внука, изменился настрой, интонация, пропало недовольство… Ефиму очень захотелось его увидеть:
- Ты бы подъехал, мне нужен запах того дома.
« Чего?! Я ношусь по побережью.»
- Я неточно выразился.
«Мне не трудно, могу и приехать. Я тут решил с соседями пообщаться, но если тебе химера важней, то выеду прямо сегодня.»
- Нет, нет! Это здорово, ты молодец! Сделай, что хотел и приезжай. – Ефим сделал паузу, прислушиваясь к шумам вокруг Алексея, не расслышав ничего интересного, мягким голосом, продолжил: - Алеша! Я уверен, что ты все помнишь и ничего страшного не произошло, но спрошу, посылочку не потерял?
«Не потерял.» – коротко ответил внук.
- Алексей, мне не нравится твой голос. Ты сильно изменился.
« Морской воздух влияет. Так мне продолжать поиски?» – Голос внука, и правда, был другим: резким, властным, с нотками нетерпения. Порой проскальзывал сарказм, и даже надменность.
- Продолжай, пожалуйста. – Ответил МАГ, отключился, забегал по комнате, задумавшись.
Через две недели Алексей вернулся и соизволил приехать к деду.
- Внук, ну, наконец-то! – открыв объятия, поднялся ему навстречу Ефим.
- Ты так говоришь, словно скучал. – вальяжно сел на диван, перебросил ногу на ногу, задрал подбородок и достал сигарету, но прикуривать не спешил, разминал ее и нюхал запах табака.
- Еще бы, тебя не было целый месяц.
- Допустим не месяц, а три недели.
- Ты что-то узнал? – Маг вернул свое самообладание, сел за стол и подвинул к себе глаз, протер его зеницу, не торопя внука с ответом. А тот не спешил все выкладывать, всем своим видом давая понять, мол: «просите меня, просите»! В хрустальном оке появились блики, маг вздохнул с облегчением и вернул все внимание Алексею. – Рассказывай!
- Похоже, твои друзья там давно не живут. В самом доме говорят, что дом купили лет десять назад, а вот бабульки уверены, что оба там появляются и что в доме живут их родственники. Очень уж все похожи, по словам соседей. И еще, один мужичек мне сказал, что приезжают все по воде, на катере, но видят его редко - два, три раза в год.
- Я так и думал! – Ефим обрадовался. Предвкушая встречу, потер руки, погладил свой хрусталь. -Посылочку давай. - Алексей достал из кармана красненький пакетик и бросил на стол.- Осторожней! Ценная вещь. – мгновенно схватил бархатку маг и зажал в кулаке.
- Прости, не подумал. Что делать дальше?
- Мне нужно немного времени, обдумать все услышанное. Встретимся завтра. – Ефим уставился на внука, давая понять, что пора бы и свернуть визит.
- Как скажешь. – Алексей сразу ушел, не прощаясь и не заведя обычную песнь, что ему трудно и прочее, прочее. Маг глянул вслед, прощупал содержимое мешочка, лишь на какую-то долю одна бусина его насторожила, но увидев переливы в хрустальном глазу, смахнул в стол, боясь их потерять:
- Ждите! Мы скоро встретимся. – Задвинул ящик. Придвинулся ближе к драгоценной вещице. Мелькали лица, так быстро, что он не мог их даже, как следует, рассмотреть. Но Ольги он не заметил. В том, что ее бы он узнал, сомнений не было: – Значит, Ольги и правда нет, все очень молоды. Но не буду спешить с выводами. – Он накрыл хрусталь плотной атласной тканью, темного цвета, задул свечи, прошел в боковую дверь.
- Жанна! Солнышко мое, ты проснулась! – посреди комнаты стояло, пошатываясь, исхудавшее существо, лишь копна волос выдавала в нем женщину, явно потерянную. Впрочем, само ее пробуждение, ввело Ефима в минутное замешательство.
- Проснулась. – Она присмотрелась к нему, и на тощем лице проявилось относительное успокоение: черты лица мужчины были знакомы. – Я где?
