Произведение «Новогодняя история» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Без раздела
Автор:
Баллы: 1
Читатели: 1016 +1
Дата:

Новогодняя история

    Если  оценивать  значимость  праздника  по  количеству связанных  с  ним   выходных  дней, развлекательных  мероприятий, поздравлений  и   пьяных  людей  на  улицах, то  главным  праздником  страны   можно  считать  Новый  год. Неудивительно: событие  действительно  беспрецедентное  по  своим  масштабам. Планета  замыкает  очередной  виток  вокруг  Солнца  и  начинает  новый. Большинство людей ,  подстраиваясь  под  движение  планеты,   кто  мысленно , кто  на  бумаге , кто  из  собственных  соображений , кто  в  силу  должностных  обязанностей  подводит  итоги  прожитых  двенадцати  месяцев  и  начинает  строить  планы  на  год  грядущий.
   Так и   медсестра  Вера,  протирая  салфеткой  два  старых  фужера  для  шампанского  поздним  вечером  31  декабря ,  пыталась  подвести  итог  прожитых  лет  и  разработать  генеральный  жизненный  план  на  будущее. И  если  с  планами получалось  не  очень  складно – будущее  было  туманно  и  расплывчато, то  с  прошлым  все  было  кристально  ясно , и  память  живописно  рисовала  картины  прожитых  лет.
   Вера  была  единственным  ребенком  в  семье  учителей. Мама, Татьяна  Александровна преподавала  русский  язык  и  литературу, папа  Артем  Николаевич, учил детей  физике  в  той  же  школе. Очевидно  ввиду  специфики  педагогической  работы , неблагоприятно  влияющей  на  нервные  клетки , оба  родителя  отличались  импульсивным  характером , вместе  являя  миру  сложную  систему  взаимоотношений, построенную  на  постоянных  упреках, обидах, оскорблениях, чаще  всего  весьма  остроумных  и  высокопарных, количество  которых  росло  пропорционально  педагогическому  стажу. Сложные  системы  редко  бывают  долговечны. Семья  оставалась  собой  в  полном  смысле  этого  слова  до  восьмого  дня  рождения  Веры, после  чего  мужская  составляющая  ушла  и  они  остались  вдвоем  с  мамой.
   С  уходом  отца  вся  энергия  Татьяны  Александровны  обрушилась  на  дочь. Дорога  в  ад  выслана  благими  намерениями, но чаще  всего,   идти  по  этой  дороге  приходиться  не  тому,   кто  ее  выстилал. Мама  записала  Веру  в  музыкальную  школу  на  класс  фортепьяно, на  дополнительные  занятия  по  английскому  языку,    на  художественную  гимнастику в  спортивную  школу  и на  кружок   оригами. Жизнь  оказалась  расписанной  по  минутам. День  за  днем  Вера  исступленно  стучала  пальцами  по  клавишам  фортепьяно, изворачивалась  до  боли  в  сухожилиях  в  гимнастических  упражнениях, сворачивала  бумагу  в  японских  алгоритмах, и  засыпала  с  формами  неправильных  английских  глаголов  на  устах. Излучаемые  Татьяной  Александровной   флюиды    ласки  и  любви  крупнокалиберными  пулями  прошивали  Веру навылет. Вера  гнулась  под  тяжестью  материнской  заботы, но не  ломалась.
 Окончание  девятого  класса  явилось  и  концом  мучений  Веры. Она  разом  бросили  все : музыку, гимнастику, английский  и  кружок оригами , поступила  в  медицинское  училище, а  после  окончания  устроилась  на  работу  в  городскую  больницу  в  лабораторию. Через  три  года  перешла  медсестрой  в  отделение  терапии, где  тихо  работала  по  сей  день.
       Вера  была  необыкновенным  человеком, но  как  часто  случается, это  обстоятельство  было  известно  очень  ограниченному  кругу  людей  ( в  данном  случае  ей  и  врачу – гинекологу  из  женской  консультации). Ей  было  тридцать  семь, и  она  оставалась  девственна.  
   Сказать, почему  так  получилось  сложно. Особых  причин  не  было.  Вера  не  была  ни  ханжой, ни  уродиной, и  в  физиологическом  плане  все  было  в  полном  порядке. Однако , повседневные  мелочи , незначительные  особенности  характера , стремление  к  тихой  спокойной  жизни ,  и  просто  случайные  совпадения , переплетаясь ,  цепляясь  друг  за  друга  привели  ее  к  указанному  результату.
   В  школьные  годы, утомленная  избыточным  вниманием  матери  Вера  если  и  не  избегала  знакомств, то  уж  точно  не  искала  их , хотя  в  старших  классах , как  и  все  девочки  украдкой  посматривала  на  парней  и  втайне  мечтала  о  сказочном  принце  на  белом  коне.  
   В  училище, когда  с  кружками  и  физкультурой,  наконец,  было  покончено, возник  новый  изолирующий  фактор  –  юношеские  прыщи. На  долгие  четыре  года  крупные  багровые  бугры  и  рытвины  сплошь  покрыли  тело  и  лицо. С  такой  физиономией  о  романтических  встречах  можно  было  забыть. Мечты  о  принце  на  белом  коне   сменились  на  эротические  сны  с   сантехником  дядей  Витей  в  главной  роли.
   К  двадцати  трем  угри  исчезли, а  женихи  не  появились. Нет, конечно, за  прожитые  годы потенциально  «постельные»  ситуации  время  от  времени  возникали, но  всякий  раз  это  происходило  как-то  несвоевременно,  и  Вера  не  была  к  ним готова.  В  последнюю  минуту  ей  вдруг  становилось  нестерпимо  страшно, она  либо  говорила  решительное  нет, либо  начинала  плакать. В  обоих  случаях  финал  был  один. Каждый  последующий  отказ  давался  легче  предыдущего, принося  смесь  душевного  успокоения  с  острой  до  тошноты    физической  неудовлетворенностью. С  течением  лет  количество  таких  ситуаций  стремительно  падало, а  к  тридцати  годам   сошло  на  нет. Такого  в  целом  закономерного  оборота  сюжета  в  собственной  биографии  Вера  не  ожидала  и  не  желала,  но, похоже,  Господь  Бог  оказался  безразличен  к  ее  ожиданиям  и  пожеланиям. Оставалось  надеяться  на  Санта-Клауса.
- Вера, ты  куда  пропала?- громко  из  зала  позвала  мама
- Иду. Уже  иду.
   Ввиду  праздника  стол  накрыли  в  зале , к  тому  же  так  было  удобнее   смотреть  телевизор. На  белой  накрахмаленной  скатерти  в  глубоких  тарелках  стояли  картофельное  пюре, винегрет, оливье, котлеты. В  центре  стола  графин  с  компотом, пакет  персикового  сока и  две  бутылки. Одна – открытая  с  красным  вином, другая  с  шампанским, которое  предстояло  откупорить  за  пять  минут  до  полуночи.
   В  который  раз  они  встречали  Новый  год  вдвоем. Излишне  узкий  семейный  круг  хотя  и  не  тяготил  их  обеих, но    и  совершенно  не  располагал  к  веселью. Тихо, обыденно  и  серо  вечер   тек  в  сторону  грядущего  года.
    Они   сидели  рядом  на  диване    лицом  к  телевизору. По  телевизору  пели, танцевали, шутили  и  смеялись - шел  традиционный  «Голубой  огонек».
- С  кем  Новый  год  встретишь , с  тем  его  и  проведешь ,- во  время  рекламы  задумчиво  заговорила  Татьяна  Александровна ,- Ты  со  мной , а  я  с  телевизором. Засиделась  ты  в  девках , доченька. Непозволительно  засиделась. Неужели  самой  замуж  неохота?
- Так  никто  не  зовет.
- А  кто  тебя  может  позвать , когда  ты  на  люди  не  показываешься. Из  дома  на  работу , с  работы – домой. Ты  думаешь , однажды  проснешься , а  перед  твоей  дверью  женихи  в  очередь  выстроились.
- Ничего  я  не  думаю. Просто  живу.
- А  не  надо  просто  жить , надо  прикладывать  определенные  усилия  на  пути  к  поставленной  цели.  Женщина – это  мать  и  жена , в  первую  очередь , а  потом  уже  все  остальное.
- Слушай , мам , отстань - а. У  всех  судьба  по-разному  складывается. У  меня  вот  так.
- Это  у  лентяев  и  дураков  судьба  складывается , а  дельный  человек  сам  себе  ее  складывает , да  еще  и  другим  эту  самую  судьбу  в  нужное  русло  направляет.
- Ну  вот  и  направь  мою  туда , куда  надо , раз  ты  такая  умная.
  Реклама  закончилась. По  телевизору  вновь  запели , затанцевали  и  засмеялись. Вера  и  мама  снова  погрузились  в  созерцание  чужого  и  чуждого  веселья , тщетно  пытаясь  проникнуться  атмосферой  праздника.
   Без  пяти  минут  полночь. Под  новогоднюю  речь  президента  и  обвинительные  реплики  Татьяны  Александровны  в  адрес  главы  государства, с  выстрелом, но  не  облившись,  Вера  открыла  шампанское.
   Полночь. Бой  курантов. Стоя  поздравили  друг  друга, чокнулись , пригубили, сели  и  снова  замолчали, уткнувшись  в  телевизор.
Полчаса  спустя  Татьяна  Александровна  поднялась  с  дивана.
-  Мам, ты  куда?
-  К  елке  за  твоим  подарком. Скоро  вернусь.
- Нет, серьезно?
- Воздухом  подышать. На  улицу  и  обратно.
-  Одевайся, а то  простудишься.  
   Татьяна  Александровна  набросила  куртку  и  вышла  из  дома.
   Снега  не  было, но  не  было  и  грязи.  Немного  скользко. Легкий морозный  ветерок  приятно  дул  в  лицо. Небо  время  от  времени  озаряли  огни  фейерверков, появлявшиеся  с  секундным  запозданием  после  раскатистых  взрывов.
    Татьяна  Александровна  и  Вера  жили   в  одноэтажном  жакте  на  трех  хозяев  на  окраине  города.  Дом  был  дореволюционной  постройки, кирпичный, крытый  позеленевшим  от  мха  шифером. Раствор  из  швов  между  кирпичами  стен  выдуло  и  вымыло  на  несколько  сантиметров  вглубь.
   Татьяна  Александровна  вышла  со  двора  на  улицу  и  остановилась.
    По  дороге  шумно  прошла  компания  из  шести  взрослых  и  троих  детей. На  противоположной  стороне улицы , повиснув  друг  на  друге  и  громко  матерясь  с  трудом  передвигались  два  пьяных  подростка. Навстречу  бодрым  шагом  шел  средних  лет  мужчина  в  кепке. Когда  они  поравнялись,  Татьяна  Александровна   окликнула  его. Он  остановился.
-  Молодой  человек, - немного  сбиваясь  скороговоркой  начала  она, - Извините , ради  бога. С  Новым  Годом  Вас.
-  И  вас  также.
-  Еще  раз  извините. У  меня  к  вам  огромная  просьба. Да. Я  хочу  вас  пригласить  к  нашему  столу.
- Э-э-э …,- начал   прохожий
- Прошу  вас  не  отказывайтесь. Это  очень  важно, - еще  сбивчивее  и  быстрее  заговорила  Татьяна  Александровна, - Пожалуйста.  У  всех  людей  праздник, а у нас… Зайдите  хоть  на  чуть-чуть. У     меня  дочь… Ей  это  нужно. Ну  что  вам  стоит. На  одну  минутку. Прошу  вас.
- Ну  ладно, пойдем, - пожал  он  плечами , - заодно  чуток  отогреюсь.
 И  они  направились  в  дом
-  С  Новым  Годом! - громко  поздоровался  мужчина  с  порога   комнаты,  где  сидела  Вера,  во  втором  часу  новогодней  ночи.
 Вера, смутившись  от  внезапного  появления   незнакомого  человека,  поднялась  с  дивана, не  зная,   что  ответить. Следом  вошла  Татьяна  Александровна.
- Давайте  знакомиться.  Это  Вера, а  меня  зовут  Татьяна  Александровна.
- Денис. Будем  знакомы.
- Доченька, ну  что  ты  как  из  леса. Поухаживай  за  гостем.  
- Вот  здесь  присаживайтесь, пожалуйста, -  спохватилась  Вера  и  подставила  стул  к  торцу  стола, - Я  сейчас.
   Она  выскочила  в  прихожую  к  настенному  зеркалу. Достала  из  сумочки  косметичку, наскоро  поправила  расческой  челку, припудрила  щеки  и  нос, подкрасила  губы. Из  кухни  она  принесла  на  стол  чистую  тарелку, вилку, рюмку  и  бутылку  водки  «Столичной». Водка  стояла  в  шкафу  с  незапамятных  времен. Она  покупала  ее  к  столу  на  работу  для  мужчин, когда  отмечала  свой  день  рождения  в  коллективе, но  водку  тогда  никто  пить  не  стал.
-  Давайте  я  вам  селедочки  положу. Очень  вкусно. Под  шубой, - предложила  Денису  Татьяна  Александровна.
-  Спасибо, Татьяна  Александровна.  Я  сам  себе все  положу. Да  и  вы, Вера, присаживайтесь. Все  что  надо – уже  на  столе.  
   Вера,  наконец, перестала  виться  вокруг  стола  и  села  на  диван. Денис  налил  женщинам  вина  и  взял  в  руки  бутылку  водки.
-  А  напиток  путевый,- сказал  Денис, открывая  бутылку, - Сейчас  такой  уже  не  делают.
     Чокнулись, выпили  за  Новый  год.  Разговор  завязался. Нашлись  общие  темы, общие  проблемы  и  вообще  много  общего. Через  полчаса, когда  перешли  на


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Предел совершенства 
 Автор: Олька Черных
Реклама