Жуткие забавы Салтычихи (страница 1)
Тип: Проза
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: История и политика
Автор: Трэвелер
Баллы: 43
Читатели: 5762
Внесено на сайт: 05:20 14.05.2014
Действия:

Предисловие:
Автор предупреждает, что в статье приведены страшные факты, найденные им в исторических документах.

Жуткие забавы Салтычихи

В Книге Рекордов Геннесс есть страничка с "подвигами" особо выдающихся злодеек планеты. Лидерство у венгерской графини Елизаветы Бароти, убившей в окрестностях своего замка в Чейте 650 молодых крестьянок. В январе 1611-го суд приговорил кровавую графиню к смерти, которую потом заменили на пожизненное заточение в одной из комнат ее замка. Через три с половиной года осужденная скончалась.
Дарья Николаевна, известная в народе под именем Салтычиха, в книгу рекордов не попала хотя могла претендовать на "почетное" второе место. Думаю, история "величия и падения" этой богатой московской помещицы заслуживает внимания как одна из тяжелых страниц прошлого - история каждому воздает по его делам.

Вспомним пышное и веселое правление императрицы Елизаветы: расцвет культуры, золотой век русского дворянства. Неслыханные доселе привелегии! И, одновременно, вопиющие злоупотребления властью, порой с садистким уклоном.
Слово "Салтычиха" стало в  русском языке нарицательным, каких только сплетен не ходило о ней в народе! Она, мол, не только собственноручно мучила крепостных, но даже людоедством занималась: поедала на обед отрезанные и обжаренные груди бедных крестьянок. Вряд-ли можно относиться к таким страшилкам серъезно, но дыма без огня все-равно не бывает. В исторической экциклопедии советского времени о Дарье Николавевне написано коротко: замучила сто душ крепостных до смерти. От чего, собственно, и угодила в энциклопедию. Однако присмотримся к нашей героине внимательно.

Родословная у Дарьи Николаевны выдалась прекрасная, особенно по линии отца. Разглядывая генеологическое древо Салтыковой увидишь такие звонкие фамилии как Строгановы, Толстые, Татищевы, Шаховские, Волынские, Мусины-Пушкины (перечень не полон). Родилась Дарья Николаевна в марте 1730 года, в семье московского дворянина Николая Артомоновича Иванова и его жены Анны Ивановны. Как и полагается, замуж была выдана за человека своего сословия, ротмистра лейб-гвардии конного полка Глеба Алексеевича Салтыкова, от которого унаследовала известную сегодня многим фамилию. Во время совместного проживания с мужем в издевательствах над людьми не замечена. Наоборот, занималась благородным делом - растила сыновей Федора и Николая. Правда, этим благородные дела Салтыковой исчерпываются.

Овдовев в 1756 году и совершив поездку на богомолье в Киев, Дарья Николаевна сделалась полной распорядительницей своих родовых имений. Зимой жила вместе с детьми в Москве, на Кузнецкой улице (на Сретенке), а лето проводила в селении Троицком, Подольского уезда Московской губернии. Именно там у 25-летней барыни появились опасные наклонности, сделавшие ее впоследствии знаменитой на всю Россию.

Молодая помещица была не слишком изобретательна в методах расправы над провинившимися, коими чаще всего оказывались дворовые девки. Поводы для наказания тоже самые простые: неумелое мытье полов и стирка ее платьев. Наметив жертву, жестокая барыня уводила ее в отдельную комнату, подальше от глаз, и собственноручно била: скалкой, плетью, валком или поленьями. Даже утюгом прикладывалась. Иногда подпаливала своей жертве волосы или терзала ее раскаленными припекательными щипцами. Могла плеснуть в лицо кипятком и бить головой о стену. Насытившись, барыня отдавала провинившуюся дворовым гайдукам и конюхам, которые забивали жертву до смерти. А что делать, если сама хозяйка следит за исполнением?