- Дома, у нас дома! – Ефим уже был рядом, усадил ее, укутывая одеялом. - Хочешь чего-то?
- Подожди! – отмахивалась она костлявыми руками. - Дай мне прийти в себя.
- Я понимаю, все понимаю. – закивал маг и сделал два шага в сторону. - Говори, что надо или чем помочь, я с радостью. - Женщина, не слушая его причитания, поднялась, расправила измятые вещи. Держась за мебель, пошла из комнаты, он двинулся за ней, даже не зная чего опасаться, что она помнит, что сделает в следующую минуту, останется ли, или уйдет.
- А где мои вещи? – переступив порог, она остановилась, крутила головой, не узнавая собственный дом.
- В шкафу, вот. – Обогнал он ее и открыл дверцы.
Ничего не сказав, она взяла, первое попавшееся и ушла в ванную. Маг нервничал все сильней, внезапное пробуждение наводило не на радостные мысли. Но вдруг его осенило - Судьба, в очередной раз, приносит ему помощь.
- Жанна! Подай хоть голос, ты такая слабая и так долго в душевой. – она появилась сама:
- Все хорошо! – голос женщины был раздражен, она подергивалась, постоянно натыкалась на мебель, напрягалась, вытаскивая из глубины воспоминания предметов и расположение комнат, затем только шла дальше.
- Что ж это я, тебя же кормить надо! - снова принялся хлопотать он. - Что хочешь?
- Горячего чая, пожалуйста! - понесся на кухню, а женщина, посмотрев на хлопнувшую дверь, подошла к зеркалу и не узнала себя. Протянула руку, принялась водить по стеклу, обрисовывая свой силуэт - Я что болела? Странно…, все странно… Дом…, ОН…., суета…, ладно, разберусь.- Причесавшись, выпила еще воды и уже тверже ступая, пошла на кухню.
- Ты вовремя! Вот, я и перекусить достал. Да присаживайся! У меня такое чувство, что ты меня не узнаешь.
- Все славно. – Она обняла чашку, грея руки, прикрыла глаза, так ей стало хорошо.
- Радость моя, как я рад! – Ефим протянул к ней руки, хотел дотронуться, но вовремя опомнился, решил не пугать. - Слушай, надо же обрадовать родных, или нет, лучше съездить!
- Не надо, еще рано. – ответила она, растягивая слова, даже не приоткрыв глаза. Просто время от времени опускала голову, делала новый глоток. Ефим не унимался:
- Не рано, вечер уже.
- Вечер – утро, разница небольшая... – монотонно говорила она. - Для встречи рано.
- Жанна, родные волнуются, ты же столько спала! – выпалил Ефим и спохватился, сообразив, что она-то может и не знать. Женщина, с запозданием, поняла его слова:
- Не поняла, что это значит?
- Жанна! – он осмелился, взял из ее рук почти опустевшую чашку, поставил в сторону и прикрыв своими большими и пухлыми ладонями ее покрученные, костлявые кисти рук, заглядывая в глаза, произнес: - Ты проспала, без малого, двадцать лет!
- Сколько?! – Жанна уставилась на него, подняла руки, принялась махать ими, как бы отгоняя услышанное.
- Много! Как вернулись с Тибета, так ты и впала в полудрему.
- Не тараторь! – приказала она. - Какой сегодня год?
- 2012-тый! – без всякого, уточнил Ефим.
- Что?! – испуг, причем полный. Жанна схватилась за голову, прикрыв глаза, подсчитывала. Так и не подняв головы, произнесла: - Значит не двадцать…
- Прости, я просчитался. Очень долго. Извини, просто не считал, я не считал ни дни, ни годы…. – начал он приготовленную, очень давно речь, некоего восхваления себя и своих чувств, но женщина остановила его:
- Помолчи, пожалуйста. Я проспала…
- Я же говорю… - Она снова остановила его тираду, но уже раздраженным взглядом.
- Пропустила, все пропустила! – Женщина была в панике, встала, принялась ходить, ломая руки.
- Жанна! – позвал он, и заметив, что она далеко в своих мыслях, решил воспользоваться моментом: - Что пропустила? Что проспала? Объясни!
- НЕ важно! - как не странно, но Жанна контролировала себя. - Мне надо уехать, срочно! – Она забегала по дому, не зная с чего начинать сборы.
- К Ольге? – бросил он, видя, как та теряется в своих действиях. Жанна так на него глянула, что мужчина, не смотря на свою силу и мощь, съежился. Глаза ее были мутные, но выражали чувства посильнее слов. Она походила на мумию – желтая, совсем высохшая коже, местами свисала лохмотьями. Нос заострился, а голова скорее напоминала череп, заклеенный тонким слоем темной туалетной бумаги, некую заготовку из папье-маше, на которой, соломой торчали пучки волос. Впалые глазницы, с черными кругами. Вместо губ – тонкие, белесые полосочки, едва скрывающая зубы. Да, еще уши, торчащие варениками. Некогда длинная шея, исхудавшая до такой степени, что еле удерживала голову. Остальное было не намного лучше. В общем – ходячий пример анарексички. Мужчина, которого она смутно узнавала, тревожил вопросом, но образумил, словами, заставил вести себя сдержано и осторожно:
- К кому? - спросила она уже спокойней, даже присела, увидев стул, и положила ногу на ногу, от чего выглядела смешно. - Ты откуда взял это имя?
- Да так, ты говорила, когда собиралась нас познакомить. Жан! - он тоже принял расслабленную позу, но надел на лицо обиду. - Я что-то не пойму тебя. Ты столько лет в полузабытье, больницы отказались, я не знал, где искать твоих родных, но не это важно! Я столько лет, с любовью и заботой был рядом…. Поддерживал в тебе жизнь! А ты смотришь, как на чужого.
- Прости, просто я не помню, чтобы называла имена.
- Это было так давно...
- И все-таки, Ольга – это не то имя, которое я бы тебе назвала. Прости, мне что-то не по себе, слабость. – схватилась одной рукой за горло, вторую положила на лоб, прикрывая глаза и поглядывая на него с опаской.
- Давай помогу! – протянул ей руки.
- Я дойду. – Она выдавила улыбку. – Надо возвращаться к жизни. А ты, если не трудно, сделай мне еще одну чашку чая. – опять глянула на него, прищурив один глаз, выискивая правду.
- Сделаю, все что надо, сделаю. – идя следом, заискивал он. - Только вспомни меня.
- Я вспомню…. Обязательно все вспомню… И… - даже не оглянувшись, замерла в проеме своей спальни. - Мне нужны деньги на такси, одолжишь?
- Вот что ты такое говоришь?! – наигранно возмутился он. - Все, что есть у меня – твое!
« А вот это не оставляет сомнение, уж что, что, а дом я знаю, как свои пять пальцев!» - Подумала она, но промолчала, дала поцеловать себя в щеку, и пошла к кровати. А он добавил вслед:
- Не обижайся. Только ради безопасности. Уедешь утром.
Ночь провел, прислушиваясь: к ней, к себе и вообще, взвинчено. На рассвете вскочил, поторопил домработницу, приготовить для Жанны и принес завтрак в постель:
- Я так рад видеть тебя в сознании. – начал с порога, обволакивать теплом и заботой.
- Спасибо, ты как ангел хранитель. – холодно сказала она, отстранила поднос с дымящимся бульоном и направилась в ванную. - Вызови мне такси, пожалуйста.
- Ты вернешься ко мне? – огромный, крупный мужчина, сидел на ее кровати, с грустными глазами кокер-спаниэля. Но все, в его обличье, было лживым, и Жанна это видела:
- Если я проспала здесь столько лет, то…., наверное!
- Наверное?! – он даже всхлипнул, прежде чем продолжить: - Когда-то, ты любила меня…. Подари мне надежду, как тогда, когда подарила силу, веру в жизнь.
- Мне надо уехать. – Жанна смотрела в сторону, чтобы не вспылить и не наговорить грубости,


Оценка произведения:
Разное:
Реклама