Произведение «Между Сциллой и Харибдой ч.3 гл.5» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Автор:
Оценка: 5
Баллы: 2
Читатели: 646 +1
Дата:

Между Сциллой и Харибдой ч.3 гл.5

                                         Глава пятая.

      В Российском Государстве, вроде бы, кое-что потихоньку налаживалось.              Электоракт замер. Ни тебе позавчерашних  Сумгаитов, ни вчерашних Тбилисов, ни  оторвы Прибалтики. Ни, вообще, ничего? Или почти ничего. А ведь Сумгаит-то был раньше Спитака. И уже тогда, до Спитака, Армян выгоняли соседи из своей страны. С выстрелами, резней и, как это нынче принято говорить, с геноцидом. Но, случился Спитак. И одними из первых на помощь в Армению пришли все те же соседи. И долбили развалины, и откапывали еще живых, и уносили погибших наряду с остальными волонтерами, и пластались и жили на износ, чтобы любого ребенка, любую девчонку, без относительно национальности, достать из-под развалин. И это после Сумгаита.

      Так, что же, друзья мои, неужели нужен всемирный Спитак, что бы мы поняли, все достойны в этой жизни, этой самой жизни. Или ее не достоин никто.

      А сегодня?          Болотная оказалась просто детской игрушкой, по сравнению с тем, что бывало раньше.  Даже  Чечня, и та попритихла. Пришел  Кадыров Младший, и успокоилась земля Вайнахов в унисон с остальным Государством. Отдельные всплески, то  там, то еще где-то, тут же пресекались и пресекались жестко. И это - правильно.

      Народы, чуть-чуть задышали. Вначале, робко, потом в полвздоха, а потом попробовали  полной грудью. У кого-то получилось. И, если,  где-то еще и кашляли,  это были  остаточные явления. Еще по российским городам вспыхивали отдельные рецидивы.  Иногда возникали ощущения, что иноверцев больше, чем славян в России, по определению, в том, или ином городе, а то и в области, а то и от  Владивостока  до Рязани. Но, проходило короткое время, и все возвращалось на «круги своя». Кто-то, кого-то резал, кто-то кого-то стрелял. Иногда вмешивалось Государство. Чаще, проблему решали  без него. А решать приходилось.  Хоть с помощью власти, а хоть и самим. Но жизнь, казалось, становилась стабильнее. И, как я уже сказал, люди задышали.

      А,ну-ка, попробуй, не подыши, хотя бы пять минут. Задохнешься. Помрешь. А не дай народу дышать. Все те же пять минут.  Весь народ вымрет.  А, всем народам, не дай. И, кто на земле останется? Инфузории? Ну, может, только ты да я вместе с ними,  и то еще вопрос? Остальным не совладать. Просто задохнутся.

Вот и соображай. Каково было Создателю все это наблюдать. А Он был обязан не только наблюдать все это - пережить. Прочувствовать. Переболеть. А то и умереть в который раз, вместе со всеми. Вот тебе и задачка по арихметике с одним неизвестным. Ну-ка, реши. А Он решал. Ежедневно. Изо дня в день. И это было трудно. Практически, невозможно. Но Он решал. И потому мы живы до сих пор.

      Вы  можете сказать, к чему патетика. Жили, мол, живем, и жить будем дальше, до скончания времен. А где оно, это «скончание»? Может через тыщу лет, а может быть и завтра. И кто мне скажет, когда оно придет, это « скончание»? Кто знает?
      А я знаю, кто, знает. Но Он не ответит, как ты, не проси. «Не ваше дело знать… » И все тут. Наверное, и ни к чему нам? А, представьте на секунду,  все на Земле будут в курсе, что Жизни для нас осталось только на пол краюшки. А потом, никому, ничего и никогда. И что? Вы, все так же спокойны? Не верю. И вы мне не верьте, если я скажу, что мне плевать. Вру. И каждый соврет, кто такое скажет.

                                                                                                                              Зойке было, ой как,  не по себе. У нее и без того душа болталась не на месте,  после случившегося. А тут, эта встреча.                                                                           Переходила перекресток. Как всегда, на зеленый сигнал светофора. Ни что не предвещало неожиданностей.  Зойка вообще последнее время старалась избегать их, этих самых неожиданностей, и соблюдать правила. Особенно правила уличного движения.