Изредка жертвами становились не только дворовые девки, но и мужики, приставленные за ними приглядывать. Крестьянин Андреев, например, был наказан по причине "несмотрения за девками и бабами в мытье полов". Сперва он всю ночь простоял на морозе, а потом был приглашен барыней в палаты, где она хлестала его палкой, лила на голову кипяток и брала за нос раскаленными щипцами. Во время последней процедуры мужик скончался и был сожжен в очаге, дабы никто не увидел следов пыток (Прим. автора: Все описанные в данной статье случаи взяты из материалов следствия по делу Салтыковой)

Несмотря на свое именитое происхождение, Дарья Николаевна была женщиной малограмотной. По некоторым источникам, она не умела читать и писать. Возможно, поэтому она и в роли палача действовала просто, без хитростей. Если сравнивать ее с графиней Елизаветой Бароти, упомянутой в начале статьи, то различие налицо. Венгерская графиня была более изобретательна. Кстати, сохранился портрет этой маньячки, где изображена утонченная молодая женщина с лицом, не лишенным интеллекта. Убийства были для нее болезненной страстью и, говорят, она страдала от своей наклонности. Салтычиха, напротив, гордилась пороком. Живописных портретов ее не сохранилось. По рассказам современников, это была здоровенная баба, склонная к полноте, заурядной внешности. Плюс, очень самоуверенная. Дворовые девки боялись ее как огня.

- Бейте до смерти! - кричала она конюхам, хлеставшим по приказу барыни очередную жертву - Я одна хозяйка в своих вотчинах, никого не боюсь и сама за все в ответе! Никто мне не указчик!
И конюхи старались на совесть: забивали девок до смерти, как приказано.
- Господи, как такое возможно? - спросите вы с удивлением - Неужели бедняжки не ходили жаловаться?
В том то и дело, что ходили неоднократно! Но такие походы оканчивались побоями сильнее прежних, а жестокая барыня только уверялась в своей безнаказанности.
- Ничего то вы мне не сделаете! - говорила она конюху Савелию Мартынову, ходившему с жалобой в Сыскной приказ - Там (в Сыскном приказе - авт.) меня на вас, холопов, ни за что не променяют! Сколько бы не доносили!
Действительно, родственные связи Дарьи Николаевны плюс огромные взятки, которые она давала чиновникам, создавали миф о ее полной неуязвимости перед законом. Но однажды вышла осечка, имевшая для Салтычихи печальные последствия.

Летом 1762 года дворовому Савелию Мартынову и его товарищу, Ермолаю Ильину (у которого Салтычиха поочередно убила трех жен) удалось подать жалобу в канцелярию императрицы. Убежав в апреле из поместья своей хозяйки, они добрались пешком до Петербурга и пришли... в Зимний дворец. Описывая зверские поступки Салтычихи, они просили "защитить их от смертных мучительств, не отдавать их обратно в руки помещице, а обо всем исследовать и учинить над нею суд, как закон повелевает"

Императрица Екатерина Вторая, только-только взошедшая на престол, отнеслась к жалобщикам благосклонно и переслала бумаги в Московскую Юстиц-коллегию. Коллегия повела дознание, для чего были выделены два чиновника. Один вел опрос свидетелей в московском доме Салтыковой, другой поехал в село Троицкое. Оба расследователя нашли материал, компрометирующий жестокую помещицу, но этого оказалось мало для ее ареста. Вообще, дознание шло чрезвычайно медленно - тормозили родственные связи Дарьи Николаевны.

Только в июле 1763 года в правительственный Сенат было представлено заключение: "Сия вдова весьма подозрительна в убийствах"
Через некоторое время Сенат отправил в коллегию ответ: "Надлежит вытребовать у подозреваемой чистосердечное признание. Если такового не будет, приписать к ней на месяц искусного и честного священника, который должен склонить ее к раскаянию. Если такового все равно не последует, показать ей жестокость розыска над другими преступниками, что бы она видела, чего будет в случае ее упорства".
Теперь коллегии оставалось только представить дело императрице и ждать ее указаний.

Над имением Салтыковой был назначен опекун (некто Сабуров). Хотя Дарья Николаевна уже и сама прекратила бесчинства. С 1762 года, когда над головой помещицы сгустились тучи, она не обидела ни одной дворовой девки. Салтычиха жила в своем имении под надзором сыскных органов. Изредка ее вызывали для дачи показаний в коллегию, где она по-прежнему отрицала свою причастность к насилию. По ее словам, девки умирали от болезней или просто сбегали.

3 марта 1763 года священник Дмитрий Васильев, приставленный к Салтычихе для склонения ее к признанию,писал в коллегию, что что подозреваемая доводам его не внимает, поэтому должна подвергнуться пытке. Для начала, коллегия распорядилась свести ее в застенок, где она смотрела на "жестокость розыска" над другими преступниками. Но не призналась даже после этого.

В мае 1764 года в Юстиц-коллегию пришел очередной запрос из Сената: "Был ли произведен повальный обыск (расследование) по делу Салтыковой?" Императрица лично выражала недовольство затяжкой расследования. На этот раз тучи над головой Салтычихи сгустились основательно, все ее родственные связи оказались бессильны. Подозреваемая была взята под караул (арестована). Чиновники извлекли из архивов Сыскного приказа все жалобы с 1756 по 1762 годы (всего было найдена 21 жалоба) и начали их серьезную перепроверку. В результате энергичных действий выяснились факты взятничества чиновников Сыскного приказа - например, некий Молчанов получил однажды от Салтычихи 120 рублей и дорогие подарки. Но после этого эффективность розыска опять пошла на спад, и лишь в октябре 1768 года, рассмотрев представленные Юстиц-коллегией материалы, Сенат вынес окончательное решение: "Поскольку сей урод рода человеческого (Салтыкова) имеет душу богоотступную, то надлежит: во первых, лишить ее дворянского звания. А во вторых, вывести ее на площадь в Москве, приковать стоячую на эшафот, к столбу, прицепить на шею лист "мучительница, душегубица". Час ее так держать, а потом заковать в железо и отвезти в один из женских монастырей, в Белом либо Земляном городе, и держать там ее до самой смерти, без света. Пищу давать со свечою. Во время богослужения вводить в такое место, откуда можно слышать песнопения. Но в церковь преступницу не вводить... "

К слову, несколько раньше, в 1762 году, с Дарьей Николаевной приключилось другое несчастье (Не зря говорят, что беда одна не ходит). Дело в том, что став вдовой, Салтычиха тут же завела себе любовника, коим оказался некто Николай Тютчев, производивший межевания вдоль калужскй дороги, межевания, недалеко от ее имения. Шесть лет они прожили незаконно вместе, а в 1762 году разошлись: Тютчев составал себе молодую невесту, девицу Панютину. Оскорбленная Салтычиха задумала отомстить. По ее приказанию, один из конюхов купил где то пять фунтов пороха, добавил в него труту и сделал взрывоопасный состав. Салтычиха заставила конюха, используя этот состав, поджечь дом, в котором обитали молодожены. Но конюх отказался и был жестоко бит. Тогда разневанная барыня принялась наставлять крепостных мужиков, что бы они встретили молодоженов на дороге и забили их насмерть колами. Но один из мужиков проговорился, молодых предупредили и они поехали другой дорогой. После этого Дарья Николаевна одумалась и оставила своего прежнего любовника и его невесту в покое.

Вернемся, однако, в 1768 год. Императрица Екатерина, проводившая тогда судебные реформы, желала показать себя народной заступницей. По всей Москве были разосланы послания о публичной казни жестокой помещицы. 18 октября на Красной площади ,при огромном стечении народа, Салтычиха была поставлена на эшафот с надписью "душегубица" и после часового позорного стояния отправлена в Иоанновский монастырь, что на Кулишках - символично, что сам этот монастынрь был сделан в 16 веке в честь царя-изверга Иоанна Грозного. Вслед за Салтычихой на эшафот были подняты и другие, осужденные по ее делу. В их числе - священник Иван Петров, помогавший Дарье Николаевне "заметать следы" преступлений. Именно он присутствовал при погребениях искалеченных девок. Одна из таких девок, Анисья Григорьева, выкинула во время истязаний мертвого младенца. Другая, будучи убитой,была отправлена ночью на морозе на кладбище, а живой ребенок находился у нее при этом на груди, пока не замерз по дороге. При всех этих процессиях и погребениях присутствовал священник Иван Петров. На эшафот были так же подняты для публичной порки конюхи, издевавшиеся над девками по приказу своей барыни. Они были наказаны, потому что молчали. Не пострадали только те, кто писал жалобы в Сыскной приказ, но таких осталось еденицы, большинство замучено Салтычихой насмерть.

Одиннадцать лет содержалась Салтычиха в склепе под церковью Иоанновского монастыря, потом была переведена в монастырскую тюрьму. И даже, говорят, родила там ребенка от своего караульного. Скончалась Дарья Николаевна в монастырской тюрьме на 72-м году жизни. Она так и не поняла за что ее осудили и в каких грехах принуждали каяться


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Ляман Багирова      19:12 22.03.2018
Да, даже в то не слишком сентиментальное время ее зверства вызывали ужас. 
Страшно становится - люди, живые люди находились в руках таких душегубов и ничего с этим нельзя было поделать, потому как система... Крепостничество...
Ирина Каденская      13:50 14.03.2018
Да уж, с психикой у женщины там явно было не в порядке...
Анна Калашникова.      15:34 17.02.2018 (1)
2
Вот если бы вовремя ей хорошего психиатра и мужа по её летам, глядишь, и не сбрендила бы баба. Удивляюсь, почему так долго терпели, и никто не прибил барыню за душегубство? 
Ефим Мороз      11:10 02.03.2018
Боялись, однако.
Елена Русич      11:00 02.03.2018
В фильме для кровавой барыни нашли оправдание, мол сумасшедшая была от рождения. Но гадила она в здравом уме и целенаправлено, хотя изуверски. По делам и муки. Но в кино царская милость из того же ряда - страшная месть. Правда или нет, но ужасно. 
Olik Yolkina      13:21 22.02.2018
Это в связи с новым фильмом проснулся интерес?) Я тоже смотрю.) Но там , по сюжету (а правду мы скорее всего и не узнаем) одинокая больная женщина, которую уже один раз обобрали, а теперь хотят ещё и убить. Одна во всём мире. Больная. Всю жизнь в страхе. Вот крышу окончательно  и сорвало. Хотя живодёрства по отношению к крестьянам это не оправдывает. Они же не при чём. Даже спасали её и не раз.
Ирина Луцкая      16:22 20.02.2018
Простите за вопрос, кто такая Елизавета Бароти? Венгры почему-то называют её Батори, Bаthory. Не знают, наверное. 
Гэл      08:43 20.02.2018
Наверно, фильм "Кровавая барыня" смотрите?
Страшные времена и нравы.
Константин Стэнк      14:23 14.05.2014 (1)
Бедный автор, как же его обидели в школе, так ничему и не научив! Интересно, что талантливый писатель В. Пикуль, счел возможным посвятить описываемым событиям всего лишь несколько абзацев. Откуда же у автора такая страсть все смаковать в подробностях?
Ефим Мороз      07:06 20.02.2018
Должны знать, что бы не повторилось.
Ефим Мороз      07:05 20.02.2018
Спасибо великому реформатору всея Руси Петру первому, да возгориться во веки веков его душа в Аду.
Дамир Садыков      06:22 20.02.2018
Да, многие из них живут по своим зверским ветхозаветным традициям, как, например, холокост - кровавые жертвоприношения дьяволу животных и людей (Втор. 17:2-7): "Убей иноверца", (Втор. 20-16): "Не оставляй в живых ни одной души". С уважением.

(Втор.) - "Второзаконие", книжка "Ветхого завета-Торы".
Книга автора
Шурик с Яблочной улицы 
 Автор: Наталья Коршунова
Публикация
Издательство «Онтопринт»