      Так, вот. Переходила  улицу на зеленый сигнал, как вдруг в голове ее вновь явно прозвучала знакомая фраза, вернее, не такая и знакомая, но уже где-то слышанная:
«Не ваше дело знать времена и сроки, которые положил Отец во власти своей».
                                                                                                                         
      Зойка остановилась посреди дороги. Оторопела. Оглянулась. Увидела две фигуры, удалявшиеся в противоположную сторону. Неожиданно для себя развернулась и пошла назад, наплевав на визг тормозов, наезжавших  автомобилей. Она долго шла, почти бежала.  Пыталась догнать. Девчонка уже совсем было выбилась из сил, готовая все бросить и остановиться.  И вот, когда сил ее осталось только на пару шагов, носом ткнулась в спину одного из спутников. Ойкнула от боли, но больше от неожиданности. Только что, их рядом не было, и вдруг:

      - Ой! - Носом в спину.
      - Привет.- Повернулся к ней Седобородый. – Куда спешишь? Куда торопишься? –
      - Да, к вам и спешу. К вам и тороплюсь. – пытаясь перевести дыхание ответила Зойка и потерла ушибленный нос. –
      - Ну и умница. – Седобородый  взял ее под руку. – Пойдем, пройдемся. – Спутник их,  огляделся по сторонам. Проговорил:
      - Не бойся ничего. Мы не враги твои. Друзья. Можешь нам верить.- И в  воздухе запахло ночной фиалкой. И луна вышла из-за туч, и засиял, заискрился небосвод, а, без того, светлый город, наполнился серебряным светом. В воздухе зазвучала знакомая  мелодия.  И зашуршали деревья. И в их шуршании угадывались слова песни: «Опустела без тебя земля..». Гуляющий по бульвару люд, остановился,  удивился и стал подпевать улыбаясь. Некоторые тут же разбились на пары и мерно покачивались  в медленном танце. Затянутый в кожу спутник укоризненно глянул на Седобородого. Тот виновато развел руками, Ну, извини, мол. Не сдержался.
           Зойку трудно было чем-либо поразить, и тем не менее.
      - А вы, кто? - Спросила она настороженно.  – Почему человека сбиваете с толку? Я шла. Никого не трогала. И тут вы. Это ж вы мне, про «времена и сроки»?
      - Мы, не мы, какая разница. – Седобородый  глянул на нее. – Главное ты услышала. Пойдем.  –
      - Ну, услышала, и что? – Зойка как-то сразу проникалась симпатией  к этим двум нелепым, и таким разным спутникам. Но в силу своего характера, не могла с собой, вот так сразу, совладать, и потому все еще ершилась – Лучше бы, не слышала. – Скорее для себя самой прошептала она. -  Спокойней жить. На меня и так за последние дни столько навалилось, не дай бог. Ни днем, ни ночью, нет мне покоя.
      - В этом, дочка, тебе винить некого. – Седобородый,  мягко и ласково    провел рукой по ее волосам.
      - А кого винить? Себя, что ли? –
      - Да и себя винить ни к чему. Что случилось, то случилось. Чего теперь  пеплом голову посыпать. – Вмешался в разговор, затянутый в кожу спутник. – Оглянулся по сторонам. Увидел. Публика на проспекте удивленно таращится на ирреальный свет, похожий на северное сияние, ни с того, ни с сего упавший на город. Крякнул с досадой, обругал кого-то последними словами. Еще раз крякнул и незаметно показал своему спутнику увесистый кулак. Все исчезло. Продолжил. - Тут не выяснять, кто прав, кто виноват, тут ситуацию спасать надо. Да и тебя, вместе с ситуацией, тоже. –
      - Не уж-то все так плохо? – Почему-то сразу поверила Зойка.
      - Ну, плохо, не плохо, а бывало и лучше.
      - Вы, что же, в курсе? – Зойка приостановилась.
      - В куре, в курсе. – Откликнулся Громила. – И не только мы, в курсе. Похоже, ни для кого не секрет. Вот, такая ты популярная, на сегодняшний день. –
Зойка обмерла до потери пульса.
      - Да, перестань ты ее пугать, Светлейший. Не видишь, что ли, в ней и так, в чем только  душа держится. –  Заступился Седобородый за Зойку.
      - Ничего. Пусть проникнется. Потом легче будет. – Светлейший,  не принял предложения.
      – Не мы! – Взорвался он и тут  же испуганно прикрыл рот рукой. Гуляющая публика, разом повернула головы, с интересом ожидая назревающего скандала. - Не ты и не я.- Продолжил он почти шепотом. - И никто из нас ее на эту стезю не подталкивал.-

      Разочарованный люд потерял интерес к говорившему. Скандала не произошло. А жаль.  Пошли гулять  дальше. -  Сама выбрала. - Продолжил Светлейший. - Видимо, было что-то,  что привело к ней Трехголового. Да уж, наверняка,  было. И хватит, - вновь вспылил Архистратиг,  - ее защищать. До защищались уже. Все, или почти все, потеряли. И сколько еще потеряем? Одному только Богу известно. Да и ему, как я полагаю, не очень. Иначе не послал бы нас на эту очередную Голгофу. Отчаяние душит меня. И тебе, я вижу, не легче. -

      - Эй, ребята. Хорош ругаться. Отношения выяснять.- Зойка так и не поняла, что происходит, однако прервала перебранку новых знакомцев. И, отчаянно, кинулась на амбразуру. – Уж кто-кто, а главная причина  этой ситуации, похоже -  я. Вот, с меня и спрос весь.
      - Спросим, спросим, не переживай. – Уже спокойно прошелестел  Архистратиг и присел на край скамейки в аллее парка, куда они незаметно для себя добрели. - Еще не вечер. И для тебя времени хватит. И для всех  остальных. – И откинулся на спинку скамейки, устало разбросав руки по верхней ее планке. - Время, оно ведь, понятие относительное.  Ни кого не забудем. Ни, тебя, ни кого другого. На все вопросы ответишь. Так что, будь готова. –
      - Всегда готова! Зойка вскинула руку в пионерском приветствии.. – Правда, галстука нет.  -  От безисходности,  она начала  ерничать. - Но я, и, правда, готова. – И сникла, и заскучала. И, безо всяких сил, безнадежно опустилась рядом с Архистратигом. Уронила голову ему на плечо. – И, как же мне дальше?  - И заскулила тонюсенько, почти беззвучно, всю себя, доверив этому необычному человеку.

      - Как, как. Ка-бы знать, как? – Архистратиг вынул из заднего кармана своих  супермодных джинсов, носовой платок, неумело вытер  девчонке нос. Только  все размазал по щекам. Увидел. Не получилось. Застеснялся. Сунул платок Зойке в руку:
      – На. Сама управляйся.  И, хватит реветь. Вернее скулить. – Глянул на свою ладошку. – Ну, вот, и меня обсопливила. – Вытер пальцы об штанину. И тут же проворчал, сварливо и обиженно. –  Из-за тебя штаны испоганил. Наверняка теперь пятна останутся.-
      - Ну, и ладно.- Прервал Седобородый приятеля. – Переживешь, как-нибудь. Давай-ка прикинем, как нам из этого выбираться? Сомнения меня гложут. И большие сомнения. – Он тоже присел на лавочку. Взял у Зойки платок. Аккуратно, и со знанием дела, промокнул ей нос. Обтер щеки. Глянул со стороны. – Ну вот, на человека стала похожа. – В этот же платок высморкался сам. Сложил его, вчетверо и, небрежно выбросил в, рядом стоящую, урну.
      - Ладно. Закончили. Хватит лирики. Теперь переходим к делу. – И повернулся к Зойке. – Ты, дочка, много чего успела начудить в этой жизни. И не спорь со мной. – Заметил Седобородый Зойкин протест. – Начудила, начудила, чего уж тут говорить. Может, у вас  на Земле так нынче и принято, может, и в порядке вещей, однако по всем вековым канонам Создателя, сплошная ересь и разврат. –

      - Да я ведь, в церковь хожу по воскресеньям.- В очередной раз всхлипкнула Зойка в отчаяние. - Всю службу честно отстаиваю. И свечки ставлю. И за здравие, и за упокой. –
Однако, седобородый остановил ее, коротким жестом руки:
      - Помолчи и послушай. Говорю тебе это прямо и откровенно, потому как, хочу спасти душу твою от страданий. Где она поселится, душа твоя, впоследствии,  это вопрос второй. Но вот, каково ей сейчас. Это главное. А сейчас, как я понимаю, ей не сладко, ой, как не


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама